УкрРус

Игра "Мы не воюем": чего украинцам ждать от Путина в ближайшее время

  • Президент России Владимир Путин
    Президент России Владимир Путин
    Обозреватель/ЕРА

Накануне президент РФ Владимир Путин дал интервью телеканалу "Россия-1". Программа была полностью посвящена Украине, а среди заявлений российского лидера – месседж о том, что Россия вряд ли будет воевать с Украиной (и это при том, что она уже принимает активное участие в войне на Донбассе), что новые встречи "нормандской четверки" не имеют смысла, разговоры о возвращении Крыма – чистой воды "реваншизм", а также о том, что украинское руководство должно "наладить отношения" с жителями "юго-востока", под которыми снова имелись в виду террористы.

Зачем понадобилось отдельное интервью по украинскому вопросу? Кому оно адресовано? Можно ли по сказанному сделать вывод о новых планах Кремля в отношении Украины? На эти вопросы "Обозревателя" ответили: российский драматург и публицист Владимир Голышев и депутат Верховной Рады Украины нескольких созывов, политический эксперт Тарас Чорновил.

ВЛАДИМИР ГОЛЫШЕВ, российский драматург и публицист

-Почему вообще возникла необходимость что-то объяснять рядовому российскому гражданину в отношении войны с Украиной?

-Путин никогда не обращается к гражданам России, потому что его не интересует мнение граждан России. Адресатом было мировое сообщество и, в первую очередь, та его часть, которая вводит по отношению к Российской Федерации санкции. Путин пытается сделать хорошую мину при очень плохой игре с намерением избежать усугубления санкций, которые для российской экономики и, соответственно, для российской политики становятся уже просто фатальными. Например, отключение российской банковской системы от SWIFT может оказаться фатальным.

К выступлению на телевидении Путина подвигнул весь пакет возможных санкций. Кроме того, он катастрофически боится того, что Украина получит современное оружие от США.

Путин хочет сыграть в игру "Мы не воюем". В какой-то степени эту игру склонна поддержать континентальная Европа, Германия и Франция. По крайней мере, Путин на это рассчитывает. Он рассчитывает на то, что в эту игру захотят играть все – он пытается показать, что Россия потихоньку откатывается от того кошмара, в котором все оказались, и всем будет хорошо, всем будет выгодно. Но Запад ждет от него главного – чтобы он вывел войска с территории Украины и прекратил боевые действия. Все очень просто – минский протокол должен соблюдаться полностью. Сегодня Путин перестал быть переговорщиком – отныне он объект ультиматумов. Страны Запада требуют от него исключительно четкого выполнения взятых на себя обязательств.

-Как раз вчера Путин сказал о том, что не видит смысла в еще одной встрече в "нормандском формате" для стабилизации ситуации в Украине, так как для этого, по его мнению, достаточно соблюдать минские соглашения.

-По большому счету, достаточно было первого Минска. Но в последний раз было необходимо пойти ему навстречу, еще раз продемонстрировать свое миролюбие. А США сочли необходимым дать континентальной Европе шанс поговорить с Путиным не на языке ультиматумов.

Есть довольно забавные линии кремлевских пропагандистов, которые звучат в последнее время. Первое – что Путин готов идти навстречу кому угодно, готов принимать любые решения, самые миролюбивые, если эти решения будут приниматься на переговорах на равных с Бараком Обамой. Путин готов пойти на любую уступку, если посадят как взрослого рядом с Бараком Обамой.

Вторая линия заключается в следующем: если к заявлениям Путина не отнесутся с пониманием, то он в ближайшие дни возьмет Харьков (такие заявления прозвучали накануне - ред.). Это логика шантажиста. Вся политика Путина в последнее время – это непрерывный шантаж и блеф. Но пока что все его попытки шантажа и блефа проваливаются, его перестают бояться.

Например, возьмем угрозу взятия Харькова. Если учесть, что он не смог взять Мариуполь в конце лета прошлого года. Ведь украинская армия была в тот момент слаба и поставлена в крайне сложное положение неожиданным вторжением регулярных частей Вооруженных сил РФ. А сейчас, несмотря на возросшую мощь противника, украинская армия оказалась способна удерживать, например, Дебальцевский выступ столько, сколько было необходимо. И покинула его организованно, избежав "котла", когда транспортный узел был уничтожен. При этом свои потери противник оценивает как катастрофические. А ведь Дебальцево в 20 раз меньше, чем Мариуполь, и в 60 раз меньше Харькова!

Но у страха глаза велики. Когда о такой опасности пишут украинские СМИ, людям может показаться, что да – существует угроза. Тем более что Путину удалось подсунуть в Харьков взрывающуюся машинку. Но по сути, это максимум, на что способен Путин – взорвать еще несколько машинок и убить еще несколько людей.

-Исходя из того, что было сказано Путиным в эфире, можно ли спрогнозировать его дальнейшие действия по отношению к Украине?

-Сейчас ведется война за умы украинцев. Сейчас поле боя находится вообще не там. Если они что-то захватывают, или берут кого-то в плен, или чем-то угрожают – это не имеет отношения ни к какой стратегии, ни к каким территориям – вообще ни к чему. Это имеет отношение только к умам украинцев. Насколько несерьезно вы относитесь к таким угрозам, настолько вы выиграли; насколько болезненной вы считаете потерю небольшого фрагмента линии фронта – настолько вы проиграли.

Какой может быть сухопутный коридор в Крым? Это же смехотворно! Когда говорят о том, что Путин хочет пробить сухопутный коридор в Крым, в этот момент мне хочется громко ржать! Потому что за завоеванный километр "лунного грунта" он платит тысячами людей. Что он получил до этого? Несколько квадратных километров руин – то, что раньше было донецким аэропортом. Сколько там убито людей, сколько сожжено бронетехники. Что он реально выиграл? Ничего. Он уничтожил аэропорт и уничтожил железнодорожный узел. Линия фронта передвинулась на несколько несчастных километров.

Но если все это людям закачать в голову как победу Путина, то все получилось. Он победил.

-С военной точки зрения Украина побеждает?

-Украина держит линию обороны. Линия фронта практически не менялась с конца лета - мы видим небольшие колебания линии фронта. Стратегические объекты, на которые рассчитывала Россия, приходилось просто уничтожать, оставляя "лунный грунт". Так что все завоевания России не представляют никакой ценности, кроме информационной.

Если в начале конфликта украинская армия сражалась в основном с местными сепаратистами, то сейчас к ним на помощь пришли регулярные части российской армии, элитный российский спецназ. Они имеют столько вооружений! Столько российских войск находится в зоне АТО! И в этих условиях Украина успешно обороняется. Поэтому говорить о том, что Украина проиграла, как по мне – абсурд. Нужно хорошенько подумать о том, кто и зачем это говорит.

ТАРАС ЧОРНОВИЛ, депутат Верховной Рады Украины нескольких созывов, политический эксперт

-Как вы думаете, почему возникла потребность в отдельном интервью российского лидера на тему Украины? Нуждается ли рядовой россиянин в дополнительных разъяснениях по этому вопросу?

-У Путина есть привычка немного покрасоваться перед прессой. Он регулярно делает такие выступления, заявления, еще что-то. Чем больший диктаторский режим он создает, тем большую открытость он пытается демонстрировать – хотя эта открытость в холуйской журналистской российской среде выглядит несколько карикатурно.

Он выработал некий формат, которому неплохо было бы научиться и нашим руководителям. Он дает серьезную фору нормальным, адекватным мировым политическим деятелям в плане коммуникации со своим народом. Конечно, это не должно быть так фальшиво, как у него – кто сказал, что коммуникацию нельзя вести искренне и честно? Мне кажется, такая коммуникация помогла бы нашим руководителям снять напряжение в обществе, которое появляется после возникновения той или иной проблемы.

Путин именно этим и занимался. Вопрос Украины раскручен в России просто до отупения, до последней истерики. И вдруг в России появилось понимание, что это начинает слишком дорого стоить, и нужно как-то выходить. А как выходить, когда раскрутка уже пошла? Как раскрутили, так и закрутят. Я видел не одну ситуацию, когда в России переигрывались определенные темы. В какой-то момент после победы Порошенко на президентских выборах у Путина появилась бредовая идея: поскольку Порошенко – человек из бизнеса, осторожный, имеет какое-то отношение к УПЦ МП – его можно будет "нейтрализовать" очень быстро и взять под свой контроль. И российская пресса моментально перестала нападать на Порошенко, стала применять примирительную риторику. Затем очередной социологический опрос в России показал, что отношение к Украине резко улучшилось. Но потом, когда Порошенко начал реальные наступательные действия, и стало понятно, что никакой дружбы и любви не будет, снова моментально изменилась тональность российской прессы и моментально российское общество начало ненавидеть Украину.

Это абсолютно типичная вещь для незрелых наций. К сожалению, граждане России – наследники не только Толстого или Достоевского. Я даже не уверен, что их можно назвать полноценными наследниками победителей фашизма, потому что сейчас они восстановили в России фашизм. Это некая политическая нация, которую Путин формирует в последние годы, и которая всеядна.

Если сегодня для Путина и его окружения стало слишком дорого продолжать экспансию в Украине, надо как-то объяснить, по крайней мере, ее прекращение. Понятно, что отступать они не будут. Понятно, что кровь они нам пить будут. Понятно, что будут какие-то акции, провокации, теракты и прочее. Но очевидно, что надо как-то выходить из прямой наступательной риторики. Сделано заявление, которое массово растиражируют: о том, что нельзя воевать, что мы должны переучивать украинцев и так далее. Потом будет куча отчетов о гигантских победах в борьбе за души украинцев на идеологическом фронте.

Это иррациональное общество, которое живет само в себе и очень напоминает общество Северной Кореи. Подобные скачки Путина в разные стороны будут моментально восприниматься этим обществом. Единственная проблема: когда сегодня Путин сказал, что мы не должны и не будем воевать с Украиной, не получится ли так, что через два месяца он передумает, скажет, что нам нужно воевать с Украиной – и снова все будет на ура.

Заявление Путина свидетельствует об одном: наступательные операции на сегодняшний день не являются основной стратегией России. Они используют тактику возврата старых позиций. Вся жесткая эскалация конфликта в последние дни касается только двух направлений – Мариупольского и Дебальцевского. На ближайшие пару месяцев новых наступательных операций и эскалации конфликта не предвидится. Судя по тому, что сегодня подается российской пропагандой, похоже на то, что нас ожидает если и не очень стойкое, но все же продолжительное перемирие - более глубокое, чем два предыдущих. Возможно, стрельба прекратится полностью или будет продолжаться только в районе Широкино. Возможно, этот хрупкий мир удастся закрепить.

Но во время перемирия надо готовиться, потому что имеем такого соседа, что следующее заявление на 180 градусов может прозвучать в любой момент. Всем, кому больше 18, рекомендую прочитать "Данко" Подеревянского – фактически это произведение о Путине, его заявлениях и реакции на них российских граждан.

Наши блоги