УкрРус

Луганчанин о жизни в оккупации: родственник, которому ребра ломали, верит, что придет Украина, и он будет мстить "подкопченцам"

Читати українською
  • Оккупированный Луганск (фото из ЖЖ Антона Кротова)
    Оккупированный Луганск (фото из ЖЖ Антона Кротова)
    http://a-krotov.livejournal.com/1023885.html

О жизни на оккупированных территориях Донбасса появляется много сообщений и слухов, густо разбавленных домыслами и пропагандой. Но чтобы составить максимально четкое представление о реальном положении дел, необходимо больше общаться с людьми, которым волею судьбы пришлось самим побывать в этой отсеченной войной части Украины.

Житель Луганска Дмитрий стал свидетелем самых страшных месяцев блокады города, потом выезжал на свободную территорию Украины, долго работал там, но, в конце концов, вернулся домой. В своем интервью изданию Online.ua он рассказал об условиях жизни, страхах и надеждах людей на оккупированных территориях.

"Я ждал, когда уже наши снесут этот грёбаный Донбасс с лица земли!"

— Дима, вспомним лето 2014-го. Я звал тебя в Харьков, ты отказывался. Потом прервался интернет, отключили свет и воду. Что тебя держало в Луганске, ведь было понятно — ничего хорошего там не будет.

— Родных я вывез, один остался. Мне тогда, в середине июля, мать из Житомира нехорошее сообщение прислала: "Дима, перезвони мне срочно или беги, как можно быстрее. Намечается что-то страшное". И ты меня звал уезжать. Я чувствовал катастрофу, но настроение было такое: "Скорей бы — когда уже наши снесут этот грёбаный Донбасс с лица земли! Пусть бьют, я хочу дойти до конца, сам хочу посмотреть, как будет гореть это г***!"

Да и куда ехать? Все деньги, на которые хотел перебираться в Киев, пришлось отдать сепарам. Заплатить выкуп за родственника-милиционера, его "на подвал" посадили. Он на сторону сепаров не хотел переходить, но и не уехал. Потом меня контузило — бомбили с блокпоста на Вергунке...

— Как я понимаю, это знаменитая батарея сепаратистов у 39-й школы, которая долго расстреливала Восточные кварталы...

— Да. Когда наши вошли в Вергунку (а начале августа 2014 года батальон "Айдар" вошел с боями в Луганск, затем отступил — Ред.), батарею ликвидировали. Я помню эти дни, несколько дней шли бои. Я жил тогда в квартире приятеля на Суходольской, три ночи не спал, стоял на лоджии, смотрел: так ждал, что наши, наконец, прорвутся. Были слышны автоматные и пулемётные очереди — то приближались, то уходили. Так длилось около недели, потом бои начали отдаляться — разочарование.

И примерно в это время, или после этого или до, уже не помню — выше кв. Волкова, там, где отстойники, — был такой же сценарий. Все "проукраинцы" воспрянули духом, шла стрельба несколько дней — потом стала все тише. Я понял, что и оттуда не прорваться. К тому времени по городу разгуливали, не стесняясь, регулярники РФ, даже шевроны уже не скрывали.

Так вот — сепарская батарея во время боев в Вергунке перестала отрабатывать город, наши ее разгромили. Потом батарею восстановили на том же месте, и она снова начала поливать Восточные. Тогда меня и контузило.

Люди выходили звонить на пригорок перед Дзержинским, там связь слабо, но пробивается. Стоял я, два мужика и в метрах двадцати — женщина. Жахнуло так, что в ушах звон, падаю на землю. Начинаю бежать к подъезду — в стороне второй взрыв... Подбегаю к подъезду, там мужики пиво пили на лавочке. Забегаем в крайний дом, забиваемся на лестнице. Снаряды попадают в дом, молимся: лишь бы не прямое попадание в подъезд — тогда все! Затихло. Выбегаю из подъезда — на дороге мужик с оцарапанной рукой. Он орет: "Это фосфорные бомбы! Это фосфорные бомбы!" Матерю его, чтобы успокоился. Потом перевязываем на детской площадке раненого в ногу деда.

"Из Украины прислали для воспитания добровольческий батальон. И через неделю все сепары строевым шагом ходили, и честь бойцам ВСУ отдавали"

— И начались будни в блокаде...

— Дни тогда быстро проходили. За водой сходить за несколько километров, приготовить на костре еду — и уже вечер. Люди рыщут в поисках еды.

Заехали русские полупустые фургоны. Сумасшедшие бабки выскочили навстречу: "Ой вы наши солдатики, освободители, кормильцы!" Тьфу! Стали гуманитарку раздавать. Что в набор входило, я на 100% не знаю — три банки консервов, макароны, крупа, что-то еще... Назначали ответственную от дома. Всем сказала: вот бумага, вписывайте паспортные данные и получайте. Я сказал, что мне подачки от оккупантов не нужны. Прошло пару дней, эта женщина сама ко мне подошла, сказала: "Дима, никакие подписи и паспортные данные не нужны — бери просто так!" Я не взял.

Кстати, "гуманитарные" фургоны выезжали из Луганска максимально нагруженными. Говорили: вывозили оборудование Луганского патронного завода. Сам я, конечно, не видел, что там внутри, но когда-то пару лет работал дальнобойщиком: груженую машину от "порожней" легко отличу!

— Это в Луганске. А какие вести были с ближайших территорий, которые удерживали ВСУ?

— Хорошо знаю ситуацию в Станице Луганской — там долго жил в начале 2000-х, много друзей осталось.

Такой был прикольный факт. Рассказал мужик, у него свой транспортный бизнес был. Он — за Украину. Но сепары заставляли его перекрывать КамАЗами дорогу, чтобы задерживать украинскую технику. Так вот, он рассказывал, в Станице в первый период были контрактники со всей Украины, рас*во было конкретное, меняли тушёнку на чемер (самогон — Ред.), никто воевать не хотел. Сепары станишанские держались очень крепко, чморили даже малолетних украинцев-срочников.

Беспредел творился с обеих сторон. И станичники начали губернатору жаловаться: и на раздолбайство укрармии, и на беспредел сепаров-казачков. Из Украины прислали для воспитания добровольческий батальон — не знаю точно, то ли "Айдар", то ли "Азов". Короче, "на подвале" подержали самых главных, и всё стало спокойно. Через неделю все сепары строевым шагом ходили и честь бойцам ВСУ отдавали.

— Как я помню, в сентябре 2014-го ты выехал, пожил в Украине, на Новый год вернулся. Давай поговорим о дне сегодняшнем, о быте. Просто — образ города?

— Сегодня — в день "советской армии" (23 февраля, — Ред.) бухают в генделиках немного. Только что — слышу вроде как со стороны Станицы Луганской разрывы, думаю — опять обострение, а оказалось — салют. В центре тоже был фейерверк.

Машин мало. Вечером, да и днём тоже, на центральных улицах и в парках никого нет. Вообще пустота, только на остановках несколько человек стоит. Прошёлся в День влюблённых по Советской, где-то в начале вечера — глухомань, даже одиноких парочек нет, зашёл выпить пива на розлив — три человека сидит, а в дорогих кафе почти никого. Мост на Пархоменко (путепровод, центральная трасса, соединяющая центр Луганска со спальными "южными" районами — Ред.) закрыли на неопределённый срок, аварийное состояние — танки так гоняли, что часть моста обвалилась. Представь, весь транспорт, все маршрутки пустили через Камброд, через околицы.

Трамваев давно нет, троллейбусы очень редко ходят — ну и теперь, после закрытия путепровода, маршрут стал коротким. После шести вечера маршрутки очень редки. Зданий много стоит со следами выстрелов, с выбитыми стеклами. Цирк остеклили, работает... В театры люди ходят — билеты дешевые, все ж развлечение.

"Оборудование и станки, все, что более менее нормальное, вывезено в Рашку, старое оборудование — всё на металл. Трамваи тоже на металл пошли"

— Что с нашими "гигантами промышленности"? "Лугансктепловоз" работает?

— Моя мама когда-то там работала. С "Лугансктепловоза" все матери знакомые и кое-какие наши родственники рассчитались. Толком про работу заводов ничего не знаю, кажется они вообще не "фунциклируют". Оборудование и станки, все, что более менее нормальное, вывезено в Рашку, старое оборудование — всё на металл. Трамваи тоже на металл пошли.

— Рынок труда, зарплаты?

— Я вот зарабатываю 10 тысяч рублей, считаю нормально — не в смысле много, а — хорошо, что хоть так! Кореш устроился в контролеры — за счетчиками в домах следит. Оформлен на полставки — 4 тысячи, но работает полный рабочий день. Знакомая в больничной прачечной получает 4-5 тысяч, ещё одна в детсаду — 4 тысячи.

В общем, государственные структуры — это 3-5 тысяч рублей. Знакомый работает водителем у большого начальника: 10 тысяч + небольшая гуманитарка + кормление.

Пенсионеры держатся только тем, что имеют две пенсии, украинскую, как правило, получают на карту "Ощадбанка", а когда накопится, как-то находят способ обналичить. Если бы не украинская пенсия, на "элэнэровскую" повымирали бы.

— Милитаризация усиливается? Что знаешь о наборе в войско, в "народную милицию"?

— В "попочленцы" набирают, в менты — тоже, на "покушать" и на квартплату можно заработать. Расценки, примерно, такие: рядовой — 10-15 тысяч рублей, сержант — 15-17 тысяч, лейтенант — 17-19 рублей, высший офицерский состав — до 60 тысяч. Откуда знаю? Их зарплаты многие знают. Очень в городе много военных, в маршрутках обязательно один-два-три "подкопченца" от 20 до 60 лет, ну, и ментила, МЧСник обязательно присутствуют.

Кум мой был в "ополченцах". У одного знакомого, точно знаю, оружейный склад был в прошлом году. На хорошей машине ездит, отжал, наверное. Из всех перечисленных — почти все алкаши. Сейчас сидят у подъездов квасят. Сегодня вроде платят регулярно, кум хотел вернуться, но нашёл другую работу. Как я понимаю, весной специально стали задерживать деньги, чтобы отребье само разбежалось. И стараются теперь брать спортивных ребят, более строгий отбор, курируют всё это россияне.

Также в военные стараются вербовать влиятельных людей. Вот знаю бизнесмена, когда стрельба была, он уехал, когда вернулся в Алчевск, увидал — имущество разграбили, автопарк отжали. Так его вербовали генералы из Москвы, дали сразу майора, а за его плечами — просто служба в армии. А взялись за него, потому что в городе имел вес среди бизнеса, ментов, вот теперь вооруженные силы и укрепляет.

"Продавцы объясняют: качественные товары не возим потому, что цена будет заоблачная"

— Вернемся к материальному. Что на эти зарплаты-пенсии можно купить?

— Гривня к рублю здесь идет примерно три к одному (около 3 рублей за 1 грн). Сало недавно покупал по 350 "рупий", такое же мать привезла из Северодонецка по 80 гривень, ну это солёное, хорошее — дорогое. Мясо — 250-300 рублей, курица -120, печень — 120, сардельки — 170, колбаса-варенка — от 180, копчёнка — 250-300, сельдь — 160-200, хамса — 100, хек -170. Картошка — 20, яйца — 52, сахар — 53, гречка — 60, рис — 52, вермишель -26, карамелька самая дешёвая — 160 рублей. Творог — 200 рублей с рук, молоко в магазине — пол-литра — 20 рублей, сметана весовая в магазине — 90, но это на сметану не похоже, какой-то непонятный молочный продукт.

Хлебо-булки от 7 до 20 рублей. Водка — от 100 "рупий", но пить её невозможно, гадость, бутылка пива — 30-45 рублей, проезд в маршрутках или троллейбусе — 10 рублей.

Товары в основном из России, чуть меньше — белорусских, украинского вообще ничего в последнее время не вижу. Качество: от очень ужасного до более-менее, при Украине такого плохого качества не было — как стройматериалов, так и еды. Из Приднестровья товар иногда бывает, соусы всякие. Раньше думал, что белорусские товары — качественные, оказалось — г* ещё то. Продавцы объясняют: качественные товары не возим потому, что цена будет заоблачная.

Да! Про сигареты надо рассказать. Дешёвые российские по 10 рублей — это вообще курить невозможно, я даже не представляю, что там вместо табака — то ли волосы со старых кукол, то ли носки. "Донтабак" курить можно, по 30 рублей. Украинские сигареты особо ценятся, есть и они, но цены нереальные, от 60 "рупий" и выше — не укуришься особо.

— Что со здравоохранением?

— Недавно переболел два раза гриппом. Первый раз на лекарства потратил 1000 "рупий", второй раз — 1500, в аптеках самые основные лекарства есть, российское производство, качество — непонятное. Люди ездят на украинскую территорию лечиться, в Северодонецк, например...

— И, наконец, протестные настроения — от "болтания языком" в Луганске недавно перешли к митингам? Что об этом знаешь?

— При такой жизни собачьей люди очень не хотят еще и контроль какой-то иметь. Угнетает, что бюрократия поднимает голову. Как обстрелы стихли, начали понемногу отстраиваться. Вот я возил стройматериалы, и никому до меня дела не было. А теперь, если остановят с грузом, а ты не зарегистрирован, как предприниматель, то штрафуют, или "на лапу" нужно дать. Дополнительная статья расходов.

Налогами малый и средний бизнес душат. Вот и на Центральном рынке были волнения. Пришли к администрации рынка продавцы, оттуда вышли с десяток боевиков с автоматами, и даже разговаривать не стали. На следующий день продавцы пошли в ОБСЕ, устроили митинг у облгосадминистрации. Чем там закончилось не знаю — по телевизору сказали, что это гадят украинские политики: Ландик, Килинкаров. Они, мол, даже не находясь в Луганске, здесь бучу организовали.

"Недавно на Восточном рынке слышал, как продавец, не боясь, рассказывал, как Надю Савченко мучают, и хаял матом Россию. И это меня сильно порадовало"

— Теперь такой вопрос. Жить без надежды нельзя. Вот на что надеются сторонники "непризнанных республик"?

— На себя и надеются. "Пророссийские" не понимают одной простой вещи, что всю эту кухню "ЛНР-ДНР" спонсирует Рашка. И то — пока. Они даже не хотят понять такой простой вещи, что "нет производства — нет денег". Они серьезно считают, что мы сами себя окупаем, как раньше считали, что Донбасс кормит Украину. И им ничего не докажешь.

— Но, в рамках своих политических пристрастий, мировоззрение у людей меняется?

— Болтать языком люди и во время боевых действий не прекращали, и сейчас тоже. Конечно, мы знаем, что все время ищут людей, к которым можно придраться, можно попасть "на подвал", а потом начнут выжимать у тебя деньги — хоть ты "проукраинец", хоть "прорашист" (уголовников, кстати, почистили — кого расстреляли, а многих используют на рабских работах).

Но люди мало сдерживаются в оценках. В 2014-м у нас в подъезде было "за Украину" трое женщин и я. По вечерам у подъезда люди собирались радио послушать. Любой бред из "Россия 24" принимают, как факт — и сразу начинают клеймить укров! Я здесь же — спуску не даю, ругаемся, так в спорах и темнеет. Тогда уже, если обстрелов нет — отбой, все расходятся спать. Мне даже кличку дали — Каратель. Но как-то все обошлось. Ну, знают: "Димон — за укров", но общаться не прекращали.

Но время идет, жизнь не улучшается, это на головы влияет. Водила-приятель, когда вся заваруха начиналась, ходил на пророссийские митинги, так вот теперь, как ни странно, "проукраинец" похлеще, чем я. И свято верит в освобождение. И что тут будет Украина. Тот родственник, которому в СБУ (захваченном боевиками здании СБУ в Луганске — Ред.) ребра ломали, до сих пор верит, что придёт Украина, и тогда он будет "подкопченцам", которые его мучили, мстить.

С другой стороны, знаю "проукраинских", которые весь кошмар здесь прожили, и теперь у них обида за то, что Украина их бросила. И они начинают в "мир ЛНР" встраиваться, не ожидая другого. Подругу я поменял на "проукраинскую", была до этого ватница, ее послал полгода назад. Причём ватница в прошлом учитель украинского, а теперь она со знаменитой украинской фамилией — пророссийская ватница.

Вот что еще очень важно. Идёт мощнейшая пропаганда среди детей и молодёжи, в садиках, школах, вузах. Втирается про величие Рашки и великой победы в ВОВ, про край Донбасс, как отдельную и к Украине не имеющее отношения землю. "Ватные" памятники постоянно ставят. Ну, в общем, худшие проявлении "совка" — мощно и с нахрапом! По ходу Москва выбрала такую тактику, рассчитывая на будущее. Но опять повторюсь — языки люди не сдерживают. Недавно на Восточном рынке слышал, как продавец, не боясь, рассказывал, как Надю Савченко мучают, и хаял матом Россию. Стояло рядом человек шесть-семь, слушали, никто не перебивал. И это меня сильно порадовало.

Наши блоги