УкрРус

Российский писатель: РФ ведет себя на международной арене, как Чечня внутри страны

5.1т
  • Дмитрий Глуховский
    Дмитрий Глуховский

Российский писатель Дмитрий Глуховский в интервью Жанне Немцовой рассказал, как его роман "Метро 2033" перестал быть фантастикой и почему политическую систему в России нельзя изменить изнутри.

Их беседу публикует DW.

- Дмитрий, в этом году исполняется 10 лет с момента публикации вашего романа "Метро 2033". Недавно вы написали, что сегодня эта книга - куда актуальнее, чем раньше. Вам это льстит или вас это беспокоит?

- "Метро 2033" - это книга о последствиях ядерной войны, которая случается примерно в наши с вами дни. Когда я взялся за эту идею 20 лет назад и когда она была опубликована 10 лет назад, такой сценарий казался совершенно абсурдным и невозможным. Сегодня эта книга вдруг читается не как сатира, не как фантастика, а как вполне реалистичное описание грядущих событий. И мой недавний пост в Facebook был вызван тем, что московское управление гражданской обороны МЧС провело масштабные учения и выяснило, что в случае бомбардировок всем жителям Москвы будет, где укрыться. Такого я вообще не припомню за все свое детство, отрочество и юность. И зрелый возраст тоже.

- Дмитрий, вы жили в разных странах - в Израиле, во Франции. Сейчас живете в России. Это - сознательный выбор, потому что в России пишется лучше?

- За исключением Набокова, история не знает ни одного примера русского писателя, который бы мог писать о чужбине убедительно и быть востребован за рубежом.

- Я не говорю, что надо писать о чужбине. Можно писать и о родине, но - с безопасного расстояния.

- Тут возникает другая проблема. Такие люди очень быстро теряют связь со своим народом, языком и перестают чувствовать момент, начинают фальшивить. Мне кажется, что надо стараться оставаться в России и быть со своим народом столько, сколько это возможно

- Комитет гражданских инициатив Алексея Кудрина посчитал, что за последние пять лет из России уехало порядка полумиллиона человек. Это - жители больших городов, люди с высшим образованием. Это очевидно плохая тенденция для развития страны. А хороша ли она с точки зрения стабильности политической системы?

- Политическая система России опирается на два класса. Это бюджетники, то есть люди с очень коротким горизонтом планирования, которые во всем зависят от благосклонности государства. И - силовики, которые должны быть гарантией "уличной стабильности".

Средний класс в этой системе координат является источником опасности. Это люди, которые ничем не обязаны государству, стоят на ногах крепко, сами всего добились. Протесты 2012 года были именно выступлением городского среднего класса, испытывающего кризис самоуважения. Людям показалось, что власть плюет им в лицо.

- Если бы я не знала, что вы писатель, то решила бы, что вы - политический деятель. Историк Ричард Пайпс как-то сказал, что в России многие писатели высказывали свою политическую позицию из-за того, что политики там в нормальном понимании этого слова почти никогда не было. Вы с этим согласны?

- Я ни в коем случае не политик. Мне хотелось бы оставить за собой право свободного взвешенного высказывания, наблюдая за ситуацией со стороны. В России нормальной политики нет. То, что называется и подается населению как политика - это шоу, которое призвано, как дымовая завеса, отвлекать внимание населения от реальных процессов.

- А диссидентом вас можно назвать?

- Не знаю. Когда меня сошлют в Сибирь или собьют машиной, тогда я буду диссидентом, а пока я просто - независимый наблюдатель.

- Что вы как независимый наблюдатель думаете о чеченизации России?

- По большому счету Россия ведет себя на международной арене точно так же, как Чечня ведет себя внутри России. И так же, как внутри страны приходится приносить все больше жертв чеченскому Молоху, так и миру приходится идти все на большие уступки по отношению к России.

Чечня в какой-то степени является источником вдохновения для России на международной арене. Чтобы действительно взяться за решение этой проблемы, должно произойти что-то совершенно невыносимое. Потому что любое радикальное решение повлечет за собой огромные человеческие жертвы. Проще притворяться, что ничего не происходит, переключать внимание населения на какие-то другие темы.

- А почему общество это не будоражит? Это говорит о социальной апатии?

- Общество в последние два года чудовищно индоктринированно. Все мало-мальски тиражные СМИ давно находятся под прочным и надежным контролем государства и являются не средствами информации, а средствами дезинформации. Это активное, агрессивное, довольно искусно используемое орудие манипулирования общественным мнением и "перепрошивки" населения.

В этих условиях сегодня можно говорить, что Турция - наш враг, а потом, когда политика поменялась, внушать, что Турция никогда не была нашим противником - и ждать, что население, как аквариумная рыбка, забудет все то, что ему рассказывали раньше. И как ни странно, в принципе это работает.

- Образ, который вы создаете, не оставляет надежды на светлое будущее.

- Светлое будущее в ближайшее время, разумеется, не наступит. Россия будет постепенно сползать к все более авторитарным моделям. Чтобы это понимать, достаточно просто читать новости.

И тут принципиальным моментом для меня является не открытая конфронтация с властью, а отсутствие сотрудничества с ней. Я не верю в то, что эту систему можно изменить изнутри. Есть немало примеров людей, которые говорили, что, придя в систему, они будут там своим задором, молодой энергией и принципиальностью менять ее в лучшую сторону. Однако система отстроена так, что любому молодому энтузиасту и идеалисту она в два счета перемалывает хребет или просто перевербовывает его.

Яркие примеры - Яровая и Мизулина, большие демократы в юности, а сейчас - не просто цепные псы, а драконы, головы гидры. Поэтому когда меня приглашали к сотрудничеству - а звали в Совет по правам человека при президенте, и в совет по культуре, я всегда отказывался.

- Вы сказали, что надо до последнего жить в России. Но есть ли какое-то условие, при котором вы решите, что больше не можете жить в этой стране?

- В Иране некоторое время назад поэтов вешали на столбах. Мне кажется, это уважительная причина, чтобы уехать.

Наши блоги