УкрРус

Людмила Богатенкова: Мое преследование - акт устрашения за списки солдат

  • Людмила Богатенкова: Мое преследование - акт устрашения за списки солдат

В интервью DW правозащитница Людмила Богатенкова, расследующая факты гибели российских военнослужащих на Украине, рассказала об уголовном преследовании, которому она подвергается.

В среду, 15 апреля, в Буденновском городском суде начинается рассмотрение уголовного дела по обвинению в мошенничестве в отношении 74-летней Людмилы Богатенковой, председателя Комитета солдатских матерей "Матери Прикумья" (Буденновск, Ставропольский край). Свое уголовное преследование правозащитница называет "актом устрашения" за то, что в октябре 2014 года она предала огласке информацию о российских солдатах, погибших и раненых, предположительно, в боях на востоке Украины.

В интервью DW Людмила Богатенкова рассказала о последствиях уголовного дела для нее самой и ее правозащитной деятельности, о поддержке со стороны военных, а также о том, как появились у нее списки солдат.

DW: На каком этапе сейчас находится рассмотрение вашего дела?

Людмила Богатенкова: В середине октября 2014 года, оперативники пришли ко мне с обысками и сообщили, что некий гражданин обвиняет меня в том, что в мае 2012 года он передал мне 800 тысяч рублей за услугу, а я, якобы, скрылась с этими деньгами. Меня задержали и поместили в следственный изолятор.

Через три дня меня отпустили под подписку о невыезде. Еще через месяц прокуратура Ставропольского края заявила, что данных о моем преступлении не получено. Однако позже было заведено второе уголовное дело - тоже по мошенничеству. В феврале этого года следствие предъявило мне окончательное обвинение, и в начале апреля дело было передано в Буденновский городской суд.

- Как сказалось это расследование на вас и на вашей деятельности?

- В СИЗО мое здоровье было сильно подорвано. Я гипертоник и диабетик, мне необходимо соответствующее питание. Несколько раз ко мне в СИЗО вызывали "скорую". Сейчас я живу на таблетках и уколах. Но больше всего меня угнетает не это, а вся та несусветная ложь, свалившаяся на меня в последние месяцы. Наш Комитет тоже донимали проверками и обысками, но ничего не нашли.

- Вы считаете, что возбуждение уголовного дела против вас связано именно с обнародованием списков?

- Я в этом уверена. Судите сами: гражданин, у которого я в 2012 году, якобы, выманила деньги и скрылась, почему-то молчал об этом до октября 2014 года, то есть, ровно до того момента, когда я передала списки в СПЧ (Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. - Ред). Мне также рассказывали, что оперативники просили разных людей написать на меня какой-нибудь "криминал". Давление было и раньше, но оно резко усилилось после этого скандала. Ведь президент Путин сказал, что российские солдаты на Украине не воевали, а заблудились, а тут я с этими списками.

- Как списки попали к вам?

- 25 августа 2014 года в Комитет зашел солдат-контрактник и передал мне конверт с листками, на которых были написаны имена и данные 9 погибших и 11 раненых, предположительно на Украине, солдат и дано описание обстоятельств каждого эпизода. Списки, судя по всему, были составлены солдатами 18-й мотострелковой бригады, дислоцированной в Чеченской республике. Я сразу передала копии списков заместителю военного прокурора Южного военного округа с просьбой сообщить, достоверна ли эта информация или же речь идет о провокации.

Через некоторое время мне стало известно, что личный состав некоторых войсковых частей, расположенных в Чечне, понес потери вне территории своей дислокации, а в военный госпиталь Ростова-на-Дону доставлены убитые и раненые.

Ответ из прокуратуры пришел только спустя два месяца. В нем сообщалось, что военнослужащие погибли при исполнении служебных обязанностей. По поводу раненых ответа нет до сих пор. Я передала списки в СПЧ для проверки их достоверности, а через две недели меня задержали и поместили в СИЗО.

- Получали ли вы дополнительную информацию об участии российских военнослужащих в боевых действиях на Украине?

- Уже после моего ареста в Комитет стали тайком обращаться люди с рассказами о том, что происходило на Украине с ними или их знакомыми, а также передавали новые списки убитых и раненых.

- Как, по вашим данным, российские солдаты попадают на Украину?

- В основном, обманом или принуждением, добровольцев среди них мало. Обычно это происходит так: солдат поднимают ночью, перевозят, якобы, на полигон в Ростовскую область, затем перебрасывают на территорию Украины. Случается, что заставляют с помощью угроз. Так было, например, в 205-й мотострелковой бригаде в Буденновске, командир которой перед строем начал оскорблять и угрожать тюрьмой тем солдатам, которые отказались ехать на "ростовский полигон". Многие после этого вернулись в строй.

- Чувствуете ли вы поддержку со стороны военных?

- Да, с самого начала этой истории я ощущала огромную поддержку со всех сторон, в том числе и со стороны военных. За меня вступились правозащитники, журналисты, простые люди, солдаты и офицеры. Точно могу сказать, что из СИЗО меня выпустили так быстро только благодаря шумной общественной кампании, я очень благодарна за это всем, кто меня поддерживает. Я уже 20 лет защищаю права солдат, и люди по всей стране знают меня. Многие говорили мне: чем больше вас поливают грязью, тем больше мы вам верим.

- Что дальше? Как вы считаете, чем закончится уголовное дело против вас?

- На первом заседании 15 апреля мы с адвокатом решили внести несколько ходатайств, в частности о том, чтобы потерпевший по делу принудительно был приведен в суд, так как он скрывается, и все дела за него ведет его жена. Я считаю, что перспектив у этого дела немного, но никто ничего не знает до конца. Кто-то могущественный хочет расправиться со мной и нашим комитетом. Надеюсь, что общественная поддержка не даст этого сделать.

Наши блоги