УкрРус

"Цветы и улитки - самый выгодный бизнес": как переселенцы с Донбасса стали успешными фермерами

  • "Цветы и улитки - самый выгодный бизнес": как переселенцы с Донбасса стали успешными фермерами | фото 1
    1/1

Уроженцы Макеевки Надежда Фатеева-Рощупкина и ее муж Артем Рощупкин были вынуждены покинуть родной город в августе 2014 года, когда в Донецке уже вовсю хозяйничали оккупанты.

Вместо того, чтобы оплакивать свои потери, Надя и Артем восприняли переезд как шанс начать новую жизнь и развиваться в новом для себя направлении: горожане стали фермерами, в селе на Днепропетровщине выращивают цветы и... съедобных улиток.

Надежда убеждена, что в деревне любой энергичный и трудолюбивый человек сможет обеспечить себе приличный уровень жизни.

"Обозреватель" расспросил Надежду о том, какие вложения необходимы для цветочного бизнеса и с какими трудностями им пришлось столкнуться в процессе.

Далее – от первого лица.

Прощание с домом

До войны я занималась копирайтингом и продвижением сайтов, а у мужа было небольшое предприятие по изготовлению мебели на заказ. Мы планировали развивать этот бизнес, но война разрушила все.

В августе 2014 в Донецк зашла регулярная российская армия, зашли чеченцы, и мы поняли, что ждать быстрого освобождения нет смысла. До тех пор мы считали, что помощь местных патриотов, в том числе наша, необходима украинской армии. Но в августе стало ясно, что оставаться – значит служить живым щитом для террористов или превратиться в приспособленцев. Мы решили уехать, основать новый бизнес, развивать страну, платить налоги государству, а не террористическим псевдореспубликам.

У наших родителей взгляды прямо противоположные, поэтому они остались, и с тех пор мы не общаемся.

Мы пожили месяц у друзей в Херсоне, потом отправились в Полтаву. Там у нас были знакомые – молодая семейная пара, с которыми мы подружились в соцсетях еще во время киевского Майдана. Обсуждая политические события, мы нашли множество единомышленников, с которыми и сейчас поддерживаем связь. Поэтому я, кстати, всегда очень удивляюсь, когда переселенцы жалуются на проблемы и неустроенность. Есть множество людей, готовых помочь встать на ноги, нужно лишь принять эту поддержку и начать работать.

Та пара предложила нам всяческую поддержку. Они нашли для нас дешевый и удобный хостел на три семьи, встретили на вокзале, помогли мужу найти работу на фирме по производству мебели. Там мы прожили месяцев 7-8, все было неплохо, я продолжала заниматься привычным делом – продвижением сайтов, но снимать квартиру и ходить на работу – это было не то, о чем мы мечтали.

Копирайтерство дало мне неоценимый опыт: я научилась находить в сети любую информацию. Кроме того, работа с сайтами на самые разные темы позволяет мне хорошо ориентироваться на рынке малого бизнеса. Как каждый человек, начинающий жизнь с нуля, мы должны были найти свою нишу и занять ее.

Новое место

Если судить по сайтам, то украинец рождается, чтобы заказать мебель, поставить металлопластиковые окна и умереть. Элементарный анализ показывает, что самая неосвоенная ниша – это аграрный бизнес, где высокий спрос и низкое предложение. Малого бизнеса в сельском хозяйстве у нас практически нет.

Мы давно дружим с Викторией Федотовой, руководителем благотворительного фонда "Мартин-клуб", основанного в Макеевке еще в конце 90-х. Фонд помогает многим, в том числе переселенцам. Виктория познакомила нас с фермером из Днепропетровской области, который хотел помочь переселенцам. Он предложил нам безвозмездно занять дом, принадлежащий его маме и пустовавший после ее переезда в город. Вот так мы и оказались в селе Евецко-Николаевка, с населением 350 человек, в 45 км от Днепропетровска.

Фермер занимается производством удобрения – гумуса. Сейчас мы ему помогаем разрабатывать новые виды удобрений для различных цветов, но это просто дружеская помощь, а бизнес у нас собственный.

Еще до войны мы с мужем поставили небольшой сельскохозяйственный эксперимент: вырастили тюльпаны к 8 Марта. Артем построил теплицу, луковицы купили в Голландии (по интернету). Все получилось, опыт был удачный, но тогда мы видели свое будущее не в цветочном бизнесе, а теперь решили продолжить: выращивать горшечные цветы.

Почему именно горшечные? Потому что срезанные требуют гораздо больше вложений. Для роз, лилий и прочих нежных растений нужны теплицы с газовым отоплением. Его регистрация, оплата за сам газ плюс постройка высоких теплиц из крепкого качественного поликарбоната – все эти затраты приводят к тому, что голландские цветы получаются дешевле даже с учетом доставки. Конкурировать с европейскими производителями невыгодно.

Горшечные цветы менее капризны, им нужно меньше места (можно поставить полки в три ряда), не требуется отопление – достаточно закрыть, утеплить в случае заморозков. Мы в этом году не потеряли ни одного цветка, хотя были морозы.

Всю необходимую информацию о выращивании цветов можно найти в Интернете, главное, знать, где искать.

Через знакомых, которым могли доверять, мы продали свою машину, оставшуюся в Макеевке, получили деньги на карту и тут же вложили 40 тыс. грн в постройку теплиц и покупку импортных семян и луковиц (петунии, горшечной гвоздики, пеларгонии и пр). Теплицы проектировал и строил Артем, с помощью наемных рабочих.

Наемные рабочие

Тут, в селе, царит печальная безнадега. Одна главная улица с тремя ответвлениями, три магазина, в два из которых даже зайти страшно. Вокруг села побогаче и побольше – благодаря нескольким речкам там курортная зона, живут за счет отдыхающих. А в Евецко-Николаевке семьи делятся на два типа: те, что пашут на своих участках (таких мало) и те, у которых огороды заросли бурьяном, а "отцы семейств" пьют не просыхая.

Одна из наших целей – дать местным работу. Но не всегда удается найти желающих. Если зимой людям нужны дрова и еда, поэтому они охотнее подрабатывают, то летом им, как говорится, под каждым кустом и стол, и дом. Приходится контролировать буквально каждый шаг наемных работников, чтобы не отлынивали и не делали как попало.

Почему Украина не может себя обеспечить продуктами сельского хозяйства, имея такие плодородные земли? Потому что после революции 1917 года произошел отрицательный отбор: "кулаков" отправили в Сибирь или расстреляли, а землю раздали тем, кто не знает, зачем она нужна. Это беда.

У нас в селе есть заброшенное, никому не нужное поле, упирающееся в лес. Его спокойно можно разработать, и никто не будет предъявлять претензии. Пара семей так и делает, они расширили свои огороды, но остальная земля пустует.

Еще одна проблема: люди работают по привычке, ради работы, а не на результат. Например, вместо того чтобы полоть сорняки тяпкой, можно купить специальное средство, обработать огород и через 10 дней собрать сорняки граблями. В Европе эти средства активно используются, а мы импортируем польские овощи, потому что с такими темпами и с дедовским подходом свои вырастить не успеваем.

Очень жаль, что консерватизм и лень мешают людям заняться делом. В сельском хозяйстве вложения окупаются в том же сезоне. Прошлой осенью мы собрали всю информацию, составили бизнес-план, в декабре начали строить теплицы и покупать луковицы, сезон продажи стартовал в начале апреля, и к середине мая мы уже полностью вернули все свои вложения (изначальные 40 тысяч и еще 10 тысяч дополнительных расходов по ходу дела).

Теперь пойдут летние растения, осенью – хризантемы, весной подготовка к 8 Марта. Во дворе у нас постоянно появляются новые парники и навесы.

Сбыт

Я заранее проанализировала, где представлены крупные оптовые цветочные сети и куда не стоит соваться, чтобы не прогореть. Мы арендуем две торговые точки на рынке в Новомосковске, куда приезжают за покупками жители окрестных зажиточных сел. Дома и мини-отели для отдыхающих украшают цветами, так что наша продукция популярна.

Кроме того, мы рекламируем свою продукцию в Сети: и в Facebook, и на сайте, и на других площадках. Принимаем заказы на оформление кафе, ресторанов, начали понемногу заниматься ландшафтным дизайном.

С продавцами на торговых точках те же проблемы, что и с рабочими в селе: не напрягаются, могут просто не выйти на работу, поэтому приходится их контролировать. С 8 утра до обеда мы с Артемом там, иногда и сами торгуем (машину нам предоставляет наш друг-фермер).

Сейчас ищем человека, который за определенный процент согласился бы стать партнером, даже без стартового капитала. Хотим найти такого, кто был бы заинтересован в результатах финансово, освоил весь производственный процесс от начала до конца. Но, хотя сообщили о поиске волонтерам и организациям, помогающим переселенцам, до сих пор претендентов нет.

С другими торговцами на рынке не раз возникали скандалы из-за цены: на меня "наезжали" за то, что продаю, скажем, по 8 то, что они хотят продавать по 15. Они перепродают, а я торгую собственноручно выращенными цветами, так что разница понятна. Торговки орут и угрожают. Но я им объяснила, что уже была под обстрелами, и как видите, жива-здорова. А будут угрожать – вызову полицию. Пока поутихли.

Улиточная ферма

Это наше новое увлечение, ему всего несколько недель.

Как-то я искала в Интернете рецепт торта "Мильфей", наткнулась на статью о французской кухне, прочла об улитках. На следующий день иду по улице, смотрю, по траве ползают виноградные улитки. Те самые, в точности как на фотографиях. Мы с Артемом наловили десяток, приготовили по рецепту, с зеленым маслом. Получилось очень вкусно.

Я опять полезла в Интернет, прочла несколько статей об улитках и о том, каков рынок улиток в Украине. Наткнулась на множество объявлений о покупке – хозяева ресторанов писали, что купят в любых количествах за любые деньги. То есть спрос огромный, а предложение очень маленькое.

Потом я изучила цены: 150 грн за килограмм, если продавать перерабатывающему предприятию, которое готовит полуфабрикаты для экспорта за границу. Сколько платят рестораны, я еще пока не выясняла, но ясно, что это невероятно выгодный бизнес, учитывая, что кормить улиток нужно овощами и травой, расходы копеечные, зимой они просто зарываются в почву на глубину 45 см, а с теплом снова вылезают на поверхность. Прочла про одного фермера в Латвии, который хотел создать какой-то бизнес с минимальным вложением, а сейчас уже заключает договора на поставки партий в 2 млн штук!

Почему у нас до сих пор так мало улиточных ферм? Думаю, просто наши люди еще не привыкли к мысли, что улиток едят. Вот во Франции их в природе уже не осталось, только на фермах.

Оказалось, что в нашем селе полно виноградных улиток, тут как раз для них подходящие места – с определенной влажностью и составом почвы. Я поискала и нашла места их "тусовки", мы собрали несколько десятков килограммов – да, иногда деньги валяются прямо под ногами! Еще пару десятков килограммов купили. Это так называемый маточный материал. Сейчас у нас 70 кг улиток (примерно 45 штук в килограмме), у которых со временем будет приплод. И вот когда этот приплод через два года вырастет, их можно будет продать.

Из документов потребуется разрешение, как на торговлю живой рыбой. Производитель полуфабриката берет партию на пробу, оценивает качество и заключают договор, а потом уже сам оформляет сертификат на готовую продукцию.

Кстати, на цветы тоже никакие документы не нужны. Сельское хозяйство не облагается каким-то особыми налогами, не требует патентов. Если оборот до полумиллиона в год, нужно просто зарегистрировать ЧП и работать.

Я не могу сказать, что планирую посвятить всю жизнь улиткам или цветам. Сейчас мы с мужем учимся на очно-заочном отделении Института практической психологии, на кафедре психотерапии. Мы оба давно интересуемся психологией и в дальнейшем, возможно, отойдем от бизнеса и сосредоточимся на этой сфере. Я уверена, что наша ферма будет быстро развиваться и даст нам возможность заниматься тем, что интересно нам и приносит пользу другим людям.

Наши блоги