УкрРус

Россия — это перевернутый мир: как житель Владивостока воевал за Украину

  • Россия — это перевернутый мир: как житель Владивостока воевал за Украину

Олег Жданов — россиянин, воевавший на Донбассе за Украину в составе одного из добровольческих формирований. Большую часть жизни он занимался декоративно-прикладным искусством, через которое ушел в язычество.

В родном Владивостоке помогал единомышленникам, на которых завели уголовные дела по так называемой "русской статье" — 282 УК РФ. На прошедших местных выборах помогал вести кампанию штабу национал-радикальной "Свободы".

В интервью "Обозревателю" Олег Жданов рассказал о протестном движении в России и Украине, политической эмиграции и войне против путинского режима.

Как вы попали в АТО?

— Смотрите, тут история такая: сначала я ехал в Украину как политэмигрант. После этого я помогал в одном из центров подготовки волонтеров, потом уже поехал на Донбасс. Волонтер — это мой официальный статус в зоне АТО, но понятно, что я там занимался немного другими вещами.

Причем, я попал в самый последний период добровольческого движения, после нас двери уже закрылись и там остались воевать только регулярные военные формирования. Какие-то добровольческие батальоны легализовали, какие-то разогнали.

Когда мы туда приехали, нас оформляли официально: сдаешь паспорт, заполняешь анкету, оставляешь позывной — иначе тебе никакого оружия не дадут. Служил я в селе Пески под Донецком, в составе группы добровольцев при батальоне "Карпатська сич".

Я попал туда как раз в период позиционных боев, на нас постоянно наступали маленькие группы, а наша задача была их подавлять и уничтожать из какого угодно оружия. Обстрелы там были круглосуточные.

Официально мы ехали помогать копать окопы, а неофициально постоянно приходилось отстреливаться. У нас были автоматы, пулеметы, гранатометы — такое, среднее оружие, кроме тяжелого.

Я изначально был сторонником того, чтобы Украина вела интегральную войну. А у нас так воюет только Россия — сначала идеологически обработала население юго-востока Украины, собственное население, а потом уже пошла наступать. Украине здесь стоило, конечно, работать с местным населением врага, то есть России. И в этом могла очень сильно помочь российская эмиграция.

А вы сами почему решили переехать?

— Причина проста. Все началось пару лет назад. Вы вообще из Украины или из России?

Из России.

— Ну вот, то есть имеете представление, как там любят преследовать думающих людей. Если вкратце, то из декоративно-прикладного искусства я пришел к этнической культуре. А вся этническая культура оказалась по своей природе языческой.

Здесь я встретился с таким явлением, что у нас в стране все язычники — фашисты. В кавычках. Я так подозреваю, что это просто заказ РПЦ по борьбе с конкурентами, они их все сектами называют. Я увидел, что язычники это люди, как правило, с развитым критическим мышлением.

Объединим это в одну группу: язычники и атеисты. На таких людей, как правило, заводится 282 статья (УК РФ: возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства; более известна как "русская статья"). Я тогда, еще пару лет назад, сказал — давайте придумаем что-нибудь с 282 статьей.

С тех пор я начал заниматься общественной деятельностью, помогать людям, на которых заводились уголовные дела. Здесь меня, в первую очередь, интересовала эдакая несправедливость, когда государство выступает в роли карателя.

Российская пропаганда "карателями" называет как раз таки Украину...

— Россия — это перевернутый мир. То, что тут белое — там черное, то что тут черное — там белое. Когда начались события в Украине, у нас появился еще один хлопец, на которого завели уголовное дело. Я успел предупредить всех ребят, что если мы будем действовать так и дальше, уже нас будут преследовать.

На одного нашего позднее действительно завели дело, этот хлопец сейчас в "Азове". Тогда я понял, что вот так откровенно нельзя уже помогать людям с уголовными делами по 282 статье, что я уже на очереди. Сложилась ситуация, когда на руках только одна козырная карта и вы можете использовать ее только на одно дело: либо устроить политическую акцию — и за этом вас преследуют, либо помогаете человеку исчезнуть из России — и тогда к вам все равно приходят и спрашивают имеете ли вы к этому какое-то отношение, после чего вы можете сотрудничать со следствием или становитесь его фигурантом.

Оставаться там уже не было смысла. Какой смысл сидеть в России и ждать, когда к тебе придут с допросом, если можно взять и уехать?

В первые пару недель в Украине мы попытались получить статус политического эмигранта, однако с этим здесь дела обстоят ужасно. Выходишь на улицу — тебя все люди поддерживают, очень круто выходит.

Но приходишь в миграционную службу и понимаешь, что люди, которые там сидят, занимают откровенно пророссийскую позицию. Формально, она дает статус беженца, но в двух случаях: тебя должны либо убить на территории России, либо посадить. Третьего не дано. Это такая миграционная политика государства.

Для них политэмигрантов не существует. С самого начала для меня это была политическая эмиграция. Хотя те хлопцы, которые имели военное образование, как Илья Богданов (старший лейтенант погранвойск ФСБ РФ, воевавший на Донбассе за Киев, "киборг"; в марте этого года Петр Порошенко подписал указ о предоставлении ему украинского гражданства), они мимоходом, без всякой политики, поехали в зону АТО.

Часть политической эмиграции сначала занялась волонтерской деятельностью — это то, что проходил я. Третья стадия - поехал в АТО. Тем более, что за полгода успел получить хорошую подготовку. Это было под Киевом. В тот период, когда создавались добровольческие батальоны — осень, зима. Ну и месяцев через пять я поехал в АТО.

Как обстояли дела с финансированием добровольцев? Вам платили деньги за участие в боевых действиях?

— За это время я не получил ни копейки, еще и своих доложил. Но с едой у нас все было замечательно. Обычно с материальной частью тоже помогали — форма и все остальное на мне сейчас волонтерское, что-то друзья помогли приобрести.

С боекомплектом в общем тоже не было проблем конкретно у нашей группы. Как-то подъехал грузовичок и мы его разгружали. Это все были патроны, гранаты… Единственное, автоматы и пулеметы дают под запись.

Среди добровольцев много было иностранцев?

— Вот смотрите, сейчас, как сказал один из военных чиновников, на стороне Украины воюют около тысячи иноземцев. Я подозреваю, что мы просто не про всех знаем. По моим подсчетам, несколько сотен человек только из России воевало либо воюет.

В России, вообще, очень популярно противопоставление российских "добровольцев" на стороне так называемых республик иностранцам, воюющим на стороне Киева. Насколько это оправдано?

— Это примерно как повернуться на 180 градусов. Очень большая разница — ты воюешь на территории Украины против Украины или за Украину. Если ты воюешь против Украины, ты воюешь, по сути, за путинский режим. А если ты воюешь за Украину, ты автоматически борешься против путинского режима.

Другой вопрос, надо признать, что население России действительно оказалось обмануто. Но тут логично, что тебя обманывают, а ты не обманывайся. Почему меня не удалось обмануть? Почему моих единомышленников не удалось обмануть? Вариант только один — в России патологическое количество безразличных людей.

Конечно, я сочувствую, оказаться под такой пропагандой. Но действительно, мы должны признать, что если бы не было пропаганды, то не было бы такого количества добровольцев, которые поехали воевать против Украины за какие-то мифологические республики. Пропаганда России — в чистом виде обман. Это примерно как в уголовном мире называется - подвести базу. Вот они подвели базу.

То есть вы на Донбассе воевали скорее не за Украину, а против Путина?

— А это два в одном. Вот смотрите, мы были в России. И всех, кто попытался что-то сделать, его либо посадили, либо убили. Соответственно, мы сделали такое тактическое отступление, постарались решить эту проблему уже со стороны Украины. Наши результаты оказались в сто раз более мощными. Но тут мы столкнулись с совершенно для нас непонятным поведением украинского государства.

Ситуация парадоксальная, примерно как удар в спину. Мы приехали бороться с путинским режимом со стороны Украины, но при этом есть такое решение украинского суда, как выдворение двух россиян, воевавших на украинской стороне, в Россию.

Миграционная служба оказалась такой же, как во времена Януковича. Причем самое интересное, что темнокожим дают статус политбеженца, арабам дают, даже сомалийскому пирату однажды дали, это реальный факт! Только не россиянам и не беларусам. Если мы видим как государство относится к своему народу, я имею ввиду произошедшее с добровольческими батальонами, отсюда станет понятно и поведение украинского государства уже в целом.

По большому счету, есть постсоветское пространство со своей проблематикой. Что Россия, что Казахстан, что Беларусь. Тематика одна и та же: так и не поборота коррупция, общественный менталитет и все остальное.

У украинского государства нет цели победить в войну, у него нет цели легализовать иноземцев в АТО или политэмиграцию. У таких структур цели, вообще, достаточно аморфные. Эти структуры больны и частично паразитически. А какая там может быть цель? Сделать так, чтобы у них было меньше хлопот и проблем.

А цели тех, кто у власти — удержаться у власти. Какая у них может быть цель? Представляете, в стране своих майдановцев пруд пруди, а тут еще приезжают из других стран сознательные активные люди. Естественно, им бы от своих избавиться как-то, а еще и иноземцы поползли.

Сейчас в среде пророссийских активистов, в том числе поддерживающих так называемые республики, обсуждается и другой вопрос: равнозначно ли воевать против Путина в АТО и на стороне, скажем, сирийских повстанцев?

— Украина уже стала скучна и неинтересна. По большому счету, нынешняя администрация перестала угрожать путинской России. Путин увидел, что украинское государство прекрасно борется со своим народом, оно по-прежнему зарабатывает деньги. Ну и, естественно, дружеская помощь со стороны Запада — введение санкций и падение цен на нефть.

К ситуации в Украине все адаптировались и перестали замечать. Если она уже не отвлекает на себя внимание, тогда нужно придумать что-то новенькое. Новенькое — это Сирия. У Путина такая патологическая любовь к диктаторским режимам.

Раньше была любовь с Януковичем, теперь с Асадом. Хотя, если спросить русского, украинца и белоруса о том, что происходит в Сирии, никто не ответит, потому что это никому не интересно. Внешне это похоже точно на такую же карательную операцию, которая была организована в Украине.

Вообще, логика войны очень простая. Гуманизму там не место, чем жестче ты ведешь войну, тем больше гибнет противника. Чем больше гибнет противника, тем быстрее заканчивается война. Чем быстрее заканчивается война, тем меньше гибнет людей. Украинское государство пошло по совершенно другому сценарию… Это как мне пишут из России с вопросами убивал ли я людей. А вы как думаете?

Возможно.

— Во-первых, могли убить меня и никто об этом почему-то не спросил. Во-вторых, а что мне с ними нужно было делать? Украинское государство пошло по самому худшему сценарию, оно сказало — ой, там гибнут люди. Там еще Европа пришла и надавила — нам не нужна война, это негуманно. И все это превратилось в долгоиграющую пластинку. Теперь эта зараза растянулась на года, это будет как арабо-израильский конфликт.

Наши блоги