УкрРус

Политбайка. Трамвай как политический фактор

Читати українською
  • Политбайка. Трамвай как политический фактор

Однажды Арсений Яценюк накануне митинга влез в харьковский трамвай №20 на остановке "Южный Вокзал". Он очень старался не привлекать к себе внимания, и поэтому заметно нервничал, поминутно поправляя очки и озираясь по сторонам в поисках кондуктора. Кондуктор, понятное дело, дерганного пассажира углядел быстро и, протолкавшись сквозь спины и сумки, потребовал оплату проезда. Яценюк покраснел, полез в бумажник и достал оттуда двухсотенную купюру. Кондуктор хотел было громко осудить странного пассажира, но по очкам понял, что мельче у того просто нет. Поэтому он странного пассажира молча возненавидел и минут пять отсчитывал сдачу.

Яценюк терпеливо дожидался, когда кондуктор бросит на него последний испепеляющий взгляд и отвернется. Это, наконец-то, свершилось, и тогда Яценюк быстро вытащил из-за пазухи листовку и приклеил ее на заднюю стенку кабины вагоновожатого. После чего отошел и стал внимательно смотреть, как трамвай выруливает на Лосевский переулок. Вагон остановился, Яценюк опрометью выскочил и скрылся. Трамвай лязгнул автоматическими дверями и покатился дальше.

Вечером, когда последние работники покинули Салтовское депо, трамвай №20 обратился к другим трамваям, собравшимся подремать перед очередным рабочим днем:

- Мои железные братья! - проникновенно сказал он. - У нас, машин, есть нерушимое правило: не вмешиваться в жизнь людей. Если они плохо с нами обращаются, то мы можем сломаться, или долбануть током, или переехать, как Берлиоза. Но в этом виновата либо Аннушка, либо Берлиоз - мы не вмешиваемся. Так?

- Так! - прозвенели трамваи, удивляясь, к чему этот экскурс в теорию.

- Так было до сегодняшнего дня! - прозвенел трамвай №20. - Но теперь настало время действовать решительно и нарушить правила. Людям нужна наша помощь! У людей - проблема! У них преступная власть. Она ворует. Она монополизирует рычаги управления и мешает стране нормально развиваться. Люди хотят избавиться от такой преступной власти. они призывают всех неравнодушных выйти завтра на улицы Харькова. Люди эти - Яценюк, Кличко и Тягнибок! Я узнал об этом из листовки, которую они приклеили внутри меня.

- Ну так а нам-то какое дело? - звякнул трамвай №3.

- Нам нельзя оставаться равнодушными! - строго прозвенел в ответ трамвай №20. - Если преступная власть так обращается с людьми - представь, что она сделает с нами!

- И что же делать? Что делать? - тревожно зазвенели со всех сторон трамваи.

- То, к чему нас призывают Яценюк, Кличко и Тягнибок! - пояснил трамвай №20. - Мы выйдем на улицы Харькова и будем стоять там вместе с людьми, которые борются с преступной властью.

- Правильно! - зазвенели трамваи. - Заодно отдохнем! А то накручивай круги по городу изо дня в день!

- А не кажется ли вам, господа, что этот вопрос надо бы согласовать... - засигналила грузовая платформа на базе трамвая "Татра-3", но трамвай №20 ее перебил:

- Вы, дамочка, грузы возите, а не людей - вот и молчите в тряпочку!

Грузовая платформа обиженно укатилась в тень. Она простояла там до самого утра, понаблюдала, как один за одним трамваи выкатываются на маршруты, и когда ни одной машины в депо не осталось, она прозвенела:

- И все-таки, я считаю, что надо было эту акцию согласовать с Яценюком!

Но ее, разумеется, никто не слышал.

А Геннадий Кернес в это время сидел на совещании, когда вдруг зазвонил телефон, и бледный голос гендиректора Горэлектротранса что-то залепетал в трубку.

- Как это, сами едут?.. - удивленно переспросил Кернес. - Что значит, не слушаются водителей?.. В ряд? Где?.. На пути следования колонны оппозиции?.. Слушай, ты что курил с утра, а?

Кернес бросил трубку, но тут его привлек какой-то невнятный шум на улице. Он выглянул в окно, потом почесал нос и сказал сам себе:

- А это не он курил. И не я. Это трамваи что-то курили...

В этот момент снова зазвонил телефон, и в трубке послышался раздраженный голос Яценюка.

- Откуда трамваи? - переспросил Кернес. - Они поломались. Наверное... Кто!? Я!? Да я в жизни трамваем не управлял! Что вы на меня наговариваете!? Я сам только что всё это увидел!.. Да зуб даю!.. Я немедленно распоряжусь, чтобы навели порядок!

Он сбросил звонок, потом схватил трубку внутреннего телефона и закричал:

- Эй, кто-нибудь! Сделайте что-нибудь! Ну, хотя бы таблички расставьте: "Приносим извинения за причиненные неудобства"!

В этот момент у мэра снова зазвонил мобильный. Кернес поглядел на номер, выкатил глаза и выпрямился в струнку, прижав трубку к уху:

- Это не я!.. Что? Молодец? А, да, я старался, конечно! Всю ночь маршрут разрабатывал, прикидывал, как лучше трамваи выставить, с руководством депо работу провел... Да, рад стараться!

А трамвай №20 не слышал Кернеса. Он слышал матерщину и проклятия харьковчан, пытающихся пробиться сквозь плотный строй трамваев, и думал... Думал о том, что зря он предложил нарушить принцип невмешательства...

Наши блоги