УкрРус

Кто с кем: партии Эрдогана нужен партнер по коалиции

  • Кто с кем: партии Эрдогана нужен партнер по коалиции

Правительство Турции не удастся сформировать без создания коалиции. Единственная альтернатива ей - правительство меньшинства и досрочные выборы уже в этом году. DW с анализом ситуации.

Президент Турции Реджеп Тайип Ердоган и правящая консервативная Партия справедливости и развития (ПСР) не смогли добиться поставленной цели - обеспечить себя руководство страной на годы вперед. В ближайшие недели ПСР не обойтись без коалиционных переговоров. Правящая партия должна будет искать потенциального партнера по коалиции среди трех самостоятельных оппозиционных партий. Если партии не смогут договориться, то не останется другой альтернативы кроме создания правительства меньшинства, которое возглавит ПСР. Целью такого правительства станет проведение досрочных выборов уже ближайшей осенью.

Проигравший один

Бесспорно, главный проигравший на этих выборах ­- Партия справедливости и развития. Премьер-министру страны Ахмету Давутоглу, пришедшему на смену Эрдогану, и его партии ПСР придется смириться с тем, что длившаяся 13 лет эпоха, когда консерваторы имели абсолютное большинство, закончилась. Результат консерваторов - 40 процентов голосов - оказался на 9 процентных пунктов хуже того, которого они добились на предыдущих выборах в парламент 4 года назад.

По результатам нынешнего голосования партии Эрдогана достанется 258 мест в однопалатном парламенте Турции, в котором заседают 550 депутатов. Результаты выборов на некоторое время остановят процесс превращения турецкой политической системы в аналог российской, заметил в интервью DW немецкий политик турецкого происхождения Джем Оздемир (Cem Ozdemir), сопредседатель партии "Союз-90/"зеленые": "Турция далеко зашла в том, что касается плохого обращения с прессой, с гражданским обществом, с судами. Но сейчас турецкое гражданское общество и избиратели показали большой знак "стоп".

Теперь вместо превращения Турции в президентскую республику ПСР придется искать демократический консенсус для стабилизации внутриполитического положения в стране. Но для этого нужен коалиционный партнер, а желающих вступить в союз с партией Эрдогана нет.

С кем вступить в коалицию?

Первый возможный партнер ПСР - занявшая второе место на выборах Народно-республиканская партия, набравшая порядка 25 процентов голосов и получившая 132 депутатских мандата. Четыре года назад у этой оппозиционной партии, сторонники которой придерживаются левых взглядов и называют себя "социал-демократами", был тот же результат.

Теоретически возможна большая коалиция по немецкому образцу. Однако едва ли забыты обиды, нанесенные оппонентами друг другу во время жесткой предвыборной кампании. Так, Эрдоган издевательски назвал лидера народно-республиканской партии Кемаля Кылычдароглу "генеральным директором", отказав ему в способности управлять страной. Если союз между этими партиями будет заключен, то только с ущербом для обоих его участников.

Наиболее недвусмысленно возможность создания коалиции с партией Эрдогана исключил лидер турецких националистов Девлет Бахчели. Партия националистического движения была бы готова вступить в союз с нынешним премьером Ахметом Давутоглу, но при условии, что тот покинет лагерь сторонников Эрдогана, чей стиль правления Бахчели претит. Если же договориться об этом не удастся, то националисты готовы идти на досрочные выборы. Их уверенность в себе растет: с 2011 года показатели партии улучшились более чем на 3 процентных пункта, перевалив рубеж ва 16 процентов голосов (81 место в парламенте).

Партия не только для курдов

Но самой большой рывок совершила прокурдская Партия демократии народов (ПДН), преодолевшая 10-процентный барьер, необходимый для прохождения в парламент. 86 процентные результаты в местах компактного проживания курдов были ожидаемы, но ПНД добилась успеха прежде всего за счет голосов, которые отдали ей другие избиратели, не курды, испугавшиеся того, что партия Эрдогана снова в одиночку станет управлять страной-членом НАТО с 80-миллионным населением и серьезными внешнеполитическими проблемами по соседству - в Сирии и Ираке.

Возглавляющий партию тандем лидеров - Селахаттина Демирташа и Фигена Юксекдага - отдает себе отчет в том, что ПДН попала в парламент, возможно, не только в первый, но и в последний раз, хотя и набрала 13 процентов голосов, завоевав 79 депутатских мест. Предпосылкой для дальнейших успехов ПДН станет умение убедить избирателей, что Партия демократии народов интересуется не только защитой интересов курдов.

Небольшой кредит доверия

Пока ни одна из трех крупных партий не высказалась за то, чтобы создать коалицию с прокурдским политическим объединением. Слишком велика пропасть между турками и курдами, возникшая после войны, которую Рабочая партия Курдистана (РПК) с 1984 года вела против Турции и которая стоила жизни 40 тысячам человек с обеих сторон.

ПДН должна будет доказать, что готова на коалицию, но не требуя взамен освобождения находящегося в заключении с 1999 года лидера курдов и главы РПК Абдуллаха Оджалана. Во время предвыборной кампании Эрдоган и представители его партии регулярно называли Партию демократии народов политической преемницей партии Оджалана.

Наши блоги