УкрРус

Укол смерти: женщина умерла после инъекции, но врачи вину не признают

  • Леся Рвачева
    Леся Рвачева, по мнению семьи, погибла из-за врачебной ошибки
    Из личного архива Владимира Рвачева

21 февраля жительница Ладыжина Винницкой области вызвала скорую своей 35-летней дочери Лесе, у которой покраснела и начала отекать рука. Приехавший фельдшер сделал пациентке два укола, а через семь минут она… умерла.

Родные убеждены: Лесю сгубила медицинская халатность, но врачи покрывают коллегу. Вдовец Владимир Рвачев, отец 4-летнего Саши, оставшегося без мамы, пытается добиться справедливого расследования.

"Обозреватель" встретился с родными Леси и экспертами, чтобы разобраться в ситуации.

Недавно Володе Рвачеву приснился сон: они с Лесей бегут по черным мраморным ступеням недостроенного особняка, посыпанным древесной стружкой, и выбегают на огромный балкон с видом на море. А там плывет белоснежный парусник и дельфины выпрыгивают из воды, блестя мокрыми спинами на ярком солнце. "Это дельфины, ты же их любила!" - говорит он и просыпается.

На столе догорает массивная свеча. Ее, как правило, хватает на несколько часов. На стене - портрет покойной жены.

Володю мучает бессонница. Он заходит на Фейсбук.

"Прямо здесь и сейчас скажите близкому человеку как сильно вы его любите - в следующую секунду может быть поздно!" - пишет он на своей страничке.

Плохое предчувствие

– У них была настоящая любовь, – говорит мама Леси Наталья Ивановна. – Но судьба, видно, так просто счастье не давала. Дочка с мужем начали бизнес, но компаньоны их обманули, и они потеряли большие деньги. У них горела съемная квартира. Потом новая беда: дочка потеряла ребенка, случился выкидыш. Долго не могла забеременеть, а когда все получилось, и Леся ехала ко мне в Ладыжин рожать, в их машину чуть не врезался автобус. Зять как-то вывернул руль, избежал столкновения, но от испуга у дочки прямо в дороге отошли воды. Наши, ладыжинские врачи вытащили Лесю и ребенка буквально с того света. Внучок хоть и родился недоношенным: кило девятьсот, но быстро пошел на поправку.

Нашим местным врачам я верила, поэтому, когда у Леси стала болеть спина и отниматься рука, и дочка решила переехать ко мне в Ладыжин с внуком на несколько месяцев: отдохнуть и подлечиться, я была счастлива.

21 февраля Леся, Володя и их четырехлетний сынишка Саша отправились из Киева в Ладыжин. В дороге Леся, словно предчувствуя плохое, все время плакала и гладила мужа по руке. Глава семейства вернулся в Киев: его ждала работа. Они часто созванивались, но в тот день Владимир, проработав целые сутки, придя домой, уснул. Проснулся от звонка мобильнього. Жена спрашивала, почему он не звонит.

– Не подозревая, что это наш последний разговор, пробормотал спросонья: "Лесюнь, я со смены, я сплю", – вспоминает Владимир. – Она обиженно сказала: "Ну, и спи дальше! Ты вообще мною не интересуешься! Меня не станет, ты и знать не будешь!".

Внезапная смерть

– Все произошло внезапно, – говорит Наталья Ивановна. – Местный ладыжинский невропатолог назначила ей лечение, и дочке стало лучше. Но на третий день, после уколов, которые я ей делала сама, у дочки покраснела и начала отекать рука. В инструкции к лекарству мы прочли побочные действия: аллергическая реакция. Вызвали скорую. Выслушав лесины жалобы, фельдшер стал набирать содержимое двух ампул в шприц. "Что будете колоть?"– спросила я. Он сообщил название противоаллергического и противоотечного лекарства. Возражений у меня это не вызвало.

В инструкции к этому лекарству было написано, что при неотложных состояниях его вводят внутривенно, медленно (приблизительно в течение 3 минут) или капельно. Фельдшер сделал укол внутривенно. Быстро. Секунд за сорок. И стал набирать новый шприц. "А это что?" – поинтересовалась я. "Зачем вам это знать? Это тоже от аллергии". Сделал укол. И ушел.

Фельдшер не померил ей давление, не спросил, когда и какое лекарство она колола перед этим. Не оставил использованных ампул, не записал на месте ни предварительного диагноза, ни данных о введенных препаратах. Он не пробыл у нас дома и пяти минут, хотя медикам скорой после оказания помощи положено быть возле больного еще какое-то время, контролируя его состояние.

После отъезда фельдшера дочка попила воды и легла рядом со мной. Она меня поцеловала на ночь и сказала: "А сыночка забыла поцеловать". "Ничего страшного, – говорю. – Завтра поцелуешь. Он спит". Вдруг Леся схватилась за сердце, крикнула: "Мама, по…", и ее глаза закатились. Я начала ее бить по щекам, но дочка не подавала признаков жизни. Прибежал отец. Стал делать ей закрытый массаж сердца. Леся не дышала. С момента ухода фельдшера не прошло и пяти минут.

"Что ты ей уколол?"

– Приехала бригада скорой с тем же фельдшером, – продолжает рассказ мама Леси. – На этот раз он уже явился с врачом. Они стали ее реанимировать, сначала на кровати, потом переместили на пол. Затем положили мою дочь на носилки, накрыли с головой одеялом, и стали выносить ее из спальни вперед ногами. А я не знала, что она уже мертвая, и как закричу: "Собаки, куда вы мне ребенка выносите вперед ногами!". Врачи поменяли положение носилок, и пошли к выходу. Из-под одеяла выпала и висела безжизненная рука…

Если человек умер дома, нужно вызывать полицию. А они потащили тело в больницу: прикрывали свои "хвосты". Ведь когда я заглянула в реанимацию, сбежавшиеся врачи ничего не делали. Лишь обсуждали, кто будет сообщать родным о смерти. Когда вышла дежурный реаниматолог и молча развела руками, я побежала на станцию скорой. Фельдшер как раз куда-то спешил. Схватила его за куртку: "Что ты ей уколол?". Был бы он невиновен, встал бы на колени: "Я не виноват, вот эти лекарства, вот эти ампулы, я все делал правильно…". Но фельдшер молчал.

В ту же ночь я написала заявление в милицию, и вернулась в больницу со своим адвокатом, чтобы требовать освидетельствования фельдшера на наличие алкоголя или наркотических веществ в крови. Но фельдшера нигде не было.

– Причиной смерти врачи указали острую сердечную недостаточность, – говорит Владимир Рвачев. – Но от чего она вдруг возникла у жены, которая никогда на сердце не жаловалась? В больнице я попросил сказать название лекарств, которые вкололи моей жене. Мне назвали. Но задним числом написать можно все, что угодно! Мы пытались разыскать фельдшера. Нам сообщили, что он госпитализирован. Якобы на фоне стресса – предынфарктное состояние.

Медики за коллегу стояли горой.

– Может быть, родственники что-то недоговорили, - пожимала плечами Тамара Деревяга, старший фельдшер. – Может, он не составил общую картину. То, что он сделал, это не смертельно.

– Были определенные недостатки в обслуживании вызова, – соглашался заместитель главврача Денис Матяш. – Но установление диагноза и лечение проводились согласно стандартам.

– Загадочно быстрая смерть пациентки сразу после введенного препарата меня потрясла, – говорит президент Всеукраинской рады защиты прав пациентов Виктор Сердюк. - Какие бы нарушения ни допустил фельдшер, человека, особенно здоровую молодую женщину, не так легко убить. И тут возникает, прежде всего, вопрос: а было ли лекарство качественным?

Для отслеживания побочных реакций лекарств у нас, в полном соответствии европейским стандартам, действует система фармнадзора. Поэтому о случаях побочных реакций или отсутствия эффективности лекарственных средств в Минздрав обязаны сообщать не только врачи, но и медсестры, фельдшеры, акушеры, фармацевты, а также сами пациенты или их представители. Но, по данным самого Минздрава, только 7% медиков сообщают о побочных реакциях. Остальные 93% молчат. Сам фельдшер, а таже администрация Ладыжинской больницы должны были немедленно сообщить в Государственный экспертный центр МОЗ Украины о реакции на лекарство, которая, возможно, привела к смерти.

Слухи и сплетни

Полиция открыла уголовное производство по статье "умышленное убийство". До завершения всех экспертиз фельдшер по делу проходит как свидетель.

Стало известно, что "свидетель" в профессии новичком не был: 9 лет медицинского стажа. Закончил Гайсинское медучилище. Работал в Виннице на станции экстренной помощи, потом перешел в Ладыжин, в территориальное медицинское объединение в рентгенкабинет лаборантом. Вскоре пошел добровольцем в АТО, где также работал в рентгенкабинете. Там испортил зрение настолько, что, по возвращению, ему не разрешили трудиться на прежней работе. Бывшего добровольца перевели из лаборантов в фельдшеры на станцию скорой помощи. После смерти пациентки фельдшера, от греха подальше, определили в диспетчеры на ту же станцию скорой помощи. Однако муж погибшей женщины считает это решение "опасным для жизни и здоровья больных".

– Я изучил должностные обязанности диспетчера скорой, - говорит Владимир. - Там указывается, что на эту должность необходимо назначать фельдшера (медсестру), который имеет опыт распознавания неотложных состояний, обострений хронических и острых заболеваний. Но о каком "опыте распознавания" может идти речь, если от уколов этого человека скончалась пациентка?

– Медицинская халатность пока не доказана, – сообщил начальник следственного отделения Ладыжинской полиции Сергей Салыга. – Переквалификация либо решение о закрытии дела за отсутствием состава преступления будет принято лишь после проведения всех экспертиз.

Пока шла экспертиза, кто-то запустил слухи, что стройная эффектная Леся, которая занималась восточными танцами и спортом, лишилась жизни из-за таблеток "для молодости и похудения". Другие сплетничали, что она умерла от… аборта.

– Сказать такое о моей единственной дочке, которая своего ребенка буквально вымолила у Бога? – возмущается мама Леси. – Да как у них языки не отсохли!

Результаты врачебного расследованиия

– Понятно, что эти слухи были выгодны тем, кто выгораживал врачей, – говорит Владимир. – Вскоре больница провела служебное расследование. Врачи определили что, поставив диагноз "аллергическая реакция невыясненного генеза", фельдшер недостаточно оценил состояние больной, не провел госпитализацию в стационар. Мы ждали результатов областной комиссионной экспертизы. Они меня потрясли. Эксперты не нашли связи между смертью Леси и уколами фельдшера. Даже вопрос такой не ставился! При вскрытии областные эксперты выявили злокачественную гормонопродуцирующую опухоль надпочечника. По их мнению, опухоль вызвала повышенное давление, которое осложнилось острой сердечной недостаточностью, что и стало причиной смерти. Я не верил своим глазам. Жену, практически сразу, убил укол фельдшера, а нас пытаются убедить, что она умерла "от опухоли".

Но рак, если он действительно там был, не пуля. От него не умирают в мгновение ока. Тем не менее, на основании этого заключения дело готовились уже закрыть. Начальник следственного отделения мне сказал: "Ну, она же болела…". Дело казалось безнадежно проигранным. И мы срочно решили поменять адвоката.

Новый адвокат тут же направил адвокатский запрос в Главное бюро судмедэкспертиз МОЗ Украины с просьбой изучить материалы винницкой экспертизы и правильность выводов тамошних экспертов. Судебно-медицинский эксперт Главного бюро заключила, что непосредственной причиной смерти Леси Рвачевой стал шок. Она резюмировала, что заключение винницких судмедэкспертов научно не обосновано и, для того, чтобы точно выявить причинную связь, нужно изучить в оригинале медицинские документы и провести гистологические исследования.

Следственные органы удовлетворили наше ходатайство о назначении и проведении повторной комиссионной судмедэкспертизы в Главном бюро СМЭ МОЗ Украины. Уголовное производство было отправлено в Киев.

– Дело лежало в Киеве уже больше месяца, а следственные органы все тянули с отправкой гистологических образцов Леси в столицу! – восклицает адвокат потерпевшей стороны Александр Григоришин. – Разумеется, ведь выводы столичных экспертов могли полностью опровергнуть выводы областных, и тогда медицинскую халатность утаить было бы невозможно. Налицо был местечковый заговор. Они крепко обнялись: милиция, прокуратура, медики - и ничего сделать было нельзя. Мы провели ряд процессуальных действий. И, наконец, увидели какое-то шевеление. Неделю назад следователь забрал-таки дело из Главного бюро СМЭ в Киеве и начал проводить необходимые следственные действия, чтобы дело вернулось обратно в Киев уже как положено, вместе с гистологическим образцами.

… Владимир убежден: Леся жива. Любимая просто в другом измерении. И она подает знаки. 7 мая, в свой день рождения он умолял ее присниться. А потом обнаружил… звонок от нее в своем телефоне.

– Я не сошел с ума, – говорит Владимир и показывает мне скриншот со своего телефона. – Сим-карту из ее телефона извлек и спрятал еще в феврале. "Как такое может быть?" – спрашиваю у программистов. Те разводят руками…

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги