УкрРус

Новая стратегия "Газпрома": политика или коммерция?

  • Новая стратегия "Газпрома": политика или коммерция?

Российский газовый концерн объявил о переориентации с европейского на евразийский рынок. Эксперты по-разному оценивают причины смены курса. Разбирался в них и корреспондент DW.

"Газпром" сдает позиции в Европе. Причем, по собственной инициативе. Еще в конце прошлого года Москва отказалась от проекта "Южного потока", по которому российский газ должен был поступать в Болгарию и далее в другие страны ЕС.

Затем была аннулирована многомиллиардная сделка по обмену активами с немецким концерном Wintershall. В начале апреля стало известно, что "Газпром" решил продать свою долю в капитале немецкой газораспределительной компании Verbundnetz Gas (VNG), торгующей топливом не только в Германии, но и в Австрии, Италии, Чехии, Словакии и Польше. Продажа будет оформлена уже в ближайшие дни.

По сообщениям немецкой печати, "Газпром" решил также перебазировать из Лондона и из Вены в Санкт-Петербург свои дочерние торговые предприятия - GMT и Gazprom-Neft. Не исключают предстоящего переезда в Россию и сотрудники GazpromGermania- немецкой "дочки" концерна.

Почему "Газпром" уходит из Европы?

Аналитики и руководители самого концерна отвечают на такой вопрос по-разному. Некоторые немецкие комментаторы считают мотивы "Газпрома" сугубо политическими. Кремль, мол, проводит курс на размежевание с Евросоюзом и старается избавиться от излишней зависимости от европейских покупателей российских энергоресурсов.

Есть также мнение, что государственный концерн "Газпром" банально опасается за свои активы и имущество в Европе после того, как арбитражный суд в Гааге признал правоту акционеров бывшего концерна ЮКОС, требующих от России компенсации в размере 50 миллиардов долларов.

Адвокаты акционеров уже составляют список объектов российской собственности в Европе и, в частности, в Германии, которые можно было бы арестовать и продать с молотка, если Россия не заплатит.

Москва в свою очередь винит во всем чиновников Европейского Союза, которые, по ее мнению, по политическим мотивам вытесняют российский концерн с европейского газового рынка.

Заговор европейцев?

Бывший председатель "Российского газового общества", первый заместитель комитета Государственной думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Валерий Язев говорит в этой связи о "двойных стандартах", "политическом соперничестве", "политической турбулентности", которая "инициируется сознательно".

Политика Еврокомиссии, сетует Язев, привела к тому, что не сбылись его прежние прогнозы, согласно которым спрос на газ, в том числе российский, и его потребление в Европе должны были неуклонно и стремительно расти. Российский газовый лоббист убежден в существовании некоего заговора ЕС против "Газпрома". "Геополитические соображения, - вторит ему главный советник руководителя аналитического центра при правительстве России Леонид Григорьев, - просто убивают обычную энергетическую рациональность".

Чиновники ЕС и в самом деле критически относятся к этому концерну, но не потому, что он российский. Вопреки бытующим в Москве представлениям, Еврокомиссия отстаивает интересы отнюдь не крупного капитала, а конечных потребителей, и в этих целях заводит дела против концернов - будь то местных или из третьих стран, пытающихся занять монопольное положение на европейском рынке. Самый свежий пример - действия Еврокомиссии против американской корпорации Google.

Динамика газового рынка

Зарубежные профессионалы газовой сферы, менее политизированные, в отличие от российских, обращают внимание на объективные тенденции мировых энергетических рынков.

Так, генеральный секретарь Форума стран - экспортеров газа Сейед Мохаммад Хоссейн Адели хоть и не отрицает геополитических интересов, но указывает на наличие еще как минимум трех факторов, определяющих динамику рынка.

Первый - революция сланцевого газа в США, которые уже к концу десятилетия могут, по его прогнозу, стать одним из ведущих экспортеров газа. Второй фактор, говорит Адели, - "стремительный рост торговли СПГ (сжиженный природный газ. - Ред.), что сделало газ более доступным и внесло гибкость на газовый рынок". Третий момент - снижение цен на нефть. Европейские эксперты указывают еще на бурное развитие в странах ЕС возобновляемых источников энергии, вытесняющих газ из некоторых секторов, а также заметное повышение энергоэффективности.

В результате, указывает президент Международной ассоциации экономики и энергетики (IAEE) Гюркан Кюмбароглы, "потребность Европы в газе уменьшилась на 120 миллиардов кубометров, то есть, примерно на четверть, по сравнению с пиком в 2010 году".

Приоритеты "Газпрома"

Ну, а что же сам "Газпром"? Выступая в начале этой недели в Берлине, председатель правления концерна Алексей Миллер объявил о смене "вектора движения" с европейского на евразийский.

При этом "Газпром", по его словам, руководствуется не политическими, а исключительно рыночными соображениями, понимая, что именно Евразия становится новым "газовым мегарынком", который, убежден Миллер, будет определять и мировые цены на газ.

Вовсе отказываться от европейского рынка "Газпром" не собирается. Но, учитывая реалии и риски этого рынка, заявил он, "Газпром" решил отказаться от прежней стратегии взаимопроникновения и взаимозависимости и "работать с Еврокомиссией по тем правилам, которые есть и будут на европейском рынке".

Но особенно перспективным этот рынок в Москве теперь не считают. Министр энергетики России Александр Новак указывает, что "при среднемировом росте потребления газа на 65 процентов по отношению к 2000 году Азия и Ближний Восток увеличили его потребление в 4-5 раз, а Европа сократила более чем на 10 процентов".

По прогнозу министра, в ближайшие 20 лет потребление газа в Восточной Азии будет увеличиваться в среднем на 3,8 процента в год, а в Европе - только на 0,8 процента. При этом доля Евразии в мировом потреблении энергоресурсов, подсчитал Новак, вырастет до 58 процентов, а доля Европы уменьшится с 15 до 10 процентов.

По оценке аналитика Оксфордского института энергетических исследований Симона Пирани, в новой стратегии "Газпрома" стало меньше политики и больше чисто экономических расчетов. Изменившаяся ситуация на мировых энергетических рынках, а также политический кризис в отношениях России со странами Запада, считает Пирани, "повлияли на "Газпром", которому теперь необходимо принимать эффективные коммерческие решения, которые ранее были не столь важны".

Наши блоги