УкрРус

Комментарий: Кавказские порядки могут распространиться на всю Россию

  • Комментарий: Кавказские порядки могут распространиться на всю Россию

Порядки в Чечне и других кавказских республиках грозят расползтись по всей России. Всевластие элиты про стопроцентно контролируемом населении – это соблазнительно для любого лидера. Александр Плющев специально для DW.

Разговоры о том, действуют ли на территории Чеченской республики российские законы, и, соответственно, является ли Чечня де-факто частью Российской Федерации, как-то поутихли. Ну и действительно, что обсуждать, когда все и так очевидно. Фактическое узаконивание многоженства, фактическое оправдание подозреваемых в убийстве Немцова, теперь вот фактическое оправдание погромщиков, напавших на офис "Комитета против пыток". Все это не вызвало со стороны федеральных властей и политиков ни конкретного противодействия, ни даже осуждения на словах.

Не то страх, не то смятение

Более того, слегка помявшись, они говорят, а что, дескать, такого? Или вообще ничего не говорят. Или, еще хуже, как Павел Астахов начинают нести какую-то уж совершенную околесицу про сморщенных женщин, за которую потом приходится извиняться. За всем этим - не то страх, не то смятение. И то и другое - вполне понятно. Очевидно, что ясной официальной начальственной отмашки, которая поясняла бы как правильно реагировать на происходящее в Чечне - нет. А тут еще и из одного популярного Instagram-аккаунта нет-нет да и доносятся вполне читаемые угрозы определенным людям или даже целым организациям.

Но проблема не только в том, что никто не хочет не то что ссориться, а даже просто отсвечивать перед популярным фотоблогером. А в том, что вот это отношение к праву и законности постепенно распространяется на всю Россию. Система, в которой один регион живет по своим правилам, не слишком устойчива. Это вам не Китай-Гонконг, где официально декларированы “Одна страна - две системы”. У нас же формально все едино, вот и придется рано или поздно причесывать, если не Чечню или даже лучше сказать Кавказ под остальную Россию, то наоборот.

"Антимайдан" - это только начало

И тут уже впору обсудить, не становится ли Россия частью Кавказа. Вы скажете, в Москве или, например, Самаре не громят правозащитные организации? Подождите, "Антимайдан" - это те же “стихийно собравшиеся жители, возмущенные... (далее подставить какой-нибудь повод)”. Дайте срок, они еще себя покажут.

Все знают, что такое “официальные” правозащитники в Чечне - в дни скандальной свадьбы они особенно активно противостояли вовсе не нарушениям прав несовершеннолетней, а журналистке Елене Милашиной, раскопавшей всю эту историю.

Так в Москве уже практически такие же. “В сложившейся ситуации (я имею ввиду информационные и прочие войны) Россия вынуждена защищаться и защищать свои национальные интересы, как любая нормальная страна. Нельзя позволять, чтобы какие-то варяги-политтехнологи спонсировали нам перевороты”, - говорит глава президентского Совета по правам человека Элла Памфилова в ответ на вопрос, с чем связан очередной законотворческий накат на НКО. Та самая Элла Памфилова, которую еще недавно чуть ли не совестью нации считали.

Путин пока отстает от Кадырова

Очевидные нестыковки происходящего с действующим законодательством все чаще объясняются традициями и укладом, апелляции к крепнущим на глазах духовным ценностям и морали становятся все более привычными. Религия стоит на страже интересов власти, духовенство приобретает все большее влияние в государстве и работает в тесной связке с высшим чиновничеством.

Развивается культ личности, поначалу больше как шутки для плебса, мерчендайз для ура-патриотичной толпы, постепенно превращаясь в полноценную государственную программу. В этом Путин пока несколько отстает от Кадырова, но тренд - тот же.

Право на насилие вплоть до физической ликвидации выдается не только законным органам, но и правящей элите. Но если на Кавказе давно никого не удивляют даже такие громкие преступления, как убийство Эстемировой, и все более или менее представляют, кто за ними стоит, то для остальной России, для Москвы, потрясенной убийством Немцова - это пока новый опыт.

Соблазн распространить кавказские правила жизни для остальной России велик. Даже не столько у центральной власти, сколько у руководителей регионов. Они видят денежный дождь, проливающийся на Чечню, и практически стопроцентно управляемое население, плотно посаженное на бюджетную иглу, не имеющее никаких перспектив вне сфер, контролируемых властными структурами.

Конкуренция за право на насилие

Но есть надежда, что развилка еще не пройдена. В том числе и потому, что, как уже говорилось, нет четкой сформулированной позиции по публичной поддержке российской элитой действий элиты чеченской. Еще одно свидетельство тому - освещение федеральными телеканалами еще одного инцидента из серии “насилие от имени элиты” - погрома офиса "Комитета против пыток".

Многие шумные чеченские истории были практически проигнорированы федеральным телевидением, хотя та самая свадьба, например, просилась если не в передачу “Давай поженимся”, то в “Пусть говорят” точно. Здесь же сюжет попал в новости, причем, без характерных для Гостелевидения искажений и в совершенно другой тональности, нежели на грозненском телевидении.

Другой пример - расследование убийства Бориса Немцова, которое, как кажется со стороны, идет вопреки чудовищному противодействию, во всяком случае - со стороны чеченских властей. Это проявление конкуренции за право на насилие, которым, очевидно, монопольно хотели бы обладать федеральные силовики. Людей этих трудно назвать оплотом законности и справедливости, оттого вдвойне грустно осознавать, что они становятся едва ли не последним оплотом, активно противостоящим "кадыровизации" России.

Александр Плющев, журналист, интернет-эксперт, популярный блогер, постоянный ведущий радиостанции "Эхо Москвы"

Наши блоги