УкрРус

Люди в белых халатах стали заложниками между клятвой Гиппократа и отсутствием средств на лечение - Бахтеева

Читати українською
  • Люди в белых халатах стали заложниками между клятвой Гиппократа и отсутствием средств на лечение - Бахтеева

То, что Украине требуются реформы, не новость и не секрет. Но вот, какие именно и где набрать специалистов, которые в кратчайшие сроки произведут быстрые и качественные перемены в запутанной госструктуре страны – вопрос острый. Чего только не пробовали – от традиционного "до основанья, а потом поглядим…", до нового – приглашать "импортных" министров.

Своим видением реформирования одной из стратегических отраслей – здравоохранения – поделилась с "Обозревателем" доктор медицинских наук, член профильного комитета ВРУ Татьяна Бахтеева.

"В Донецке - мое сердце, душа и жизнь. Встречаюсь с медицинскими работниками, они меня очень ждут, каждый приезд, спрашивают одно и то же - когда будет мир"

Татьяна Дмитриевна, несмотря на неспокойную ситуацию на востоке страны, вы часто бываете в Донецке. Как там обстоят дела с медицинским обслуживанием населения?

- Вся моя жизнь связана с этим городом – я там родилась, училась, работала участковым врачом, заведующей отделением, потом заместителем главного врача и главным врачом. Потом я создала ДОКТМО (Донецкое областное коммунальное территориальное медицинское объединение), где трудились около трех тысяч человек. Поэтому мне особенно тревожно и тяжело осознавать, что люди, которые находятся там, живут в постоянном волнении и во многом ограничены. Сегодня в Донецке проживают всего 700 тысяч населения, а был миллион. И я уверена, что эти 300 тысяч человек очень ждут когда наступит мир, чтобы вернуться в родные дома.

Если говорить о медицинских учреждениях города, то в центре Донецка все больницы сегодня работают, но нет ни одного здания, которое бы не пострадало. А некоторые отдаленные больницы (как, скажем, в Кировском районе) придется вообще восстанавливать практически с нуля. Досадно, что несколько сотен высококвалифицированных специалистов (врачи, медсестры, санитарки) из-за сложившейся ситуации уехали из города – кто в Киев, кто в Россию, кто в Европу.

Я бываю в Донецке, потому что не ездить туда я не могу. В Донецке - мое сердце, душа и жизнь. Добираться бывает и тяжело, иногда бывает и страшно. Стоим иногда часов по 8-10 на блокпостах, в очередях. Когда везли большую фуру гуманитарного груза - лекарств, инсулинов иностранного производства для детей, расходных и перевязочных медицинских материалов, антибиотиков, специальных препаратов для наркоза, то нас проверяли как на одной, так и на другой стороне очень тщательно и долго. Со мной был народный депутат из БПП, а сам груз помогали собрать народные депутаты из разных фракций, в том числе БПП, Народный фронт и внефракционные. В итоге, лечебным учреждениям, где оказывается помощь мирным жителям, был доставлен этот очень важный и нужный им груз. Каждый свой приезд я хожу на могилки своих родителей. Конечно же, я обязательно встречаюсь с медицинскими работниками, они меня очень ждут и в каждый приезд, спрашивают одно и то же - когда будет мир.

Если вспомнить май - август прошлого года, то в городе было очень сложно с медикаментами. Использовали давние запасы, не хватало антибиотиков. Поступало огромное количество людей с ранениями. Больницы предоставляли помощь мирным жителям, пострадавшим от бомбежек и обстрелов. Раненых военных же обслуживали военно-полевые госпиталя - там, в основном, работали врачи из других стран. Крайне сложно было лечить мирных жителей – ситуацию усугубляло состояние депрессии, отчаяние.

Последний раз я была в Донецке в начале сентября. Сегодня там более-менее спокойная обстановка. Многие жители вернулись, открылись магазины, работают школы, аптеки. Дай Бог, чтобы перемирие, которое сегодня есть, переросло в настоящий и постоянный мир, достичь которого с оружием в руках просто невозможно. "Нормандская четверка" борется за достижение мира, и мы надеемся, что они его добьются. Жители Донбасса этого очень ждут.

Кроме того, мой благотворительный фонд "Гуманность" и сейчас опекает воспитанников и всячески поддерживает персонал Донецкого областного специализированного дома ребенка "Малютка". И даже после эвакуации этих детей из Донецка фонд продолжает оказывать им всю необходимую помощь.

В течение ноября и декабря 2014 г. в городе Донецке и Донецкой области на свет появилось еще 27 малышей, оставшихся без родителей, которые находятся в доме "Малютка". Поэтому фонд "Гуманность" взял под свою опеку этих деток, помогая обеспечить их одеждой, питанием, медикаментами и социально-бытовыми условиями.

"Малютке" я помогаю уже более 13 лет и буду делать это всегда, потому что тот, кто хоть раз в жизни пересекал порог детского дома, видел глаза этих малышей, слышал в свой адрес слова "мама" или "папа", уже никогда не сможет быть равнодушным к этим малышам, а в его сердце навсегда поселится желание помогать и заботиться о них.

"Моя позиция - не ходить по властным кабинетам, диалога там не будет"

Последнее время в разнообразных СМИ, мягко говоря, "желтого" содержания против вас развернулась черная пиар-кампания. Говорят, что вы участвуете в "распиле" бюджетных средств на медицину, с чем это связано?

Вы правы, что это черная пиар-кампания, при чем очень дорогостоящая и грязная. Меня удивляет бурная и больная фантазия тех, кто за ней стоит, а их имена мне хорошо известны - это коммерсанты и делки от медицины, занимающиеся не бизнесом, а воровством бюджетных денег, желающие занять самые высокие кресла в системе здравоохранения. Их очень не устраивает, что я не молчу, а открыто и принципиально стою на государственных позициях, разоблачая их схемы. Меня обвиняют в том, что в этом году я заработала на каких-то торгах, при этом Минздрав докладывает, что в этом году не проведено ни одного тендера. Т.е. публикуется полный бред и абсурд, рассчитанный на наивных читателей.

Я хочу посоветовать тем, кто пишет, оплачивает, размещает и распространяет в социальных сетях эти материалы, столько же сил и энергии потратить хоть на одно доброе и полезное дело, к примеру, помочь детям-сиротам, ветеранам, многодетным семьям, инвалидам. Сделать то, чем они никогда в жизни не занимались. Меня до глубины души поражает цинизм и низость этих людей, которые даже помощь 27-ми детям-сиротам из Донецкого дома "Малютка", которую я оказываю уже 13 лет и по сей день, называют пособничеством террористам. Я считаю, что это запредельный уровень подлости - втягивать детей в свои циничные, грязные игры. Но Бог все видит и каждому придется отвечать за свои слова и поступки.

Моя позиция - не ходить по властным кабинетам, диалога там не будет. Возможно, все это связано с тем, что я нахожусь в оппозиции. Я не боюсь быть в оппозиции. Оппозиция - всегда с народом. Она критикует власть, которая обязана слушать и слышать ее. Даже если посмотреть на мою работу в предыдущих созывах, то я никогда не жалела чиновников от здравоохранения, не пыталась ни с кем договариваться, а открыто, публично, в глаза их критиковала. Скажем, когда министром здравоохранения был Василий Князевич, я его критиковала. Было за что. В 2008 году было получено 9 млн. доз вакцин против кори и краснухи по гуманитарной линии ЮНИСЕФ. Никто не проверил качество этой вакцины, не обосновал необходимость массовой вакцинации. И вдруг после прививок начались осложнения и даже умер ребенок в Краматорске - Антон Тищенко. Наш парламентский комитет сделал все, чтобы остановить дальнейшую вакцинацию этой вакциной индийского производства, так как ранее она не применялась ни в одной стране Европы и мира, не прошла клинических испытаний.

Далее министром был Мытник, и его я критиковала, постоянно указывала на недостатки в работе и, несмотря на то, что это был уже 2010 год и я была членом правящей коалиции, я открыто, в интервью "Украинской правде" заявила, что министр провел незаконный конкурс по назначению главы Государственного фармакологического центра. Когда я увидела, что нарушается закон, что на важную государственную должность пытаются поставить человека без опыта в данной сфере, я не пыталась договориться или повлиять на решение, а открыто призывала к публичному конкурсу. Поэтому моя принципиальная позиция никогда не зависит от того, во власти я или в оппозиции.

Потом был министром здравоохранения был Илья Емец, Александр Анищенко. Они работали недолго и вообще, насколько я помню, не проводил торги.

Когда министром была Раиса Богатырева, я публично выступала категорически против вакцинации от гепатита "Б". Вакцина эта производилась на "Биолеке" в городе Харькове и только потом я узнала, что учредителем компании был ее сын. Но моя критика была искренней, так как я знала - вакцина могла принести много вреда. Это подтвердила и проверка Гослекслужбы, которая нашла более 20 критических нарушений при производстве вакцины и запретила ее использование.

- Что же нынешний министр?

К нынешнему министру у меня также очень много вопросов. И я также задаю их открыто и публично на заседаниях Комитета. Ни одного раза с ним лично я не встречалась и в его кабинете не была. Несмотря на то, что еще в марте-апреле этого года были приняты Законы о проведении закупок через международные организации и после их принятия министр заявил, что уже летом будут проведены все торги, по состоянию на середину октября заключен, по-моему лишь один договор по одной госпрограмме из более, чем 20. Т.е. работа полностью провалена.

За 10 месяцев Минздравом не закуплено и не поставлено в больницы ни одной таблетки или вакцины. У нас лечить нечем, не за что, а скоро будет и некому, так как врачи вынуждены уезжать работать в соседние страны. Во всех регионах Украины отсутствуют лекарства для лечения онкобольных, в том числе детей. Катастрофическая ситуация с вакцинопрофилактикой - вакцины просто отсутствуют! Охват вакцинацией составляет не более 20% при необходимых 95%. Абсолютно не финансируется программа лечения граждан Украины, в первую очередь детей, за рубежом. Почему наши дети должны умирать из-за того, что Минздрав не может грамотно распорядиться бюджетными деньгами?

В результаты миллионы украинцев, которые не могут самостоятельно приобрести дорогостоящие медикаменты, обречены на ухудшение своего состояния или же вовсе на смерть, когда это касается жизненно важных лекарств.

Посмотрите какой хаос на фармацевтическом рынке. Лекарства выросли в цене в 2-3 раза. Сегодня украинцы боятся заходить в аптеку, потому что ценники на лекарства уже как на ювелирные изделия. А в это время уже по 6-7 месяцев не назначаются руководители Государственной службы лекарственных средств, Государственного экспертного центра (который регистрирует лекарства). Полный бардак и безответственность!

И самое циничное, что руководство Минздрава абсолютно не видит в этом своей вины. На наших заседаниях министр, кстати, историк по образованию, и его первая зам, юрист по образованию, пытаются переложить ответственность на кого угодно, вплоть до народных депутатов, Комитет, меня в том числе, за свою некомпетентность.

- Вас сейчас обвиняют в том, что вы выпросили 200 млн грн для фирмы "Радмир" для закупки маммографов?

- Это полный абсурд и чистая ложь. Во-первых, я не имею никакого отношения к "Радмиру". Во-вторых, я оппозиционный народный депутат и "выпрашивать" или "выбивать" какие-то деньги, будучи в оппозиции, просто нереально. К тому же за полтора года я ни разу не была ни в Минздраве, ни в Кабмине, ни в Администрации Президента. Ну и в-третьих, не хочу обидеть украинских производителей, но, как врач с многолетним стажем, я хорошо знаю качество отечественных аппаратов, и за 200 млн. я бы советовала купить импортные аппараты, пусть меньше, но зато лучше по качеству. К тому же, работать они будут дольше

- В последнее время вы часто критикуете строительство "Охмадета", в частности руководителя Ирину Коваль. С чем это связано?

- Я двумя руками за то, чтобы новый корпус "Охматдета" был достроен и введен в эксплуатацию как можно быстрее. Украина находится в самом центре Европы и, несмотря на это, у нас до сих самые высокие показатели детской заболеваемости и смертности. У нас, например, не проводится трансплантация костного мозга от неродственного донора. Мы оплачиваем такие операции в Белоруссии. Год назад мы выезжали с депутатами в Белоруссию и в наш приезд там было 17 украинских деток. Вы не представляете, сколько гнева, слез и негодования нам пришлось увидеть. Люди продавали квартиры, занимали деньги, чтобы спасти своих детей. Такие операции стоят от 30 до 70 и более тысяч долларов. А ведь еще нужно обеспечить быт: проживание, питание родителей.

Поэтому мне абсолютно всё равно кто будет перерезать ленточку на открытии нового корпуса. Но мне не все равно, что из-за чьих-то амбиций, лоббирования частных интересов, уже полтора года стройка остановлена и ничего не делается.

На проект в 2011-2013 гг. уже потрачено 50 млн. долларов, на них уже можно было закончить стройку. Я не могу комментировать, хорошо или плохо работала Ирина Коваль, но есть вопрос - почему ее фирма сначала была исполнителем работ, а потом ее без обязательного конкурса назначили на должность руководителя Государственного предприятия "Укрмедпроектбуд", которое является заказчиком строительства? Как такое может быть? Я этого не понимаю и молчать не буду. Еще на заседании комитета депутат Татьяна Донец публично озвучила, что 11 млн. долларов из выделенных 50 были потрачено на фасад корпуса. Его что сусальным золотом покрывают? Мне безразлично Коваль там, Иванов или Петров, но больница должна быть достроена не коррупционными схемами по завышенным ценам, а на прозрачных условиях с государственным и общественным контролем за каждой выделенной копейкой. Считаю, что мы должны финансировать не прокладки для отмывания денег, а напрямую больницу.

"С начала независимости, каждый политик, или руководитель высокого ранга говорит: выберите меня и я начну все реформировать"

- Не так давно новый министр здравоохранения представил план реформирования отрасли. Но ни вы, ни комитет его не поддержали, почему?

- Чего-чего, а плана реформ за почти год работы министра мы так и не увидели, хотя на каждом заседании Комитета об этом просили. Нам показывали какие-то красивые слайды, рисунки, графики и давали красивые обещания. Но слайдами, декларациями, планами, меморандумами систему не реформировать. Реформы - это в первую очередь законы и подзаконные акты.

Но впервые за все 13 лет моей работы народным депутатом, в течение года не было принято ни одного Закона, кроме проваленного министерством закона о закупках через международные организации, направленного на реформирование отрасли.

Более того, не было принято ни одной государственной Программы в сфере медицины, несмотря на то, что у нас уже давно закончились госпрограммы по детской онкологии, по трансплантации, по иммунопрофилактике, по сердечно-сосудистой патологии, по большинству других направлений. Как Минфину осуществлять финансирование, если Минздрав их не разработал, если нет планов, нет показателей, нет ничего? Просто страшно за последствия такой бездеятельности Минздрава.

Вот уже почти 25 лет, с начала независимости, каждый политик, или руководитель высокого ранга говорит: выберите меня и я начну все реформировать. По факту мы опять столкнулись с пустыми обещаниями, которые так и остались на бумаге.

Удивляет то, что министерство снова-таки не видит за собой никакой вины и обвиняет во всем народных депутатов. А министр выходит на трибуну Верховной Рады и рассказывает, что ему не давали работать! Кто не давал ему работать? Народные депутаты? Но именно мы поддержали минздравовский законопроект о закупках, а они его провалили. Всё! Других инициатив, кроме приватизации больниц, у Министра и не было!

- Как вы лично видите реформирование отрасли здравоохранения в Украине сейчас?

- Начну с того, что единственным положительным и реальным процессом реформирования здравоохранения за годы независимости были инициированные мной Законы, принятые в 2011-2012 гг. - "О пилотном проекте в Винницкой, Донецкой, Днепропетровской обл. и г.Киеве", "Об изменениях Основ законодательства о здравоохранении" и о новом законе "Об экстренной медицинской помощи". Почему представители Минздрава не проанализировали ход пилотного проекта?

Неужели сложно было поехать в тот же Днепропетровск или Винницу и увидеть своими глазами как там заработала медицина, в частности первичка и экстренная помощь. Ведь основным в принятых нами тогда законах было четкое структурное размежевание первичного, вторичного и третичного уровней медицинской помощи.

В пилотных регионах мы отработали новую пока для Украины, основанную на лучшем европейском опыте систему первичной медицинской помощи, главной фигурой в которой является семейный врач – врач общей практики. Это ведет к приоритету принципов профилактики. Введение новой модели организации первичной медицинской помощи происходит параллельно с мерами, направленными на обеспечение четкого организационного разграничения услуг первичной, вторичной и третичной помощи. Уже сегодня благодаря новой организации работы врачей первичного звена мы можем говорить об определенных тенденциях к снижению уровней госпитализации, которые у нас являются одними из самых высоких в Европе, об уменьшении числа вызовов экстренной медицинской помощи.

Даже первые результаты пилотного проекта показали, что появились тенденции к улучшению раннего выявления туберкулеза, онкологических заболеваний, других болезней, уменьшение количества запущенных их случаев.

Я считаю, что проанализировав опыт пилотов, мы должны взять из него позитивные шаги, подкорректировать проблемные вопросы и реализовывать по всей стране. Ведь никто сегодня не скажет, что эти Законы не дали положительного эффекта.

Что касается других важных направлений законодательной работы, то нам огромное внимание необходимо уделить решению вопроса кадрового дефицита в отрасли, восстановить на должном уровне профилактику заболеваний, раннюю диагностику, диспансеризацию населения, четко определить (вплоть до изменений в Конституцию) перечень государственных гарантий в медицине, разработать и утвердить единые стандарты и протоколы лечения, внедрить договорные отношения между органами власти и поставщиками медицинских услуг, оптимизировать коечный фонд и реструктуризировать сеть лечебных учреждений, постепенно решать вопрос развития хосписной паллиативной помощи и многое другое.

Мы давно отстаем от всех развитых стран с введением обязательного соцстрахования. По принципу: здоровый платит за больного, богатый - за бедного. В Европе медицинское страхование уже более 130 лет существует и прекрасно себя зарекомендовало.

- Но новый министр приносил пакет законов по реформированию отрасли, неужели там не было ни одного, который бы вы поддержали?

- Это был не пакет, как он это называет, а один более-менее серьезный законопроект и два - дополняющие его законопроекта на одну страничку.

Дело было так. Министр здравоохранения в декабре прошлого года приходит на заседание комитета и обещает 30 реформаторских законопроектов. Спустя несколько месяцев говорит уже о 15, затем о 10, в итоге мы видим по сути один законопроект.

Когда на Комитете его представляли, говорили "обо всем и ни о чем". Попросили министра более детально подготовиться. Потом была вторая презентация, на которой нужно было уже голосовать.

Было неприятно, что министр оказался крайне эмоционален и не смог сдержаться и говорил с вызовом, что мол, если вы не проголосуете, то я завтра же покупаю билет и уезжаю из вашей страны. Это было некорректно и некрасиво. И все это зафиксировано в стенограмме заседания Комитета.

Поданным министерством законопроектом предполагается создание медучреждений путем объединения имущества разных форм собственности, когда в государственное предприятие будет вливаться частный капитал. Фактически это приведет к тому, что основные фонды - здания, оборудование и даже земля которые сейчас есть в больницах и амбулаториях, будут бесплатно эксплуатироваться. В результате, больницы будут устанавливать расценки самостоятельно и неплохо на этом зарабатывать.

Предложенный законопроект также позволяет казенным предприятиям в отрасли здравоохранения открывать счета в любых коммерческих банках, а не только в государственных.

По этому поводу Главное научно-экспертное управление Аппарата Верховной Рады Украины отмечает о том, что все это похоже на предприватизационную подготовку.

Т.е., по замыслу Минздрава, предлагается из коммунальных и государственных лечебных учреждений создать акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью с возможностью открывать счета в коммерческих банках. Это типичная рейдерская схема скрытой приватизации, по которой у государства уже были отобраны заводы, фабрики, порты, добывающие предприятия.

Теперь руки дошли до медицины. Я ответственно заявляю, что любая приватизация украинских больниц не просто незаконна, а антиконституционна.

При рассмотрении этого законопроекта на Комитете, из 12 народных депутатов - членов Комитета только двое его поддержали - Константин Ярынич от БПП и Ирина Сысоенко от "Самопомощи". А 10 депутатов проявили четкую государственную позицию, аргументировано указав Минздраву на риски, недостатки и откровенные коррупционные схемы, заложенные в законопроекте.

Такая реформа была в Грузии. У нас же статья 49 запрещает приватизацию госбольниц. По статистике с 91 года мы и так уже сократили почти 50% учреждений здравоохранения.

Заканчивается год, а Министерством ничего не сделано. По моему мнению, весь год в МОЗ занимались подготовкой реформы, которая бы уничтожила и так еле дышащую украинскую медицину, которая пока еще может предоставить бесплатное лечение, хотя бы пенсионерам, детям, инвалидам, малообеспеченным семьям.

- На последнем заседании Комитета вы критиковали вакцину от полиомиелита. Что с ней не так?

- Я критиковала работу Минздрава по организации доставки и хранению 3,7 млн. доз этой вакцины, поставленной за средства Канадского правительства по линии ЮНИСЕФ.

Вся страна была взбудоражена новостями из Закарпатской области, где были зафиксированы два случая полиомиелита. При этом Минздрав настаивает, что это именно полиомиелит, а губернатор области Геннадий Москаль настаивает, что эта информация неправдива и ее раздувает Минздрав. Тут тоже необходимо разобраться.

Сегодня у экспертов и врачей есть множество вопросов к тому, как хранилась и транспортировалась эта вакцина. Был ли соблюден температурный режим. Кто и на основании каких документов разрешил повторную заморозку размороженной вакцины. На заседании научно-экспертного совета Государственного экспертного центра МОЗ Украины, на котором рассматривались документы "Санофи" о сохранении эффективности и безопасности вакцины при ее многократном замораживании 24 эксперта проголосовали за то, что информации, поданной "Санофи", недостаточно для признания вакцины безопасной.

Народным депутатом Игорем Шурмой было предложено руководителям и чиновникам Минздрава, уверенным в качестве вакцины, публично, перед камерами привить своих детей или внуков. В таком случае мы еще можем поверить в безопасность данной вакцины. Это предложение, кстати, еще в силе.

Я подчеркну, что речь идет о 2,3 млн. долларов. Разве такая сумма стоит риска, которому мы потенциально подвергаем наших детей.

Я как врач, глубоко убеждена в том, что более надежного метода борьбы с инфекционными болезнями, чем вакцинация, на сегодня не существует. Но я настаиваю на том, что перед тем, как начинать массовую вакцинацию, необходимо убедиться, что вакцина эффективна и безопасна для наших деток.

- Что на ваш взгляд нужно изменить в нашей системе здравоохранения, чтобы окончательно не убить отрасль

- Сегодня нужно честно признать, что лечебные учреждения Украины еле выживают, а люди в белых халатах, дав клятву Гиппократа, стали заложниками между больным человеком и между тем, что лечить людей нечем. В течение года не проводилось ни одной закупки. В бюджете выделено около 4 млрд грн на приобретение медикаментов, на выполнение госпрограмм, включая профилактику детской онкологии, туберкулеза, и вакцинопрофилактику. Ни одна из этих программ не выполнена. Сегодня мы слышим, что на войну выделено 90 млрд. грн., что мы закупили что-то на патрульную службу... И это когда у нас 17 госпрограмм по борьбе со страшными заболеваниями не финансируются! Мы на первом месте в Европе по СПИДу, втором - по эпидемии туберкулеза. К нам приезжают врачи из Израиля посмотреть на четвертую стадию рака – у них и третьей-то уже не болеют и врачи знают о таких случаях только из учебников! У нас же из 1 млн. жителей больных раком - больше чем у половины он был обнаружен на 3-4 стадии. Люди умирают от тех болезней, от которых можно спасти, потому что нет медикаментов, расходных материалов, диагностического оборудования. У нас есть высокопрофессиональные врачи, владеющие самыми современными методиками лечения, но Минздрав никак не может создать им достойные условия для работы.

Конечно же, реформа нужна, но для этого нужно ездить по регионам, исследовать проблемы на местах, общаться с врачами, а не сидя в кабинетах переносить на нашу страну опыт Грузии. Кстати, далеко не самый удачный опыт. Наша медицина будет всегда в крайне тяжелом состоянии, если ее финансировать исключительно через МОЗ. Нужно бюджетные деньги и полномочия отдавать в регионы, и облсоветам вместе с главврачами распределять средства, согласно заявок от больниц, тогда мы сможем отремонтировать крайне необходимые операционные, купить ангиографы, рентген и УЗИ аппараты. А правоохранительные органы в регионах будут контролировать эффективность и рациональность использования бюджетных средств.

Сейчас же МОЗ собирает заявки по регионам, покупает все там, где им выгодно и по тройной цене. Для того, чтобы МОЗ работало и защищало здоровье граждан, чиновники не должны проводить тендеры и перестать превращаться в министерство торговли. Они должны заниматься организационно-методической работой, разрабатывать протоколы и стандарты лечения и обязательно контролировать их выполнение в регионах. Пока этого не произойдет, никаких перемен к лучшему не будет.

Наши блоги