УкрРус

Адвокат рассказал об опасных новшествах закона о спецконфискации

  • Закон о спецконфискации
    Закон о спецконфискации
    newsradio.com.ua

Верховная Рада Украины приняла законопроект №2541а "О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины относительно совершенствования института специальной конфискации с целью устранения коррупционных рисков при ее применении".

Адвокат Яков Гольдарб в блоге на "Лиге" проанализировал особо значимые и одновременно рисковые моменты закона.

Приводим мнение эксперта полностью:

"Законопроект №2540а вносит весомые изменения в Уголовный процессуальный кодекс в части определения понятия ареста имущества и порядка его наложения. Если действующая редакция УПК предусматривает возможность ареста имуществаподозреваемого и обвиняемого (и лиц, которые в силу закона несут за них ответственность) , то принятый закон этот список расширяет,указывая, что арестованным (а после и конфискованным) может быть и имущество, которым владеет, пользуется и распоряжается не только обвиняемый/подозреваемый, но и третьи лица .

Арест на имущество третьих лиц может быть наложен, если такие лица получили имущество бесплатно или по цене значительно ниже рыночной, либо знали, что цель передачи имущества — получение дохода от имущества, приобретенного в следствие совершения преступления, укрытие преступления либо избежание конфискации.

Представьте ситуацию : Вы покупаете дом или землю, указав в договоре купли-продажи цену меньшую, чем реальная (так покупатели и продавцы недвижимости делают очень часто с целью минимизации расходов на оформление сделки). И через время узнаете, что продавец подозревается либо обвиняется в коррупции, а Ваше имущество пока что арестовано. Что можно советовать?Приобретая недвижимость, проводить реальную оценку ее стоимости и в договорах указывать всю сумму денег, передаваемую продавцу. Кроме этого, в договоре должна содержаться декларация продавца о том, что продаваемое имущество не приобретено в следствие совершения преступления, его отчуждение не направлено на укрывательство преступления или во избежание конфискации .

Благо, что закон предусматривает обязанность суда отправлять копии судебных решений собственникам имущества, на которое наложен арест и гарантирует право их обжалование. Но не сложно представить ситуацию, при которой собственник "случайно" решение суда не получит и не будет подозревать, что его жилье или автомобиль — под арестом. То есть, информация об аресте актива для его собственника может стать неприятным сюрпризом.

Законопроект №3040 предусматривает создание Национального агентства по вопросам выявления, розыска и управлению активами.

Согласно принятого закона, Нац.агенство выполняет следующие функции:

- по обращению следователя, детектива, прокурора, суда осуществляет розыск, учет, оценку и управление активами, полученными, по мнению вышеуказанных процессуальных лиц, в следствие совершения преступлений;

- формирует и ведет Единый реестр активов, на которые наложен арест в рамках уголовного производства.

По моему мнению, функции по розыску активов мог бы выполнять толковый следователь, используя процессуальный инструментарий, предусмотренный УПК, а функции, связанные с хранением, управлением, оценкой и реализацией арестованных активов можно было возложить на Государственную исполнительную службу (возможно, создав в ее составе отдельное подразделение) .Декларируя сокращение государственного аппарата, мы создаем еще одну надстройку, функционал и полномочия которой вызывают ряд вопросов и возмущений еще до начала ее работы.

Закон №3040 предоставляет Нац.агенству право требовать и получать от органов власти и местного самоуправления информацию, "необходимую для выполнения обязанностей". Отсутствие конкретного перечня информации и документов, оснований для их истребования, может создавать почву для злоупотреблений и практически позволяет Нац.агенству получать информацию о любых лицах и активах, в том числе и не являющихся участниками конкретных производств и, соответственно, не подлежащих аресту и/или реализации.

Право осуществлять оценку активов агентству не предоставлено, но зато предусмотрено его право заключать договоры о привлечении субъектов оценочной деятельности. Возникают вопросы об объективности проведения оценки, потому что конкретных правил оценки арестованных активов закон не содержит, а лишь уполномочивает КМУ их принять. Кроме того, закон не содержит норм об ответственности оценщиков, чиновников Нац.агенства за искажение результатов оценки, махинации с торгами и прочие возможные корыстные злоупотребления.

Кроме этого, Нац.агенство будет субъектом права на подачу исков о признании недействительными сделок. Здесь законодатель ставит точку и нам лишь остается догадываться, что имеются в виду сделки об отчуждении "коррупционером" своих активов. В этом случае законодатели также не указали конкретные критерии сделок, законность которых может быть оспорена Нац.агенством в судебном порядке, что дает основания утверждать, что риск признания недействительным существует относительно любого договора об отчуждении актива. То есть, купив, например, загородный дом, никто не гарантирует Вам того, что через определенное время Вы не получите судебную повестку по иску агентства о признании договора купли-продажи недействительным.

Нац.агенство будет управлять арестованными в рамках уголовных производств активами на основании определения суда, если стоимость активов превышает 200 МЗП (сейчас это около 275 000 гривен). Кроме этого, активы могут передаваться Нац.агенству на хранение.

Нельзя не отметить и позитивную норму: если по решению суда накладывается арест на денежные средства или банковские металлы, они передаются в управление Нац.агенству, которое, в свою очередь, размещает их на банковский депозит в государственном банке , и если арест отменяется либо выносится оправдательный приговор, то и сами средства, и проценты по депозиту — возвращаются собственнику. Но важно, чтобы не возникли проблемы с возвратом арестованного актива в полном объеме (а не в пределах суммы вклада, гарантированной ФГВФЛ, например).

Наиболее рисковая норма заключается в праве агентства реализовывать арестованные активы без воли их собственника до вынесения обвинительного приговора суда. Если в последствие решение об аресте будет отменено или суд вынесет оправдательный приговор, то деньги, вырученные от реализации актива, будут возвращены собственнику. Но получит ли собственник проданного дома реальную его стоимость? Может иметь место ситуация, при которой актив реально стоящий 10 миллионов, будет будет оценен в 3 миллиона, а продан за два, так большая цена не была предложена? В таком случае, собственник актива получит не всю его стоимость, а лишь то, что получено от реализации актива. Не считаю такой подход к вопросу конфискации и реализации конфискованного имущества цивилизованным, ведь попирается принцип презумпции невиновности. Получается, что лицо, чья вина еще не установлена обвинительным приговором суда, уже может быть лишено своего имущества.

Не справедливей ли просто обеспечить сохранность имущества, невозможность его утраты или отчуждения, доказать вину подозреваемого/обвиняемого, добиться обвинительного приговора суда, дождаться вступления его в законную силу и уже после этого реализовывать его имущество с целью возмещения вреда, причиненного уголовным правонарушением?

Вывод: принятый пакет законов — сырой и рисковый, причем и для собственников, которые могут потерять активы вследствие злоупотреблениями нормами закона, так и для государства, рискующего, что от его граждан польется поток жалоб в ЕСПЧ о нарушении Украины норм Конвенции о защите прав и основоположных свобод, касающихся защиты права собственности", - считает Гольдарб.

Как сообщал "Обозреватель", законопроект "О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины относительно совершенствования института специальной конфискации с целью устранения коррупционных рисков при ее применении" был поддержан 272 нардепами 10 ноября.

Наши блоги