УкрРус

Чего ожидать от местоблюстителя УПЦ МП митр. Онуфрия?

Читати українською
  • Чего ожидать от местоблюстителя УПЦ МП митр. Онуфрия?
    Митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий (Березовский). Фото: Михаил Родионов / Православие.Ru

24 февраля в Киеве прошло заседание Священного Синода Украинской православной церкви Московского патриархата. Самым важным пунктом его повестки дня стал вопрос о состоянии здоровья ее предстоятеля – митрополита Владимира (Сабодана). Собравшиеся архиереи пришли к выводу, что здоровье это не позволяет выполнять Владыке Владимиру его обязанности – и избрали "местоблюстителя", которым стал митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий (Березовский).

Данный акт многие СМИ прокомментировали сенсационными заголовками образца "в УПЦ МП произошел переворот", "у украинской церкви новый глава" и т.д. На самом деле ситуация обстоит несколько по-другому. Простой пример – что делает любой человек, когда у него начинается какая-то болезнь, хотя бы ОРЗ с высокой температурой? Правильно – "идет на больничный". Ну а его работу в это время выполняет кто-то другой. Такой же порядок и во время ухода в отпуск.

Владыка Владимир, по большому счету, все это время был "своим среди чужих – чужим среди своих"

А что, если этот человек – не простой "работяга", а какой-то начальник? Да, в общем, закон в этом случае не предусматривает никакой дискриминации. Уходят болеть и отдыхать и топ-менеджеры, и директора, и губернаторы, и даже министры. И ничего – на время их отсутствия приказом вышестоящего начальства назначаются "исполняющие обязанности" – обычно из числа заместителей. Они, в общем, даже по названию как раз и призваны замещать своего шефа в случае надобности.

Митрополита не сместили, а разрешили спокойно поболеть

Так и с митрополитом Владимиром – его никто и никуда не смещал, он так и остается главой УПЦ МП. Просто в силу болезни признан временно не в состоянии исполнять свои архипастырские обязанности. А "местоблюститель" – это не некий "коварный узурпатор" (или, того хуже – лидер "церковной хунты"), а всего лишь тот самый "временно исполняющий обязанности". Либо до выздоровления Владыки Владимира, либо (не дай Бог, конечно) его кончины, когда церковный Собор будет избирать нового предстоятеля.

По большому счету, интрига с главой УПЦ состояла не в том, что ему назначили "заместителя", а в том, что это не произошло еще осенью 2011 года. Когда больной Владыка оказался несколько месяцев подряд прикованным не просто к больничной койке, а к койке в реанимации. Да и после "выздоровления" чаще передвигался на инвалидной коляске, больше напоминая пациента между первой и второй группой инвалидности, нежели полного сил и энергии лидера самой крупной конфессии Украины.

Собственно, по ее уставу архиереи старше 75 лет должны подавать "прошение об уходе на покой" (на пенсию, то есть), а митр. Владимиру уже 78. Впрочем, тот же устав делает исключение для предстоятеля – он избирается пожизненно, кроме, конечно, случая, когда сам просится в отставку или отрешается в порядке, так сказать, "импичмента".

Главу УПЦ МП заменяли на время болезни и раньше

Однако ни в 2011 году, ни позже, формального заместителя-местоблюстителя больному лидеру церкви не назначали. Что отнюдь не означает, что такого "зама" не было в реале. Им, по уставу, автоматически становился "старейший по хиротонии" (то есть, по дате рукоположения в сан) архиерей. А таковым доселе в УПЦ является митрополит Одесский Агафангел.

Однако обстановку в церковном управлении при таком раскладе назвать стабильной было сложно. Потому что реально в нем наблюдалось "двоевластие". Ведь формально митр. Владимир был "при делах", пусть и в реанимационной палате. И вполне мог отдавать любые распоряжения - через своего "келейника", друга и любимца, теперь уже митрополита (в 36 лет!) Переяслав-Хмельницкого, личного Секретаря (именно так, с большой буквы) Александра (Драбинко). Чем были не очень довольны более пожилые и заслуженные архиереи, члены Синода, подозревающие, что минимум часть этих распоряжений исходят не столько от митр. Владимира, а от самого митр. Александра.

С другой стороны, на заседании Синода, официального высшего органа УПЦ, председательствующий там митр. Агафангел мог принимать уже нужные ему решения, опираясь на поддержку большинства сторонников.

После пары лет интриг и "подковерных схваток", в результате которых "полетели головы" нескольких крупных церковных чиновников, а митр. Александр (Драбинко) лишился большинства занимаемых постов, противостояние несколько утихло. И вот теперь вдруг наступила неожиданная развязка.

Почему главу УПЦ МП "отправили на больничный"?

Любопытный момент – рапорт о невозможности выполнения предстоятельского служения митрополитом Владимиром (Сабоданом) подал на Синод как раз Владыка Александр. Неужели предал своего благодетеля и решил отодвинуть его от дел? Думается, нет – прежнее положение "секретаря с большой буквы", "серого кардинала", без наличия формально влиятельной должности могущего влиять на принятие важнейших решений, должно было устраивать его как нельзя лучше.

Но, по всей видимости, такое положение уже перестало устраивать членов Священного Синода. С другой стороны, "политическое долгожительство" больного предстоятеля, не в последнюю очередь, опиралось на личное благожелательное отношение к нему президента Януковича, который всегда подчеркивал, что является "духовным сыном" митр. Владимира. Получал от него благословение на начало предвыборной борьбы и вступление на президентский пост. А также всячески блокировал попытки патриарха Кирилла отправить того "на покой", поставив во главе УПЦ МП своего ставленника, более лояльно настроенного к Москве.

Ведь Владыка Владимир, по большому счету, все это время был "своим среди чужих – чужим среди своих", сторонником самостоятельности украинской церкви, вынужденным защищать ее связь с Московской патриархией, в силу ряда причин. Собственно, убеждения вышеупомянутого митр. Александра (Драбинко), откровенного демонстрирующего свои автокефальные симпатии – это, по сути, и есть позиция его наставника.

Но вот Виктор Федоровича со скандалом "ушли" – и препятствий "сверху" для назначения "местоблюстителя" из-за болезни уже не осталось. А, может, как знать, и сам митр. Владимир решил инициировать этот процесс, чтобы не стать его уже пассивным участником.

Тем более, при повторении ситуации зимы 2011-12 года неофициальным "местоблюстителем" вновь стал бы одесский митрополит Агафангел – фактический лидер "пророссийского" крыла в УПЦ. Что в ситуации обострившейся политической борьбы могло иметь самые разные радикальные последствия. Вплоть до "анафем" в адрес восставшего Майдана – и серьезных ответных мер, например, захвата активистами Киево-Печерской Лавры. Что, скорее всего, закончилось бы расколом церкви по региональному признаку.

Ввиду этого чего и появился рапорт Синоду Секретаря предстоятеля митр. Александра. Представил же этот документ собранию архиереев Управляющий Делами УПЦ митр. Бориспольский Антоний (Паканич). Избранный на должность незадолго до этого с подачи Владыки Владимира после того, как стало понятно – епископат не поддерживает "молодого да раннего" Владыку Александра, и, тем более, не видит его в качестве преемника на посту лидера церкви.

Митрополит Онуфрий стал "местоблюстителем" вместо митрополита Антония?

Не исключено, что первоначальная повестка дня Синода 24 февраля была гораздо шире, чем следует из Журналов (протоколов) его заседания. Так, в Живом Журнале одного из лидеров "политического православия", москвича Кирилла Фролова, органически "не переваривающего" как украинскую государственность, так и идею независимости Украинской церкви, появилась следующая экспрессивная запись.

"На Синод УПЦ ворвался Драбинко в сопровождении Порошенко и Деркача с требованиями утверждения местоблюстителем УПЦ митрополита Антония (Паканича), созыва Собора о статусе УПЦ, присяги хунте и т.д. РЕШЕНИЯ СИНОДА, ПРИНЯТЫЕ ПОД ДАВЛЕНИЕМ ХУНТЫ, НЕ МОГУТ БЫТЬ ПРИЗНАНЫ. ПРЕДВИДЯ ЭТО, ОБ ЭТОМ ВЧЕРА ПРЕДУПРЕЖДАЛ ПАТРИАРХ КИРИЛЛ"

Собственно, руководство УПЦ, как и полагается церкви, обязанной молиться о "властях и воинстве" своей страны, действительно засвидетельствовало лояльность наличной власти в Киеве, которую Фролов именует "хунтой". Но признавать богоустановленность светской власти – не означает слепо повиноваться ей во внутрицерковных вопросах – и об этом тоже прозрачно говорилось в обращениях Св. Синода. Тем более, что сейчас, действительно, не совсем понятно – кто является реальной властью в Киеве: то ли Рада, то ли "и.о." президента и министры, то ли Майдан в целом, то ли – Правый Сектор…

И уж, конечно, считать "волей власти" мнение отдельных, пусть и влиятельных политиков, пришедших на Синод, наверное, тоже будет некоторой натяжкой. Если этот эпизод, конечно, имел место в действительности – а не является плодом больного воображения г-на Фролова…

Так или иначе, но, похоже, первоначальный сценарий заседания Св. Синода дал сбой. Действительно, по логике управленческих структур, "местоблюстителем" вместо больного митр. Владимира должен был стать Управделами УПЦ Владыка Антоний (Паканич). Ведь его должность по аналогии с государством можно сравнить разве что с "премьер-министром".

Однако, согласно Уставу, выборы Местоблюстителя проводятся тайным голосованием. Да и вел Синод, как указывалось выше, старейший по хиротонии архиерей – из Одессы. В итоге "и.о." главы УПЦ МП и стал Черновицкий и Буковинский архипастырь Онуфрий (Березовский).

Что можно ожидать от нового лидера УПЦ МП?

В отношении этой фигуры наблюдатели строят самые разные выводы. Одни напоминают, что митр. Онуфрий окончил Московскую Духовную Академию, 18 лет был монахом Троице-Сергиевой Лавры под Москвой, потом – наместником Почаевской Лавры, в трудный период захвата (или возвращения – с точки зрения другой стороны) православных храмов униатами на Западной Украине. В январе 1992 году он отказался подписать обращение к патриарху Алексию II с призывом предоставить УПЦ автокефалию. А с 2009 года Владыка Онуфрий является членом Межсоборного присутствия РПЦ в целом, что дает ему возможность прямых контактов с Московской патриархией.

С другой стороны, нынешний глава УПЦ Киевского патриархата Филарет тоже был ректором Московской духовной академии, да и с греко-католиками в последние годы своего предстоятельства в киевской митрополии боролся не менее серьезно. Что отнюдь не помешало ему стать знаменем борьбы за украинскую церковную независимость. Так что, радикальные прогнозы относительно действий митр. Онуфрия в качестве фактического лидера УПЦ МП мало обоснованы – его действия будут определяться, прежде всего, исходя из анализа политической ситуации.

Церковная политика – тоже "искусство возможного"

Собственно говоря, политика этой самой крупной конфессии не так уж сильно зависит от личных симпатий того или иного предстоятеля – как это кажется на первый взгляд. Сторонники церковной независимости от Москвы, возможно, сейчас кусают себе локти – дескать, как плохо, что сорвалось избрание местоблюстителем митровполитов Александра (Драбинко) или Антония (Паканича). Последний, кстати, до 2000-го года сделал в Москве внушительную церковную карьеру – и доселе имеет отличные неформальные связи с тамошними "шишками", включая патриарха Кирилла.

Но ведь и сам митр. Владимир (Сабодан) относился к идее единой и независимой украинской Поместной церкви с большой симпатией! Но радикальных шагов в этом направлении не предпринимал – ввиду их полной бессмысленности. В двух словах – полную автокефалию никто никому просто так не дарует, тем более сразу. Москва, например, добивалась ее 150 лет, Болгария – 70. А Константинопольский патриарх, приглашенный Ющенко в 2008 году, прозрачно дал понять – он готов помочь уходу церковного Киева от Москвы, но только в качестве зависимой уже от Стамбула митрополии.

Митр. Онуфрий – будь он самым ярым сторонником подчинения Москве, упразднить независимость УПЦ МП он не сможет при самом большой желании

Второй момент – украинская автокефальная православная церковь (впрочем, как и УПЦ КП, другими каноническими церквами не признанная) категорически не желает объединяться с Киевским патриархатом, пока во главе него стоит Филарет. В итоге получившаяся бы гипотетическая "единая Поместная церковь" в лучшем случае представляла бы собой зависимую от Константинопольского патриархата митрополию. В худшем – считалась бы остальными Поместными церквами "раскольнической группировкой". От которой, в свою очередь, откололись бы в прямое подчинение Москве епархии и приходы Юго-Западных регионов.

Точно также и митр. Онуфрий – будь он самым ярым сторонником подчинения Москве, упразднить независимость УПЦ МП он не сможет при самом большом желании. Во-первых, ему не позволят сделать этого ни власти, ни значительная часть архиерев и паствы Западной и Центральной Украины. А, во-вторых, это все равно закончится, в лучшем случае, расколом – по тем же границам, что и в вышеуказанном случае.

Так что изменения в высшем руководстве Украинской православной церкви следует рассматривать, как просто рабочие моменты – не придавая им какого-то рокового значения в ту или иную сторону.

Наши блоги