УкрРус

Шендерович об убийстве Немцова: он перешел дорогу путинской элите

  • Виктор Шендерович и Борис Немцов на митинге памяти Анны Политковской
    Виктор Шендерович и Борис Немцов на митинге памяти Анны Политковской
    Сноб

Известный писатель и публицист Виктор Шендерович рассказал о личностных качествах погибшего друга Бориса Немцова, назвал "претендентов на авторство" убийства политика, а также поделился размышлениями о будущем путинской России.

Соответствующее интервью с Шендеровичем опубликовано на сайте "Нового региона". Ниже приводим текст полностью.

О Борисе

Борис был честным человеком. Может быть, это звучит наивно, но это правда. Столько лет будучи губернатором, он не украл ни копейки, хотя прекрасно понимал все коррупционные схемы – ведь он сам их разоблачал. Но поразительно, что коррупция вызывала у Бориса искреннее возмущение – не наигранное, на публику, а самое настоящее, подлинное, не показное.

Его даже трудно называть по отчеству – просто Боря. Совершенно замечательный, легкий человек, что важно – умевший признавать ошибки и извиняться. Это совершенно уникально, особенно для политика. У Бориса была пара политических ошибок, которые он очень тяжело переживал, например, свою раннюю поддержку Путина в первые месяцы. Боря был единственным, кто публично сказал: "Я был неправ". Кто еще из политиков набрался бы смелости сказать также?

Повторю: он был честным человеком, и в политику, а затем в оппозицию его привело ни самолюбие, ни желание власти, ни расчет, а человеческое, живое чувство справедливости, убеждение, что добро должно побеждать. Он так и был убежден: "Не может быть, чтобы мы не победили – ведь мы же правы". И он был движим этим чувством правоты.

Он был нормальным – вот такое странное слово. Наш брат-оппозиционер бывает разным. Есть люди, которых ведет разум. Бориса вело чувство. Он был очень эмоциональным, и при этом очень умным – это очень редкое сочетание. Он был отличником, блестящим человеком – словом, настоящей элитой, настоящим шансом России. Такие люди, как Немцов, могли быть политическим будущим России. Ельцин присматривался к нему, как к преемнику, но после Чеченской кампании он уже не мог думать ни о каких демократах, и стал абсолютным заложником силовиков.

Немцов прекрасно понимал, что не он окажется у власти первым, когда сменится режим. Он ни на что не претендовал, и был одним из немногих, кто не боролся с соратниками, видя в них конкурентов. Он понимал, что в будущем повороте не окажется главным, но, тем не менее, он всеми силами занимался приближением этого будущего.

Он знал, что его будут винтить, ломать руки, запирать на пятнадцать суток – а это, между прочим, важная проверка для человека. Он был готов к ней.

О России после убийства

Сейчас открыт необъявленный террор. С начала прошлого года, то есть уже год Россия, которая раньше ползла вниз, сорвалась в штопор. Теперь мы наблюдаем уже не оползень, а ее падение в пропасть. Как мне сказал буквально позавчера один мой приятель, прекрасный литературовед, живущий сейчас в Калифорнии, песчинка в оползне не чувствует оползня. Внешне кажется, что ничего не меняется: те, кто был рядом, остается рядом, и меняется лишь общее положение в пространстве. Но мы не видим этого пространства, и только в такие дни, как этот, мы смотрим на нашу эпоху словно из будущего, из какого-то грядущего учебника истории.

Об убийстве

Кто убил? Как говорил великий польский сатирик Станислав Ежи Лец, тяжелей всего найти правду в те времена, когда все может быть правдой. Количество людей в "элите", которым серьезно перешел дорогу Борис, очень велико. Напоминаю: Немцов подготовил материалы для будущего суда. Когда в России придет то время, когда их можно будет судить, следователю не придется ничего доказывать – достаточно будет просто взять доклады Бориса Немцова по Сочи, по "Газпрому", по "Роснефти", по Путину.

Среди претендентов на авторство сегодняшнего убийства – конечно, широко понимаемые "патриоты", учитывая его позицию по Украине. Это могло быть как ближайшее окружение Путина, так и поднятое им с самого дна опасное агрессивное воинствующее дерьмо, которое он сделал в последний год политической элитой. Не думаю, чтобы это был Путин в буквальном смысле – он человек мстительный, но все-таки осторожный, его мщение обычно несколько тоньше простроено.

Новая "элита" – уже совсем новая, та, что появилась в последний год, на фоне старого воровского кооператива "Озеро" выглядит просто легитимизацией убийц. В последний год уже существовали списки на физическое воздействие и уничтожение несогласных. Это были не просто угрозы: мы привыкли к постоянным смскам, звонкам, хамству. Но в последний год появились реальные угрозы. И мы знаем, что наши "заказчики" контактируют с Кремлем, и из Кремля их одергивают, говорят, что не время. Может быть, сейчас они решили, что время уже пришло.

Может быть, это инициатива – там ведь продолжается "внутривидовая борьба". Сейчас, за несколько часов после убийства мы уже услышали все безобразные и вместе с тем привычные "версии" относительно "сакральной жертвы", которую "демократы принесли, чтобы оживить оппозицию перед маршем", но это уже за пределами комментариев. Не сомневаюсь, что в ближайшее время мы услышим большое количество "версий", связанных с деньгами, с женщинами – с чем угодно.

Не сомневаюсь, что Путин скажет что-то вроде того, что он сказал после смерти Политковской. Тогда он сказал, что "ее смерть нанесла нам больший ущерб, чем ее публикации". Не сомневаюсь, что сейчас развернут большое "расследование", попытаются притянуть что-нибудь, касающееся финансов. Все это ерунда, конечно.

То, что это сделано на Васильевском спуске – это письмо нам всем. Это объявление о том, что они – полные хозяева в стране. Там ведь все находится под видеокамерами, это же, по сути, уже вход в Кремль. Это – указание на то, что они совершенно ничего не боятся, зная, что их никто не будет искать, потому что за "поиски" возьмутся те же самые убийцы.

Наши блоги