УкрРус

Гражданская война: мировой опыт

Читати українською
  • Гражданская война: мировой опыт
    Википедия

В связи с обострением противостояния между властью и протестующими на Майдане в СМИ все чаще появляются разговоры о гражданской войне. О ней говорят и социологи, и политики. Например, экс-министр обороны Анатолий Гриценко последние дни очень прозрачно намекал на то, что у населения имеются миллионы единиц огнестрельного оружия, отлично подготовленные снайперы. А в четверг он даже разместил в своем блоге настоящий циркуляр с инструкциями по вооружению активистов Майдана и порядку его боевого применения "по бандитам". Под последними, понятное дело, подразумеваются правоохранители – в случае, если они применят оружие против митингующих сами.

Гриценко, правда, подчеркивает, что первыми активисты стрелять не должны – только в ответ, и в ноги, а не на поражение. Жаль только, "разбор полетов" после подобных столкновений показывает, что "первый выстрел" всегда делает противник – с точки зрения обеих сторон. Особенно, если есть воля к стрельбе. Тем более, что это может быть и провокация "третьей силы". А уж после начала перестрелки надеяться на относительно гуманные выстрелы только в ноги, да еще со стороны непрофессионалов, довольно наивно.

На этом фоне, думается, стоит поговорить о мировой практике гражданских войн. Есть ведь хорошая пословица: "Дураки учатся на своих ошибках, умные – на чужих". Конечно, и жители Украины имеют в своей истории гражданские конфликты. Но они случались так давно. Ветеранов гражданской войны в живых уже просто не осталось, да и участники подпольной борьбы ОУН-УПА на Западной Украине имеют очень преклонный возраст и не очень хорошее здоровье с памятью. Соответственно, население черпает большую часть информации из героизированного искусства и фольклора. Лихие махновские и буденовские тачанки, "Неуловимые мстители", боевые песни вояков Бандеры и Шухевича… Романтика – да и только. И, вообще, и оружие тогда было другое, и тактика.

Тем интереснее посмотреть на гражданские войны последних трех-четырех десятилетий. Разумеется, весь их перечень будет дать затруднительно – ограничимся самыми знаковыми, случившимися в Европе, Средиземноморье и Латинской Америке.

Ливан – война всех против всех

Одно из самых известных кровавых противостояний в этом ряду – ливанское. Недаром после него даже появился политологический термин "ливанизация конфликта". Началось все с того, что в 1970 году отряды палестинских беженцев из Израиля обосновались на территории этого государства с древней историей и многонациональным населением. Беженцы, впрочем, были далеко не столь "сирыми и убогими", как любили представлять сами себя в мировом общественном мнении. Вооруженные до зубов, они чуть было не захватили власть во вполне "братской по вере", исламу, Иордании, пытаясь свергнуть ее короля.

Король, надо отдать ему должное, миндальничать с обнаглевшими "гостями", превратившимися в "змею, пригретую на груди" не стал – устроил им "черный сентябрь" 1970 года. Тогда "пустили в расход" до 10 тысяч мятежников и изгнали из страны 150 тысяч остальных "мирных" беженцев, которые и обосновались в Ливане.

Очень быстро гости почувствовали себя хозяевами, абсолютно игнорируя власть законного правительства. Да еще и часть местных мусульман решила, что неплохо чуть "переделить пирог" влиятельных должностей в стране, используя значительный приток единоверцев. В 1975 году был убит лидер одной из христианских общин. Христиане ответили. И началось…

Полностью пересказывать перипетии начавшейся гражданской войны под силу перу разве что мастерам политического детектива. Достаточно лишь заметить, что в разгар противостояния на территории государства, которое, фактически, утратило целостность, существовало 3 армии, 2 полиции и 42 милиции – вооруженных ополчений тех или иных общин. Причем, через несколько лет в раскладе сил нельзя было разобраться не только без хрестоматийной "поллитры", но даже и вооружившись данными разведки и серьезных аналитиков. Потому что указанные отряды могли враждовать между собой, несмотря на то, что состояли из людей одной веры. Кто-то больше ориентировался на Израиль, кто-то – на Сирию, кто-то – на далекий, но весьма экспансионистский шиитский Иран.

Потери сторон на этой войне доподлинно неизвестны. По наиболее достоверным оценкам, они составили за 15 лет около 150 тысяч убитыми и 200 тысяч раненными. Это с учетом населения в 3,5 миллиона человек. Страна, которую называли "ближневосточной Швейцарией" за развитую финансовую систему и вполне европейский уровень цивилизации, откатилась в развитии на десятилетия назад. Заодно, фактически, утратила свою независимость. Правда, об этом большинство рядовых жителей особо и не жалели. Ведь только с началом сперва израильской, а затем – сирийской оккупации, конфликт, наконец, был кое-как пригашен. Правда, далекими от гуманизма мерами (большинство несогласных с перемирием вооруженных лиц и целых формирований просто расстреливали), но все же.

Кстати, "переделить пирог" властных полномочий так никому и не удалось. Согласно действующей Конституции лидеры государства (весьма символические, правда, учитывая иностранных "кукловодов") так и продолжают избираться, исходя из национально-религиозной "квоты". Президентом становится обязательно христианин, премьером – мусульманин-шиит, главой парламента – суннит.

Гражданская война в Югославии - "запад им помог"

Самый свежий европейский внутригосударственный конфликт – это, разумеется, война в бывшей Югославии. Если Хорватия и Словения, а за ними и Македония получили независимость от Федерации "малой кровью", то в отделившейся Боснии и Герцеговине этот вариант не прошел. Так уж получилось, что население этой небольшой республики были разделено на две большие группы – мусульман-босняков и сербов. Желание доминировать быстро взыграло в лидерах обеих общин, и началась взаимная война на уничтожение. Благо, недостатка в традициях "партизанского движения" югославы со времен Тито не испытывали.

За три года только боевые потери обоих сторон составили около 50 тысяч убитыми из 4,5 миллионов населения. Это не считая значительно превосходящего числа жертв "этнических чисток", виновники которых ныне сидят на скамье подсудимых Гаагского трибунала. Правда, весьма избирательно, так как представлены преимущественно сербами.

Косово, кстати, отделилось от Сербии по итогам массовых "гуманитарных бомбардировок" натовской авиации. После них оказывались парализованными объекты жизнеобеспечения, электростанции и прочее, а жители оказывались отброшенными в Средневековье. Как и в вышеупомянутой Боснии и Герцеговине – после вмешательства сухопутных сил самого миролюбивого "оборонительного" блока.

Стоит заметить, что натовская "дубинка", конечно, ту же Боснию чуть замирила, но сделать ее "единой страной" так и не смогла. И сербы, и мусульмане-босняки имеют в ее рамках широкую автономию, собственные органы самоуправления, полицию. А оказываться "на чужой стороне" то ли города, то ли какой-то территории, представителям другой этнической группы очень не рекомендуется. Если они, конечно, не мазохисты или не скрытые самоубийцы.

Северная Ирландия – гражданская война в сотни лет

Отдельный пример – гражданская война в Северной Ирландии. Вообще, тянется она с 10-х годов прошлого века. Это если не считать многовекового противостояния "зеленого острова" и Англии. Просто в 1919 году большая часть этой территории таки получила независимость, кроме шести самых богатых и промышленно развитых графств Севера. Где, к тому же, протестантов проживало побольше, чем католиков-ирландцев.

Но формальный численный перевес не очень помог желающим остаться подданными Ее Величества королевы. Очень уж вышеупомянутые этно-религиозные общины недолюбливали друг друга. Чисто статистически число потерь в длительном конфликте относительно небольшое – около полутора тысяч человек. Это и считая тех, кого убила полиция при разгоне митингов, и кого ликвидировали боевики Ирландской республиканской армии и противостоящего ей протестантского "Ордена Оранжистов".

Боевики ИРА регулярно устраивают террористические акты, в том числе, и против членов королевской семьи и важных чиновников. Протестанты отвечают им тем же.

Однако зримой стороной этой непрекращающейся, несмотря на все подписываемые соглашения, гражданской войны является кардинальное разделение местного населения. Вплоть до настоящих стен, разделяющих места компактного проживания обоих общин, враждующих между собой на всех уровнях похлеще кланов Монтекки и Капулетти из пьесы Шекспира "Ромео и Джульетта".

Решения этой проблемы в обозримом будущем не видно. Объединить Северную Ирландию с Ирландией остальной – обидятся проживающие там британцы, которых большинство. Оставить, как есть – ситуация и дальше будет напоминать "пороховую бочку". Недаром в английском политическом юморе популярно выражение: "Назначить министром по делам Северной Ирландии". То есть, дать политику заведомо "гиблую" должность, на которой популярности своим профессионализмом точно не заработать.

Хунта и "черные эскадроны"

Отдельный пример – Латинская Америка. Тем более, что нынешнюю власть украинская оппозиция больше всего любит сравнивать именно с тамошними диктатурами. Перечислять все тамошние страны, где были "долгоживущие" ли, "короткоживущие" ли военные хунты – неблагодарное занятие.

Проще указать некоторые основные их общие черты. Во-первых, практически все они брали власть если не по прямому заданию (как в Чили в 1973 году), то с молчаливого согласия Вашингтона. Ради благородной задачи борьбы с коммунистами и прочими "левыми" на континенте.

Во-вторых, несмотря на наличие в этих странах мощного партизанского движения, победить оно смогло всего лишь в двух случаях – на Кубе в 1957 и в Никарагуа в 1979. Правда, во втором случае это случилось уже при явной поддержке кубинцев…

А так, реальной причиной смены той или иной "хунты" демократией западного образца обычно становилась позиция все того же Вашингтона, считавшего, что коммунизм в данной стране особой опасности уже не представляет, а потому бразды правления генералам можно отдавать гражданским политикам.

Сами же эти генералы способны держать эти "бразды" очень даже крепко. Сейчас, слушая риторику Евромайдана, поневоле грустно улыбаешься более чем наивному требованию (если действительно верить, что обращаешься к "бандитам") – "соблюдать закон", и строго наказывать "силовиков" за насилие над митингующими. А не то последние перейдут к партизанской борьбе и начнут сжигать машины "силовиков" и судей. Разумеется, с расчетом, что в случае поимки "диктатурой" будут задействованы все законные процедуры – вызов адвоката, суд, законное следствие, толпы сторонников у здания суда. В худшем случае – ведь за что, вообще, наказывать "борцов с преступным режимом"?

В таком подходе явно видится перефразированный тезис генерала Франко: "Для друзей все, для врагов – закон". Так вот, латиноамериканские "пожизненные президенты" об этом выражении своего духовного предтечи, диктатора Испании, тоже знают. А потому широко используют в своей практике так называемые "черные эскадроны", или же "эскадроны смерти". Которые не заморачиваются "ордерами на арест", сбором доказательств вины, следствием и гласным судебным процессом с прокурорами и защитниками. Созданные властью полуподпольные структуры просто похищают лидеров профсоюзов, особо активных студентов и других радикальных противников. Которые после этого исчезают навсегда. Так что и за поджог чей-то враждебной машины можно ответить очень серьезно – и не перед судьями…

Конечно, семьи жертв и оппозиция обращаются в полицию. Которая совершенно честно говорит, что она тут не причем. И – менее честно – что дело будет расследовано. На самом деле, конечно, такие дела так и остаются "висяками". Да, оптимисты могут заметить – партизаны с подпольщиками тоже могут действовать такими же методами. Разумеется, они и пытаются. Насколько это возможно вообще – ведь танк или БТР в квартире не спрячешь – в отличии от баз своих противников. Только на повстанцев-то как раз правоохранители и армия "сквозь пальцы" не смотрят и применяют всю силу закона, вместе с самым современным вооружением.

Всего один лишь пример в применении к современной Украине – в плане вышецитированного намека Гриценко о "находящихся на руках у населения миллиона "стволов". Спору нет, оружия у людей немало. Да только все оно зарегистрировано в милиции, если речь, конечно, идет не о криминальных группировках. То есть, после хотя бы одного прицельного выстрела, по найденной в теле жертвы пуле хозяина оружия можно вычислить в два счета и предъявить ему обвинение, тянущее за собой несколько лет тюрьмы, как минимум.

Так что, потом этому хозяину надо будет уходить в реальное подполье со всеми вытекающими. Не иметь возможности легально работать, видеться с семьей (там может быть засада) и, вообще, жить где-нибудь в лесу, вырыв там "схрон", в постоянной угрозе смертельного боя. Землянки, впрочем, ныне обнаружить с применением технологий инфракрасного наблюдения, даже с вертолета, можно куда проще, чем 70 лет назад…

Так что, подытоживая все вышенаписанное, приходится делать не очень оптимистический вывод: гражданскую войну легко начать, очень сложно закончить и практически невозможно в ней выиграть. Если же выигравшие и есть – они, обычно, являются политиками совсем других держав, обычно с приставкой "сверх-".

Наши блоги