УкрРус

Как беженцы из Украины становятся в России крепостными

Читати українською
  • Как беженцы из Украины становятся в России крепостными
    epa.eu

Сотни тысяч рабочих рук появились в России благодаря массовому бегству из Донбасса. Этих людей российские власти фактически превратили в государственных крепостных с неясным юридическим статусом.

Они десятки лет ездили в РФ на заработки, но упрямо возвращались с деньгами в Украину. Они симпатизировали России, любили Путина, однако "Программа возвращения соотечественников" провалилась с треском. Не для того ли развязана нынешняя война в Донбассе, чтобы выбить упрямых восточноукраинских работяг из их депрессивных городов и загнать в вымирающие регионы РФ?

Бежим: на запад или на восток?

"В Луганске сейчас ад". Это мягко сказано. Нет электричества, никакой связи с миром – ни телефона, ни интернета, ни почты, ни стабильного транспортного сообщения. Отсутствует вода. Хлеб можно купить, лишь заняв очередь рано утром и отстояв пару часов. Продуктовые магазины пустые, спиртного нет. Медикаментов в аптеках почти не осталось: аптек на весь город работает всего несколько. И артиллерийский обстрел жилых районов, который не прекращается уже месяц.

В областном центре осталась едва ли половина его обычного населения. Все лето мирные жители бежали либо в сторону Украины, либо на территорию РФ, в том числе в аннексированный Крым. Поезда из Луганска по всем существующим маршрутам – в Киев, Харьков и Симферополь – уходили переполненными. В Россию же и в Крым мятежники с самого начала отправляли людей на автобусах бесплатно – из Луганской области, как и из пылающей Донецкой.

Выбор маршрута эвакуации не был полностью свободным. С февраля на Донбассе запускали истерические слухи о том, что "к нам едут 40 автобусов "Правого сектора". Людям давно внушали, что "схидняков" в Украине ненавидят, а на экранах показывали "беснующихся нацистов" на Майдане. В эту жирно унавоженную почву потом и легли новые термины пропаганды: "киевская хунта", "каратели".

Для многих в Луганске окончательно наполнились смыслом эти слова с началом обстрела жилых кварталов. К тому времени информационное пространство было полностью зачищено мятежниками: новости в Луганске узнавали лишь от российских СМИ.

С отменой поездов на станции "Луганск" возможностей бежать в мирную Украину почти не осталось. А в сторону России автобусы продолжают идти, стоят многокилометровые вереницы машин перед пунктом пропуска "Изварино", который контролируют сепаратисты…

Сколько "наших" в России?

Сведения о переселенцах, которые дают российские источники, разнятся в зависимости от конъюнктуры. Еще в июне оценки Федеральной миграционной службы (ФМС) доходили до 500 тысяч беженцев из Донецкой и Луганской областей. Потом, правда, выяснилось, что это – вообще все украинцы, пересекавшие границу с РФ с начала года.

По данным официального представителя МЧС России, которое организует палаточные лагеря, на конец июня в пунктах временного размещения находились 14 тысяч человек. А в Южном региональном центре МЧС эти цифры конкретизировали:

– В настоящее время только на территории Ростовской области находится более 18 тысяч вынужденных переселенцев из Украины. Около 70% прибывших граждан – а это свыше 13 тыс. человек – разместились у родственников. Остальные граждане Украины находятся в стационарных пунктах временного размещения и промежуточных пунктах, – сказал начальник центра Игорь Одер 24 июня.

К сегодняшнему дню разлет еще больше – доходит и до 700 тысяч, и даже до 2 миллионов "по неофициальным данным". Но чтобы получилось хотя бы 700 тыс. переселенцев, в последние 6 месяцев (с начала февраля по конец июля) их должно было прибавляться по 4 тысячи в день. А на такую цифру не выходили ни разу – что в конце июня, что в начале августа поток стабильный – около 1 тысячи ежедневно.

То есть с "поправкой на ветер" можно предположить: беженцев тысяч 150.

И если взять модель Игоря Одера про "70% живут у родственников", эта цифра вполне согласуется с данными, согласно которым на 4 августа в пунктах временного размещения находятся около 42 тыс. человек – это как раз 28%.

Миграционная служба РФ заявила, что получила более 60 тысяч ходатайств от граждан Украины о признании их беженцами. Срок рассмотрения ходатайства составляет 3 месяца, зато документы о предоставлении временного убежища теперь рассматривают вместо такого же срока в течение всего 3-х дней.

Что испытывает человек, который вырвался из охваченного войной города?

Люди рыдают на границе, а когда их спрашивают, "как там", многие сказать ничего не могут – ком подкатывает к горлу. Кто этого не пережил, не поймет, каково это – дергаться от каждого резкого звука, что значит засыпать, не слыша взрывов и автоматных очередей… Даже полевые условия пункта временного размещения – это счастье после ночей в подвалах.

Какова же дальнейшая судьба беженцев с Донбасса в России и в Крыму?

"Здесь очень холодно"

В Севастополе живут порядка 11 тысяч беженцев из Донецкой и Луганской областей, в том числе в лагере за городом – 700 человек. "Севастополь просто материально и физически не мог дальше принимать такое количество переселенцев из Украины, поэтому было принято решение отправлять их в другие регионы России", – передает сайт "Севастопольские новости".

126 человек, в том числе 11 грудных детей, МЧСовский Ил-76 доставил в Екатеринбург 2 августа. Самолет вылетел около 17.00, прибыли с учетом разницы во времени в 10 вечера. Переселенцев встречают сотрудники МЧС и психологи, все получают сухпайки, а главное, теплые вещи:

– Да, нам очень холодно. Здесь очень холодно. Мы просто не думали, что здесь так холодно. У нас вещи там, мы собрали. Хотя бы сейчас одеться, – говорят беженцы репортеру Свердловского областного ТВ.

Автобусами переселенцев отправляют в Сухой Лог – это еще 110 км от Екатеринбурга, они прибудут туда через 2 часа пути. Там им восстановят документы и дадут временное жилье.

– Знаю, что будет все равно лучше, чем в Украине. Это однозначно. Туда я не планирую возвращаться, – говорит журналистам местного облТВ бывший луганчанин Александр Исаков.

Вернуться, кстати, было бы недешево. Добраться поездом до Луганска можно так: Екатеринбург – Харьков, а затем Харьков – Луганск. Дорога на одного человека обойдется только до Харькова в 5 571 рубль (1900 грн), а по месту еще сотня гривен. Это не считая того, что в пути (а займет он больше 3 суток) нужно за что-то кормиться. Для семьи из трех человек расходы посчитайте сами.

"Всего на территории региона, по данным властей, проживают 400 беженцев, но область готова принять более 5000 человек", – передает Свердловское областное ТВ.

От тундры до Амура есть работа

В Питере – 6000 беженцев, и за 4 недели работу нашли работу лишь 2 человека. Зато в Каменск-Уральском (Свердловская область) требуется 2,5 тысячи работников разных специальностей. Здесь красивая природа, но атмосфера, благодаря металлургическим предприятиям, примерно как в Алчевске.

Есть вакансии и в городе Пыть-Ях Ханты-Мансийского автономного округа, туда отправили 132 человека, которых доставили самолетом в Сургут из Ростовской области 6 августа. Этот 40-тысячный город – в 110 км южнее Сургута.

Если ехать еще часов 12, то, покрыв 700 км, вы окажетесь в Тюмени. Туда же, в Пыть-Ях отправилась и следующая партия беженцев – 200 человек. Всего ХМАО готов принять 587 переселенцев. На каждого из них выделяется материальная помощь – 800 рублей (272 грн. в пересчете).

В Хабаровском крае к 6 августа за получением статуса беженца обратились 277 переселенцев, 236 из них уже получили единовременную материальную помощь – по 5 тыс. рублей (1700 грн.), пишет ИА "AmurMedia". Всего же в край прибыло 415 человек из Украины, предприятия готовы предложить 538 вакансий, обеспеченных служебным жильем.

– Очень кричащая ситуация в городе Юность. На местных заводах есть заказы на вакансии, но среди жителей нет способных или желающих работать, например, сварщиком, – отмечает первый зампред краевого правительства Александр Левинталь. – С помощью этой уникальной возможности мы попытаемся избавиться хотя бы частично от недостатка трудовых ресурсов. Иностранная рабочая сила большей частью некачественная (имеются в виду, очевидно, китайцы.– прим. авт.). А люди из Украины – квалифицированные и русскоязычные специалисты.

Законодательство РФ спешно перекраивается – как миграционное (временное убежище за 3 дня), так и трудовое. Якобы, квоты найма иностранцев теперь не будут касаться бывших жителей Донбасса.

Сайт ИА "REX", которым руководит Модест Колеров, близкий к одиозному куратору кремлевской пропаганды Суркову, устами своих постоянных экспертов проводит линию: беженцев нужно обустраивать на постоянной основе, в Украину беженцам возвращаться крайне опасно.

Однако российское законодательство готовит переселенцам с Украины неприятные сюрпризы.

Жизнь без паспорта

Надо сказать, что закон РФ "О беженцах" гласит: уже на этапе подачи ходатайства о получении этого статуса человек "передает свой национальный (гражданский) паспорт и (или) другие документы, удостоверяющие его личность, на хранение в территориальный орган федерального органа исполнительной власти". И потом свидетельство беженца становится единственным документом, подтверждающим его личность!

В законе сказано, что беженцы могут добровольно отказаться от этого статуса. Но из документа до конца непонятно, через какой срок. Также неясно, должны ли они в этом случае возместить государству затраты на доставку их к месту временного проживания – в тот же Сургут, Хабаровск или Владивосток.

Если мы оглянемся назад, то мы вспомним: тему переселения граждан Украины на Дальний Восток и в Сибирь вбросили в массовое сознание еще в декабре 2012-го, когда секретарь Ростовского отделения партии Единая Россия Антон Бредихин презентовал проект "Ермак 2.0".

А уже в этом году, еще 27 февраля депутат Госдумы от ЛДПР Худяков предложил подумать о создании рабочих мест для русскоязычных украинских беженцев на Дальнем Востоке. Его письмо озвучили "Известия".

А спустя три дня, 2 марта на Красноярском экономическом форуме уже глава Минвостокразвития Александр Галушка заявил, что вполне допускает возможность привлечения украинцев на Дальний Восток:

– Это рациональное предложение. В Министерстве в ходе экспертных обсуждений такие варианты рассматривались еще задолго до событий, которые сейчас происходят на Украине.

Постойте, а какие события происходили в Украине 27 февраля? Да, начался мятеж в Крыму (до открытой оккупации еще не дошло). Да, Евромайдан победил, сформировано правительство, регионалы обещают поддержать назначение Яценюка премьером. 26 февраля – Генпрокуратура вывозит документы из "Межигорья", в Харькове перед мэрией сняли российский флаг, Ахметов решил поддержать новую власть, в Крыму опасаются провокаций "в поддержку русской идеи"…

Но какие предпосылки были для "русскоязычных беженцев из Украины" в феврале, чтобы о них говорили на уровне Госдумы и министерств, тиражировали это в прессе?! Ну, кроме панических слухов в Луганске и Донецке про "40 автобусов "Правого сектора"?

За беженцами жгут мосты?

Когда видишь, как пророссийские мятежники из российского оружия российскими боеприпасами изнутри обстреливают жилые кварталы Луганска, Донецка, Краматорска, трудно удержаться от мысли, что задачу такую им поставил тот, кто дал оружие.

"Ополченцы" говорят, что это дело рук мифических украинских диверсантов, каким-то образом пробравшихся в полностью контролируемые "народными республиками" города, но ни одного из них за два месяца не предъявили. Объяснения, зачем диверсантам уничтожать мирное население, тоже нет. Только для того, чтобы подтвердить, что они – "каратели"?

Гибель каждого человека – трагедия, но все же для постоянного обстрела человеческих жертв на удивление мало – около сотни за месяц. Если бы у "диверсантов" была цель уничтожать луганчан, это можно было сделать гораздо эффективней – огнем по многоэтажкам. А снаряды и мины рвались поначалу в частном секторе с минимальными жертвами, но вызывая ужас и заставляя людей бежать "світ за очі". Это теперь ведут обстрел многоквартирных домов. Уже фактически пустых.

Складывается впечатление, что горожан сначала согнали с насиженных мест, а теперь делают все, чтобы им некуда было вернуться.

Сегодня тот же Луганск методично стирают с лица земли. Уничтожена Кировская электроподстанция, которая давала 85% электроэнергии городу. На ее восстановление понадобится месяц мирной жизни – сначала как минимум нужно купить дорогущий 100-тонный трансформатор. Без электричества невозможно выпечь хлеб, подать в дома воду, хранить в магазинах продукты… И обеспечить связь с миром – тоже невозможно.

В городе уничтожены десятки котельных и насосных станций водоканала. Уничтожены почти все мусоровозы. Повреждения получила половина школ Луганска, половина детских садов и значительная часть больниц. Большой урон понес городской транспорт – горели автобусы, троллейбусы, трамваи, разрушены трамвайные рельсы, контактная сеть троллейбусов. Городские улицы изрыты воронками, асфальт разбит гусеницами танков и БМП. У нас больше нет аэропорта, изувечен автовокзал. Обстрелам подверглось большинство предприятий.

Теперь бьют по жилым домам.

Естественная добыча

В 2006 году в России была запущена государственная программа "содействия переселению соотечественников". Она была задумана для того, чтобы покрыть убыль населения за счет привлечения переселенцев на ПМЖ.

Речь шла, прежде всего, о Сибири и Дальнем Востоке. Проблему привлечения туда рабочих рук нельзя было решить просто вложением денег в инфраструктуру – россиян физически не хватает, чтобы обжить такие огромные пространства. Вспомните, сколько людей с Украины занималось освоением природных богатств по ту сторону Урала в советское время. А теперь заробитчане как правило дальше Москвы не едут. Деньги "на северах" теперь не такие бешеные, как были при Советах.

И программа по "возвращению соотечественников" провалилась с треском. Скажем, в Приморском крае надеялись на приезд 26 тысяч переселенцев из бывших республик СССР – а удалось завлечь всего 1,6 тысячи. Это за 6 лет!

Зато теперь десятки тысяч украинцев хотят оформить удостоверение беженца! И в перспективе, говорят, им таки разрешат стать участниками этой программы для соотечественников.

Можно насчитать несколько волн украинских беженцев в Россию. Первая – это самые заполошные, которые испугались "40 автобусов правосеков", уехавшие еще в феврале-марте. Вторая – в апреле, когда началась антитеррористическая операция. Костер войны разгорался, и третья волна беженцев пошла в мае. Волна июня-июля была самой мощной: стало ясно, что сепаратисты не устоят против правительственных войск, и люди стали бежать из городов, которые вот-вот станут полем боя. Дополнительным стимулом стали обстрелы населенных пунктов.

Теперешняя, пятая волна беженцев – это люди, которые до последнего надеялись пересидеть боевые действия дома. Они с трудом вырываются из фактически окруженных городов.

Можно с уверенностью говорить о еще двух волнах переселенцев в Россию. Шестая – это уцелевшие террористы из местных, которые в скором будущем станут скрываться от украинского правосудия в РФ, и их семьи. Это несколько тысяч человек. Седьмая же – это люди, которые окажутся на пепелище, у развалин своих домов. Да что там, – даже если дома устоят, городской инфраструктуры-то не останется…

В этой последней волне, возможно, будут и те внутренние украинские переселенцы, кто столкнулся с недобрым отношением на новом месте: нежеланием сдавать жилье "донбасскому быдлу", невозможностью найти работу, устроить детей в школу и садик, с осуждением "западенцев" – "наши дети гибнут, а вы тут прячетесь". Эти десятки тысяч людей тоже могут стать добычей "спасительницы-России".

Версия, что нынешняя война в Донбассе – спецоперация России, направленная на получение человеческих ресурсов, на первый взгляд, кажется дикой. В то же время она дает ответы на все вопросы. И потому может оказаться единственно верной.

Донбасс – самый густонаселенный регион Украины. И если из 7 миллионов человек хотя бы треть окажется в вымирающих регионах РФ – это будет серьезное завоевание для нашего северного соседа. На это стоило тратить миллиарды рублей в виде военной помощи мятежникам. Стоило подставляться под санкции мирового сообщества.

Ведь другим путем "купить" рабочие руки для разработки недр не выйдет. Не китайцев же приглашать, которые завтра привезут в Сибирь семьи и через 20 лет станут доминировать в регионе.

Мы столько лет говорили фразу "главное богатство нашей земли – работящие люди", что перестали понимать ее смысл. Но для России славянское население на бескрайних просторах за Уралом – на вес золота.

Наши блоги