УкрРус

Активисты донецкого и луганского Евромайданов: нас запугивали и беспорядочно избивали

11.3тЧитати українською
Флаги
21 ноября Украина отмечает третью годовщину Евромайдана

Как ни странно, многие украинцы до сих пор уверены, что в Донецке и Луганске Евромайдана не было. Разумеется, это стереотип. На Донбассе люди также защищали право на евроинтеграцию и протестовали против произвола власти. Конечно, по сравнению с Майданом в Киеве, донецкие и луганские акции были не столь многочисленными. Из-за этого местной власти, милиции и "титушкам" было еще проще давить на активистов. Их запугивали, избивали, таскали по допросам и фактически преследовали.

В годовщину Евромайдана активные участники акций в Донецке и Луганске рассказали "Обозревателю", как и за что боролись три года назад.

ЕВГЕНИЙ ШИБАЛОВ. АКТИВИСТ ДОНЕЦКОГО ЕВРОМАЙДАНА, ВОЛОНТЕР ИНИЦИАТИВНОЙ ГРУППЫ "ОТВЕТСТВЕННЫЕ ГРАЖДАНЕ", ЖУРНАЛИСТ

- Как начинался донецкий Евромайдан?

- Более-менее массовым донецкий Евромайдан стал после первого избиения людей в Киеве. Именно тогда я, как и многие мои друзья, вышел на улицу, чтобы заявить о своем несогласии с таким форматом отношений между властью и гражданами. Наша первая массовая акция была направлена против насилия как способа ведения диалога.

Фото Новости Донбасса

- Насколько массовыми были эти акции?

- Сотни людей. В одно время около тысячи. Для Донецка это было в общем-то немало.

Но, к сожалению, даже такое относительно небольшое по киевским меркам количество евромайдановцев тут же вызвало резкое противодействие, давление со стороны местных властей. На самых активных участников давление оказывалось с первого дня.

- Какого рода давление?

- В первую очередь угрозы. Это контракции, на которые стали привозить сопоставимое количество парней спортивного телосложения, как их политкорректно принято называть. Это и очернение донецкого Евромайдана в местных СМИ. Потом дошло уже фактически до преследования. По месту проживания расклеивали листовки с угрозами, бросали странные послания в почтовые ящики активистов.

- Прямые столкновения с провокаторами были?

- До таких жестких столкновений, как в Киеве, не дошло. Но предпринимались попытки разогнать активистов, запретить через суды нам собираться .

- Обычные люди, прохожие адекватно реагировали на Евромайдан?

- Вы знаете, по-разному. Люди в основном черпали представление о происходящем из СМИ. Но были любознательные граждане, которые просто подходили и спрашивали: за что вы вышли? Мы им объясняли. Каждый реагировал по-своему. Кто-то приходил поругаться, кто-то – поговорить. Но особого негатива со стороны дончан я не замечал. В основном реакция все же была адекватной. Те, кому Евромайдан не нравился, преимущественно нас игнорировали.

АЛЕКСАНДР САШНЕВ. АКТИВИСТ ДОНЕЦКОГО ЕВРОМАЙДАНА, ЖУРНАЛИСТ

- Почему люди вышли на улицы в Донецке?

- Лично для меня все началось с разгона студентов в Киеве. До этого данная тема особо не интересовала. Казалось, что протесты быстро утихнут. Но после первого разгона я и другие дончане вышли, чтобы выразить солидарность с киевскими митингующими, чтобы показать: у нас в стране должно быть правовое гражданское общество. То есть после разгона произошел всплеск. Собиралось несколько сотен людей. Думаю, до пятисот. Потом все стало немного утихать, и количество участников несколько уменьшилось. Но опять же – до следующего обострения.

Фото из архива Александра Сашнева

- Однако стабильный костяк донецкого Евромайдана – это несколько десятков человек?

- В общем-то да. До сотни.

- Наверняка же были "титушки", провокации. Расскажи об этом.

- Кончено, были. Но "титушки" не сразу появились. Стал замечать их после того, как для власти Януковича "запахло жареным" в Киеве. Были и столкновения, и раненые. Людей били, регулярно запугивали.

- Насколько я знаю, тебя облили зеленкой…

- И такое было. В День соборности, 22 января.

- Можешь привести примеры провокаций? Как действовали "титушки"?

- Срывали наши акции, мероприятия. Например, ближе к весне "титушки" с битами вбежали в кафе, где у нас, активистов, была встреча. Начали нас беспорядочно бить. Я закрыл девушку собой, и мне по голове досталось. Хорошо, что у журналиста Виталия Чижова был газовый баллончик. Это нас тогда спасло. Потом приехала "доблестная" милиция. Нападавшим спокойно позволили отойти. А нас до поздней ночи продержали в отделении. И еще регулярно вызывали на допросы и в милицию, и в прокуратуру.

- А кто в основном участвовал в донецком Евромайдане? Молодежь?

- Было очень мало людей среднего возраста. В основном – пенсионеры и студенты.

Фото Новости Донбасса

- Интересный срез.

- Да. Было много бабушек и дедушек. Причем бабушки у нас боевые были.

ДЕНИС КИРКАЧ. АКТИВИСТ ЛУГАНСКОГО ЕВРОМАЙДАНА, ЖУРНАЛИСТ

- Расскажи, как Евромайдан начинался в Луганске?

- Началось все в день печально известного Вильнюсского саммита. Я, будучи журналистом и ведущим одной луганской телекомпании, написал в Facebook: "Народ, чего сидим?" Пришел к памятнику Шевченко, а там уже стоят люди.

- И сколько изначально собралось человек?

- Боюсь соврать. Несколько десятков. Антимайдановцев было меньше.

Потом пошли митинги. Старались организовывать каждый день. После избиения студентов мне позвонил правозащитник Алексей Бида. Попросил помочь с PR, подтянуть прессу. Планировалась акция возле областного МВД. Это, по сути, первая акция, на которой луганский Евромайдан громко о себе заявил.

Фото obzor.lg.ua

- Сколько человек тогда участвовало?

- Это, конечно, не многотысячный киевский Майдан. Но по воскресеньям стали стабильно собираться несколько сотен.

Ситуация в Луганске тогда была точно такая же, как в Донецке. Народ раскачивали, запугивали: "Вы смотрите, сейчас безумный "Правый сектор" приедет". Когда возник Гражданский сектор луганского Евромайдана, то был организован общественный университет. Людям разъясняли, что такое евроинтеграция, проводились диспуты. А потом уже пошли "титушки", угрозы…

- Были какие-то провокации, столкновения?

- Конечно. Например, когда впервые на Евромайдане собрались политики, пришли ряженые казаки, попытались влезть на сцену. Был разгон митинга, посвященного двухсотлетию Шевченко. А когда на киевском Майдане произошли первые смерти, мы организовали памятный митинг. Люди стояли со свечами, с портретами погибших. И тут пришла девушка с колорадской ленточкой и перекошенным лицом — ставшая позже известной Анастасия Пятерикова. Стояла себе, стояла с портретом беркутовца, а потом начала орать. Из-за того, что якобы журналисты ее не снимали. Ее пытались урезонить: "Сударыня, что вы, право, имейте совесть!" Она продолжила орать, потом ушла. А на следующий день ее начальница Любовь Корсакова (тогдашний депутат Луганского облсовета) подала заявление о нападении на Пятерикову. Хотя были десятки свидетелей, в том числе и я, что нападения никакого не было, а она просто провоцировала людей.

Трижды активисты Гражданского сектора луганского Евромайдана пытались провести показ документального фильма "Открытый доступ". Один раз облили зеленкой экран, второй раз тоже как-то сорвали. В третий раз возле здания Луганской обладминистрации собрались активисты. "Ультрас" (фанаты ФК "Заря") встали вокруг нас цепью. Шел показ фильма. И тут в нас полетел фаер. Тех "титушек" поймали, передали правоохранителям. Дальнейшую их судьбу не знаю, но, думаю, отпустили. Однако надо отдать должное "ультрас". Если бы они не стояли, могли быть пострадавшие.

- В основном молодежь принимала участие?

- Да, но по воскресеньям и пенсионеры приходили.

- Как и в Киеве, устанавливались палатки?

- Нет-нет. Это были стихийные митинги. Хорошо, когда ты на площади среди тысяч единомышленников, а когда ты в окружении "титушек" – все сложнее.

Когда начались захваты административных зданий, луганский Евромайдан постепенно перерос в антивоенное украиноцентричное движение. Проводили акции "Україна єдина", "Марш за мир". Людей было по луганским меркам много. Порядка тысячи.

Фото cxid.info

- А с активистами донецкого Евромайдана общались?

- Да, конечно, поддерживали друг друга. Но совместных акций не проводили.

Наши блоги