УкрРус

Церковь, деньги и политика: Евстратий Зоря рассказал о "не украинской" лавре

Читати українською
  • Церковь, деньги и политика: Евстратий Зоря рассказал о "не украинской" лавре

8 декабря на сайте Киевского горсовета была размещена петиция о проведении городского референдума о переподчинении главной святыни столицы – Киево-Печерской лавры – Киевскому патриархату. Менее чем за сутки петиция собрала даже больше, чем нужно - 10 543 голоса (по состоянию на 18:30 9 декабря), .

С просьбой прокомментировать инициативу киевлян, а также рассказать о динамике переходов приходов УПЦ МП в распоряжение Киевского патриархата, "Обозреватель" обратился к главе Информационного управления Киевской патриархии, архиепископу Евстратию Зоре.

Как вы относитесь к петиции?

- Я видел ссылку на эту петицию в социальной сети, но, честно говоря, не имел возможности ознакомиться с ней. Если говорить о форме, то я думаю, что это является одним из видов реакции на позицию церкви Московского патриархата в отношении текущих политических событий. В частности, на деятельность наместника Лавры, митрополита Павла, известную с не очень хорошей стороны. Это касается и его чрезвычайно тесных связей с представителями предыдущей власти.

Насколько реально выполнить то, о чем там идет речь? Я имею большие сомнения. Потому что в нынешних условиях вряд ли городская власть или государственная власть будут готовы идти на конфликт с церковью Московского патриархата. Мы видим, что зачастую государство в отношении церкви пытается не действовать в пользу той или иной конфессии, а пытается не допустить конфликтов и недоразумений.

Очевидно, что вряд ли кто-то из государственной власти будет готов братья за такое дело.

Если говорить с формальной точки зрения, то я не думаю, что кто-то в государственной власти будет инициировать такие решения. Даже если петиция и наберет какое-то количество голосов в поддержку, возможно, ее и рассмотрят, и напишут ответ, что такой возможности нет.

На самом деле вопрос Киево-Печерской лавры очень многоплановый. Начиная с того, что никто так до конца и не расследовал многочисленные злоупотребления. В 2007-2009 годах Счетная палата проверяла финансовую деятельность Киево-Печерской лавры и выявила многочисленные нарушения. Они состояли в том, что, в нарушение законодательства, из Государственного бюджета выделялись средства на различные ремонтные работы, но не государственной структуре – Национальному заповеднику, как это должно быть по закону, а религиозной организации - Киево-Печерской лавре. Насколько я помню, Счетная палата насчитала нецелевого использования средств на сумму более 90 миллионов гривен.

Вы также помните видео, которое запечатлело, как после бегства Януковича возле Киево-Печерской лавры сжигали большое количество бумаги. Тогда в лавре говорили, что это отходы типографии, но мне почему-то кажется, что это была финансовая бухгалтерская отчетность. После этого, как вы помните, митрополит Павел на достаточно длительное время пропал из Киево-Печерской лавры. Официально он находился на лечении, но, насколько можно было понять, он просто опасался, что у него могли возникнуть проблемы и с обществом, и с правоохранительными органами.

Таких вопросов много. В частности, на территории лавры есть храмы, которые до сих пор используются как музейные объекты. Если бы было желание со стороны государства, то один из таких храмов мог бы быть передан для свершения богослужений украинской церкви. Очевидно, верующие хотели бы этого. Но из своего опыта могу сказать, что вряд ли у кого-то возникнет такое желание.

Я рассматриваю эту петицию как общественную инициативу и реакцию.

- Вы говорите: "Вряд ли у кого-то возникнет желание". А не должно ли такое желание возникнуть, прежде всего, у верующих, а уже потом – у власти?

- Самый первый способ решения таких вопросов – это демонстрация своей позиции. Я знаю, по крайней мере, ряд людей, которые в свое время ходили в Киево-Печерскую лавру и теперь перестали это делать из-за того, что церковь Московского патриархата заняла ту позицию, которую она заняла. Так что каждый может проявить свою собственную позицию.

Но есть и другая сторона проблемы. Эта святыня принадлежит всему украинскому народу, это наше общее наследие, и таким образом предоставляется своеобразная легитимация тому состоянию, которое сейчас есть – когда в украинской святыне можно найти очень мало украинского.

- Будете ли вы в Киевском патриархате призывать верующих подписать эту петицию?

- Моя личная позиция: я не призываю и не запрещаю подписывать любые петиции, потому что считаю, что это право выбора каждого человека. А что касается кампаний в интернете… Я пока что не видел ни одной подобной кампании, которая бы увенчалась успехом.

- Есть ли у вас статистика переходов приходов от Московского патриархата к Киевскому за текущий год?

- Мы не ведем такую статистику, но речь идет примерно о полусотне приходов как юридических единиц. Но это только вершина айсберга, потому что подавляющее большинство верующих переходит так, как я сказал: голосует ногами. Это происходит в городах и поселках, где есть несколько храмов – люди просто перестают ходить в храмы Московского патриархата и ходят в храмы Киевского патриархата. А то, что называется официальными переходами – речь идет о небольших селах, где есть только один храм, и поэтому возникает вопрос о его принадлежности.

- Насколько тяжело происходят такие переходы?

- Очень сложно. Потому что в каждом случае церковь Московского патриархата делает все, чтобы оставить за собой имущество. Их не так волнует отношение людей к ним. Главное – сохранить свое имущество.

Наши блоги