УкрРус

После Дебальцево. Как отреагирует Запад, и что может измениться на Донбассе

  • Украинские военные покидают Дебальцево. 18 февраля 2015 года
    Украинские военные покидают Дебальцево. 18 февраля 2015 года
    Обозреватель/ЕРА

Сразу же после объявления перемирия на Донбассе боевики и Россия нарушили минские договоренности. В частности, продолжились атаки на Дебальцево, в результате силы АТО оставили этот город.

Что дальше, может ли Украина победить в войне, необходимо ли вводить военное положение, и какие действия в отношении РФ и Владимира Путина способен предпринять Запад? Об этом "Обозреватель" спросил политического обозревателя Олега Пономаря, политолога Виктора Небоженко и полковника запаса, участника первого миротворческого батальона Украины в Сараево Михаила Савченко.

ОЛЕГ ПОНОМАРЬ, политический обозреватель

-Минские договоренности нарушены, из Дебальцево вывели наши войска. Что дальше?

-Путина заманили в Минск, заставили согласиться на мирные договоренности, а теперь наглядно демонстрирует всему миру, что он их не выполняет. Мы могли выйти из Дебальцево и два дня назад, но нужно было, чтобы весь мир увидел: Путин просто штурмует Дебальцево после всех своих обещаний. Это явное, демонстративное нарушение.

Я думаю, что теперь должны быть приняты какие-то решения, предприняты какие-то действия со стороны и Украины, и Запада. Это вытекает из логики развития ситуации. Могут быть поставки оружия, может быть новая волна санкций, может быть введение военного положения, отключение Донбасса от света, газа и всего… Это может произойти в ближайшие пару дней. Но что-то обязательно должно быть, ведь иначе все это не имеет смысла.

-Нет четкого доказательства того, что действует Путин. Есть "ополченцы"…

-Путина пригласили в Минск, при нем подписали соглашение. Это значит, что Россия уже не посредник, а сторона конфликта. Отсюда и заявления министра иностранных дел Литвы, представителя Госдепа США, посла США в Украине – в них звучит обращение непосредственно к России. После Минска они стали называть Россию стороной конфликта, независимо от того, что Путин это отрицает. Это уже никого не интересует.

Если Россию называют стороной конфликта, значит, должны последовать какие-то шаги, какие-то действия. Канада ввела санкции, но я ожидаю чего-то более серьезного – от ЕС, от Штатов. Не зря сегодня вышел пресс-релиз, посвященный беседе Порошенко с Байденом – в пресс-релизе сказано, что они говорили об оружии, только об оружии. То есть, нас готовят к такому решению.

-То есть, решение может быть только военным?

-Решение будет комплексным. Если нам дадут оружие – побольше и получше, - то это не значит, что прекращается дипломатическая деятельность. Будут и санкции, и оружие, и продолжение дипломатии. Еще будет не один Минск – три, четыре и пять. История еще не закончена.

-Неужели кто-то захочет сесть с Путиным за стол переговоров?

-Если помните, в Хорватии мирное соглашение подписывали пятнадцать раз, в Грузии – семь раз.

-Сегодня состоится заседание СНБО Украины (комментарий брался до заседания Совбеза, который решил призвать ввести миротворцев ООН на Донбасс - ред.). Что сегодня решает эта структура?

-Пока это элемент давления – демонстрация Путину, что мы готовы к решительным шагам. Мы запустили информповод о том, то не исключено введение военного положения. Возможно, это будет как-то сдерживать Путина – или нет. Сегодня у нас роль миротворцев. На всех международных конференциях Порошенко не перестает говорить: "Мирный план". Запад это раскручивает для своих избирателей – Украина за мир, Россия – за войну. Когда мы введем военное положение, это еще больше развяжет Путину руки.

Поэтому мы и тянем с таким решением – это нам не на руку. Это последний аргумент.

Кроме того, такие решения координируются с союзниками. Введение военного положения должно быть одновременно с поставками оружия. Потому они и созваниваются, согласовывают.

ВИКТОР НЕБОЖЕНКО, политолог

-Что значит плановый отвод украинских войск из Дебальцево?

-Это значит, что резко поменялись отношения Кремля с Украиной. До сих пор Путин, как правило, наносил удар по Украине, а потом заставлял Порошенко подписывать минские соглашения. Сейчас все наоборот. Он согласовал минские соглашения с Меркель и Олландом, но после этого нанес страшный удар.

Гарантом выполнения минских соглашений была канцлер Германии Меркель – согласитесь, это невероятно важная гарантия. В мире бизнеса гарантия Меркель стоит около 100 миллиардов долларов, но оказалось, что в мире войны она ничего не стоит для Путина.

В этой ситуации, чтобы сохранить хоть какие-то остатки человеческих ресурсов, было принято решение об отводе войск. Но надо понимать: дело не в обычной военной операции, а в том, что военная операция возникла после того как был заключен мирный договор с участием самой Германии. Все это очень скандально. Украина, как всегда, потеряет солдат, власть будет прикрывать это новой мобилизацией. Но главное не в этом. Главное в том, что Путин обещал это не делать Меркель и Олланду, но он это и сделал – пострадали не немецкие, не французские солдаты, а украинцы. В сложившейся ситуации Европа показала свою неспособность влиять на Путина.

Происходит что-то грандиозное в Европе. Европа оказалась импотентом, над которым надругался сексуальный маньяк Путин.

-Что дальше? Европа будет довольствоваться такой ролью?

-Дальше будет вступление в войну Соединенных Штатов и мощное наступление украинских войск с помощью американского оружия. Теперь Европа не играет никакой роли. Будет сражение американского оружия и российских иллюзий.

-Вы считаете, что последняя черта пройдена?

-Да, к сожалению, пройдена. Потому что такого никогда не было – чтобы после минских соглашений одна из сторон уничтожает солдат другой стороны.

-Сегодня Президент Порошенко отправился в зону АТО, на вечер анонсировано заседание СНБО.

-Это действие, которое должно сгладить горечь украинского народа от нарушения Путиным договоренностей и неспособности украинских генералов предвидеть развитие событий.

-Из того, что вы сказали, следует, что установление мира сегодня невозможно?

-Нет. Америка приняла решение оказать Украине массированную военно-политическую помощь, независимо от хитрости наших политиков. Они не собираются считаться ни с Порошенко, ни с Яценюком, ни с Турчиновым. Они собираются считаться с интересами Украины. Это совершенно новая ситуация.

Поскольку оказалось, что Европа ничего сделать не может, слово за США. Даже, может быть, вопреки политике миролюбивого Обамы.

-С помощью Штатов мы можем прекратить войну?

-Войну – нет. Но при помощи массированной поддержки Украины мы можем сдержать и отбросить российские войска вглубь сепаратистской территории. Не больше.

-О закрытии границы речь не идет?

-Конечно, нет.

МИХАИЛ САВЧЕНКО, полковник запаса, участник первого миротворческого батальона Украины в Сараево

-Украиной признан факт срыва перемирия на Донбассе. Какую тактику должно избрать политическое и военное руководство страны в этой ситуации?

-Вообще, уже давно должно быть введено военное положение – как только все это началось, 10-11 месяцев назад. Другого пути просто не существует.

Введение в силу закона о военном положении даст возможность осуществлять необходимые меры на каждой территории. Это также узаконит мобилизацию, поскольку сегодня многие говорят, что она незаконна. Нам объявляют, что в ближайшее время будет демобилизация. Но извините – люди, которые имеют опыт боевых действий, сейчас очень нужны. Наоборот, нужно увеличивать их количество, чтобы добиться превосходства над силами сепаратистов в 3-4 раза. Потому что успех любого наступательного мероприятия, прежде всего, заключается в количественном преимуществе, а также в преимуществе в вооружениях. Грубо говоря, чем больше оружия, тем меньше крови проливается.

-И все-таки военное положение – не панацея в нашей ситуации?

-Здесь нельзя сказать, панацея это или не панацея. Просто каждый гражданин Украины должен понимать, что в стране идет война. Почему одни отдыхают, танцуют, а другие в это время не вылезают из окопов? Если кто-то не может участвовать физически, пусть участвует финансово. Например, люди призывного возраста, которые не хотят воевать по каким-то причинам, должны заплатить компенсацию или работать в тех же госпиталях, на складах. Работы хватает.

-Насколько оружие из США поможет нам в этом противостоянии? Можно ли сказать, что предоставление нам американского летального оружия – залог нашей победы?

-Нет, это не залог нашей победы. Мы можем победить и без этого оружия, но вопрос в том, какой ценой. И второе – если у нас появится высокоточное оружие, но мы не будем предпринимать никаких радикальных шагов, в том числе не закроем границу, Россия начнет поставлять боевикам аналогичное оружие. Как правило, такие зоны конфликта используют как полигон для испытаний опытных образцов.

-Следует ли сегодня украинской армии переходить в наступление?

-Если учитывать политическую подоплеку этого дела, то Президент Порошенко все это время давал понять Западу, что он пытался сделать все, чтобы разрешить ситуацию мирным путем. Но в ситуации, когда на некоторых участках боевики пошли в атаку, должен быть адекватный ответ. Если мы отвоюем часть своей территории, я думаю, нас поймут.

-Есть ли у нас возможности воевать собственными силами?

-Ну конечно есть! Но у нас собираются демобилизовать опытных воинов, которые воевали год. Это совсем неразумно. Увольнять опытных и призывать неопытных – зачем?

Наши блоги