УкрРус

Комментарий: Москва в роли младшего брата Пекина

В нынешнем противостоянии с Западом Россия сделала ставку на сотрудничество с Китаем. В специальном комментарии для DW журналист Константин Эггерт размышляет о том, не был ли этот расчет ошибочным. Несколько лет назад один мой знакомый, военный корреспондент российского издания, отправился в составе пресс-группы Минобороны на Дальний Восток - наблюдать за российско-китайскими военно-морскими учениями. По возвращении он не мог скрыть своего недоумения и обиды."Наши офицеры пригласили китайских коллег на свой корабль. Сначала они устроили гостям подробную экскурсию, и лишь после этого пригласили на званый обед в кают-компанию, - рассказывал мой приятель. На следующий день китайские моряки принимали россиян. И сразу повели их обедать. Когда россияне спросили: "А фрегат-то ваш можно посмотреть?", им ответили с издевательской усмешкой: "Это произойдет тогда, когда Пекин и Москва станут по-настоящему стратегическими партнерами". Если судить по российским государственным СМИ, это время пришло. О стратегическом партнерстве с Китаем не говорят разве что в спортивных выпусках новостей. Подчеркивание дружбы с Пекином призвано убедить российское общество, что на кризис в отношениях с Европейским Союзом и США можно не обращать внимания, потому что у Москвы есть другие, настоящие "друзья". "Сила Сибири" как ответ Западу В отчаянной попытке быстро противопоставить хоть что-то Западу, российское руководство пошло на беспрецедентные шаги. Тянувшиеся десять лет переговоры о поставках газа в Китай были волевым решением Кремля завершены в мае. Россия обязалась в течение тридцати лет снабжать газом КНР. Детали сделки, включая цену поставок, до сих пор в полной мере не ясны. Понятно только, что эта цена заметно ниже той, по которой Россия сегодня продает газ странам Центральной и Западной Европы. Затем "Газпром" объявил о строительстве газопровода "Сила Сибири", которое якобы обещали профинансировать китайцы. Однако несколько недель назад Москву ждало первое большое разочарование. Пекин отказался авансировать обещанные 30-35 миллиардов долларов. "Газпром" сделал хорошую мину при плохой игре. Он сообщил, что отсутствие китайского аванса будет компенсировано твердой ценой и отсутствием скидок - и тут же был вынужден отправиться в Минфин просить деньги на строительство из средств Фонда национального благосостояния. G20: американо-китайский саммит Следующее разочарование не заставило себя ждать. На встрече G20 в Брисбене главной звездой саммита стал китайский лидер Си Цзиньпин. Он провел не одну встречу с Бараком Обамой, подписал соглашение о существенном облегчении визового режима с США, подробно обсудил с американским президентом тему глобального изменения климата, заключил с хозяевами встречи - австралийцами - большой договор о свободной торговле. И никаких очевидных усилий помочь России выйти из изоляции, никаких, даже символических жестов солидарности с Москвой. Выстраивание равноправных отношений с глобальным Западом, прежде всего с Америкой, для пекинского руководства - приоритет номер один. Статистика против иллюзий Сегодня Китай откровенно использует тяжелое положение России. Политбюро ЦК КПК воспринимает ее как младшего партнера. Статистика здесь, к сожалению для Москвы, оказывается в пользу китайцев. В 2013 году ВВП КНР превысил 9,2 триллиона долларов по сравнению с российскими 2,1 триллиона. Армия КНР - более двух миллионов, не считая резервистов. С ними будет сильно за три. Российские вооруженные силы составляют (даже если считать внутренние войска) немногоим более одного миллиона. Валютные запасы Китая - самые большие в мире. В 2013 году они превысили 3,8 триллиона долларов. Численность населения трех беднейших китайских провинций, граничащих с Сибирью и Дальним Востоком, уже сегодня больше всего населения Российской Федерации. Единственное, в чем Китай по-настоящему уступает России, так это в числе межконтинентальных баллистических ракет. Однако этот фактор сегодня не единственный и далеко не главный в определении глобального влияния государств. Интересно, что в последние 15-20 лет российские военные и политики регулярно объясняли, что считают НАТО угрозой, потому что судят альянс не по публичным декларациям, а по военному потенциалу. Я ничего подобного ни разу не слышал от них о китайской угрозе, хотя потенциал КНР как минимум сравним с силами Североатлантического альянса. Стремление любой ценой создать антизападный дипломатический фронт давно стало для официальной Москвы задачей номер один. Ради этого, с точки зрения российского военно-политического руководства, можно закрыть глаза на многие неудобные факты. Как насчет концессий? В заключение - еще одна поучительная история. Другой мой знакомый, связанный с компанией "Российские железные дороги", рассказал, что на недавних переговорах с Китаем о возможном строительстве высокоскоростных железных дорог представители Пекина заявили: "Мы готовы провести магистрали быстро и качественно. Однако, помимо денег, хотели бы получить в концессию на 49 лет часть земель вдоль железнодорожного полотна". Россияне были в шоке. Но это с непривычки. Очень скоро Пекин в полной мере продемонстрирует Москве, какой именно смысл он вкладывает в понятие "стратегическое партнерство". Константин Эггерт - российский журналист, обозреватель радиостанции "Коммерсант FM"

Наши блоги