УкрРус

Мертвая тишина и скелеты зданий: жители Донецка рассказали о "чертовой метке" города. Фоторепортаж

  • Киевский район Донецка вымер
    1/6
    Киевский район Донецка вымер| © Соцсети

Жизнь Киевского района Донецка за последние годы сильно изменилась. Теперь это район, имеющий наивысшую опасность по обстрелам и угрозе для жизни.

Об этом сообщает "Сегодня".

Киевский – на участке от Ветки до разрушенного Путиловского моста, пять троллейбусных остановок, – молчит той мертвенной тишиной, которая может давить на мозг. Здесь можно идти посередине дороги, не боясь машин. Их тут ездит не так уж много, примерно одна в пять минут. Шелест шин по убитой гусеницами танков дороге – один из немногих звуков Киевского. Есть еще автобусы, которые соединяют несчастный район с более благополучным центром, и троллейбусы, чья конечная остановка теперь возле Путиловского моста, а не в аэропорту, у автовокзала "Западный" или возле шахты "Октябрьский рудник", как это было еще два года назад.

Дорога буквально "счесана", впрочем, это нормальное состояние для донецких магистралей. Военная техника ездит табунами по Киевскому проспекту по маршруту "аэропорт и обратно", разбивая не только дороги, но и надежды на мирную жизнь. Все кто мог отсюда уехать – давно уехали, сейчас основной контингент жителей – старики.

Остановку троллейбуса изрешетили осколки. По следам можно легко понять, откуда прилетели снаряды – со стороны центра города.

"Окна поставили. У нас как вылетели два года назад, так мы забили их все фанерой и жили как лягушонки в коробчонке. В кухне один просвет оставили, – рассказывает в троллейбусе женщина. – У нас на Чапаева вообще людей мало осталось, но вижу – начали окна вставлять. Спрашиваю: "Не боитесь, что выбьются?" А они говорят: "Мы уже ничего не боимся, но жить без окон уже сил нет". У них было все полиэтиленом затянуто, я их понимаю. Ну и мы подумали и решили ремонтироваться. Хотя как обстрел – я в полуобморочном состоянии. И денег жалко, и себя жалко".

На Путиловке остались разбитые магазины, банки, ларьки. Никто не занимается хотя бы разбором завалов. На Полиграфической улице высотка издательства "Донетчина" имеет еще более удручающий вид: на десятом этаже полностью отсутствуют стекла в окнах, ветер вдувает в пустые проемы ошметки жалюзи, с крыши свисают совершенно неопознаваемые снизу лохмотья то ли кровли, то ли еще чего. В целом – ощущение абсолютного, беспросветного, серого уныния.

"День прожили – и хорошо! – делится рецептом выживания жительница улицы Маршака Елена Канышева. – Мы тут никому не нужны особо, так что все делаем сами. И мусор после обстрелов убирали, и старикам фанерки на окна ставили сами. Доброго дяди нет. А знаете, как теперь для меня выглядит счастье? Вон дом двухэтажный, видите? В нем восемь квартир, все жильцы уехали еще в 2014-м. Ночью идешь, дом стоит пустой, темный, страшный… А прошлой осенью идут – вижу, одно окно светится! Я бегом туда, думала, мародеры залезли. Стучу в окно как бешеная, а оттуда соседка выглядывает, смеется: "Да не колоти ты так, свои!" Ой, как я радовалась – хоть кто-то приехал! Хоть одно окошко будет светиться, вроде как жизнь не совсем еще закончилась".

Пенсионер Антон Комаров живет неподалеку от захваченного боевиками корпуса Донецкого юридического института. Из его окон открывается вид на плац, где еще два года назад принимали присягу на верность Украине будущие милиционеры. Теперь здесь одна из баз боевиков.

"Институт два года назад и разгромили, – говорит пенсионер. – Жаловаться на то, что база боевиков находится в самом центре жилого поселка, даже смысла нет. Кто нас будет слушать, хорошо еще, что танки сюда не загнали".

По словам дончанина, большинство жителей его пятиэтажки давно уехали и возвращаться не намерены. Пенсионер присматривает за квартирами семи соседей. "У нас ведь тут и во двор прилетало, слава богу, что хоть в дом не попало, – грустно вздыхает пенсионер. – Я как могу присматриваю. Было дело, заделывал соседям окна пленкой и фанерой, плачу за квартиру, когда просят и когда у соседей есть возможность передать деньги. Кроме того, свет еще дополнительно включаю поочередно во всех квартирах, чтобы мародерам было сложнее вычислить нежилые. Правда, одну квартиру все же воры вскрыли. Забрали, все что могли унести – технику, посуду, даже ковер со стены украли. Но я бессилен против них, что я могу?"

О мародерах жители Киевского района рассказывают шепотом. Боятся. Да, вычисляют и "обносят" квартиры уехавших. Нагло, бесцеремонно, потому что знают – никто из соседей не пикнет. В частном секторе снимают заборы целыми секциями. Если кто-то все-таки заголосит, обрывают на полуслове, мол, "защитники ваши, имеем право".

Еще одна тихая радость местных жителей – работающий хлебный ларек возле остановки на Полиграфической. Увы, кондитерский комбинат, который несколько десятков лет наполнял здесь воздух ароматами свежих пряников, пока умолк. А ларек остался и в нем все так же, как и два года, пять, десять лет назад продают свежие батоны, пряники и булочки, выпеченные в Донецке.

Как ранее сообщал "Обозреватель", террористы вывели на улицы Донецка танки и САУ.

Наши блоги