УкрРус

Турция после теракта: демократия под угрозой

  • Турция после теракта: демократия под угрозой

Теракт в Анкаре вызвал шок у всех жителей Турции. В преддверии досрочных выборов в парламент весь демократический базис существования страны оказался на грани коллапса.

За терактом в Анкаре стоит "Исламское государство". По крайней мере так говорит премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу. Но, похоже, он все же не до конца в этом уверен. Может быть, он этого вовсе и не хочет. В любом случае в его списке подозреваемых в совершении теракта также числятся Рабочая партия Курдистана (РПК) и леворадикальная террористическая группировка "Революционная народная освободительная партия-фронт" (DHKP-C).

С этим категорически не согласны в первую очередь сами курды - курдская оппозиция со своей стороны обвиняет в случившейся трагедии правительство. Тысячи людей вышли в субботу, 10 октября, на улицы, протестуя против президента Реджепа Тайипа Эрдогана. А лидер прокурдской Партии демократии народов (ПДН) Селахаттин Демирташ открыто задает вопрос, как такой теракт вообще мог произойти средь бела дня в столице, где "правительство, как правило, знает о каждом шорохе".

Глубокие разногласия в обществе

В интервью DW эксперт по Турции Кристоф Нойман (Christoph Neumann) отмечает, насколько сильный раскол произошел в стране. "С одной стороны, у нас есть нынешние властные структуры во главе с бывшим премьер-министром, а ныне президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом", - разъясняет эксперт. Им противостоят проигравшие остатки старого истеблишмента, а именно - военные и кемалисты. К этому приплюсовывается еще и раскол между турецкими и курдскими националистами.

Именно этот конфликт не удается разрешить вот уже с восьмидесятых годов. В Турции он унес жизни 40 тысяч человек. И если в последние годы именно благодаря усилиям Партии справедливости и развития (ПСР) и ее основателя Эрдогана казалось, что наступило некоторое перемирие, то с этого лета конфликт разгорелся с новой силой. С июля 2015 были убиты 140 турецких военных в ходе терактов, организованных РПК, и более 1700 курдских повстанцев в результате бомбардировок турецкой армии.

В субботу, 10 октября, конфликт достиг своей критической точки. В результате самого кровавого теракта в истории Турецкой республики погибли по меньшей мере 97 человек. Что особенно трагично: демонстранты, ставшие жертвами теракта, вышли на улицы, требуя больше демократических прав и прекращения насилия в стране. Похоже, что после атаки в воскресенье эти цели стали еще более иллюзорными.

Выборы спровоцировали эскалацию насилия

Чтобы понять причины роста насилия в стране, нужно вернуться во времени в июнь этого года, когда были обнародованы результаты парламентских выборов. Впервые с момента прихода к власти в 2002 году ПСР начала терять голоса избирателей. Партия не получила абсолютного большинства и упустила шанс внести поправки в конституцию, чтобы превратить страну в президентскую республику, о чем уже давно мечтает нынешний глава государства и все еще влиятельная фигура в ПСР Реджеп Тайип Эрдоган.

Обвинения оппозиции весьма серьезны: в качестве сильного лидера в непростые времена Эрдоган, мол, хочет сплотить народ вокруг себя. И ради этого президент, выросший в рабочем стамбульском районе Касымпаша, и привыкший сметать любые преграды на пути к цели, якобы готов пойти и на эскалацию насилия. По словам Кристофа Ноймана в нынешних волнениях нет ничего удивительного: "В случае, когда хочется изменить что-то очень быстро, дестабилизация является излюбленным приемом, поэтому волну беспорядков можно было предвидеть заранее".

Кто в действительности стоит за терактами, станет ясно в течение последующих недель. Однако факт остается фактом: до сих пор суть "тактики" Эрдогана не совсем ясна. Но, как показывают опросы общественного мнения, результаты выборов, будь они проведены сегодня, все еще не отличались бы от тех, что были получены летом нынешнего года.

Роль Германии

В конечном итоге конфликт ведет к тому, что другие серьезные внутриполитические проблемы Турции снимаются с актуальной повестки дня и их решение откладывается "до лучших времен". Турция приняла свыше двух миллионов сирийских беженцев - больше, чем любая другая страна мира. В одном только Стамбуле проживают около 330 тысяч сирийцев.

С одной стороны, беженцы из соседнего государства действительно находятся сейчас в безопасности, однако в отношении этих людей у государства нет никаких планов или конкретных программ интеграции в общество. Многие из них не живут в лагерях непосредственно у сирийско-турецкой границы, а сами организуют себе кров или останавливаются у родственников.

Большая часть беженцев воспринимает Турцию лишь как временную остановку на пути в Европу. Чтобы укрепить сотрудничество и выработать общий план действий, канцлер ФРГ Ангела Меркель (Angela Merkel) в будущие выходные отправляется с визитом в Турцию. Специалист по Турции Нойман полагает, что время визита - на фоне нестабильной ситуации в стране - выбрано неудачно. В то же время он считает, что шансы у Меркель все же есть: "На ее месте я бы сделал упор на историческую связь между нашими странами".

Также он рекомендует канцлеру в первую очередь обратить внимание на парламентские структуры. Потому как, по его мнению, когда речь заходит о базовом понимании демократических ценностей, становится ясно, что в Турции до сих пор еще не так все гладко: "Демократия в Турции всегда находилась под угрозой. За все время своего существования демократия была вынуждена бороться за свое существование в условиях крайне слабого правового государства". И именно Германия может способствовать тому, что ситуация изменится, убежден Нойман.

Наши блоги