УкрРус

Отдала за сына 50 тысяч: мать пропавшего солдата стала мишенью для аферистов

2.7т
Террористы ведут пленных военных в Донецке
Пленные в Донецке
© Newsonline24.com.ua

До сих пор в списках пропавших без вести в зоне АТО числятся около 500 человек. Более 100 из них – это украинские военные. Родные продолжают надеяться на их возвращение, и часто становятся жертвами мошенников, которые не прочь заработать на чужой беде. Предлагаем вашему вниманию материал Politeka об истории Галины Заворотнюк из Житомира, чей сын числился пропавшим без вести после боев на Донбассе.

Полтысячи человек до сих пор числятся пропавшими без вести в зоне АТО. Более 100 из них - это военные Вооруженных сил Украины. Родные не теряют надежды увидеть их живыми, а мошенники - не упускают возможности заработать на чужом горе. Об этом из собственного опыта знает жительница Житомира Галина Заворотнюк. Politeka она рассказала, как отдала аферистам 50 тысяч гривен, чтобы освободить из плена террористов своего единственного сына

"Горе затуманивает людям разум. Тогда я готова была и квартиру на чужих людей переписать, только бы Ивана домой вернуть", — рассказывает Галина Николаевна.

Ее сына Ивана два месяца считали пропавшим без вести, пока не нашли в плену террористов. За его возвращение домой мошенники просили от 1 до 80 тысяч гривен.

"Когда ребят из нашего села начали забирать на войну, Ваня сам в военкомат пошел. Участвовал в боях под городом Иловайск Донецкой области. Наша связь оборвалась 20 августа 2014. После боя их взяли в плен российские офицеры, после чего передали боевикам "ДНР", которые держали в плену уже в Донецке", — говорит мать.

По ее словам, сына она искала в списках погибших, пленных и пропавших без вести.

"Это теперь подробности плена я знаю по рассказам сына. А тогда нам никто ничего не объяснял. Звонили всюду, а в ответ только: "Ждите". Мы с мужем не знали, чего ожидать. Я до последнего надеялась, что сын жив, потому что молилась за его здоровье, а не за упокой. Многие из знакомых мне советовали в церкви панихиду заказать, потому что из этого ада живыми не возвращаются. Мы сдали ДНК. Тогда снова сказали: "Ждите. Может, будет совпадение". Какая мать может это выдержать? Поэтому мы и ждали. Когда среди погибших и погребенных сына не нашли, стали ждать его возвращения. С Иваном на войну пошел его одноклассник Юра. Перед Новым годом Юру привезли домой в гробу. Сначала похоронили в Днепре. А когда ДНК совпала, выкопали и привезли родителям. Боялась идти на похороны. Все там и на меня смотрели из сострадания. Одна баба даже осмелилась "утешить": "Ничего, скоро и твоего Ваню привезут. Найдут и привезут", — вспоминает Заворотнюк.

Женщина подписались на все группы в "ВКонтакте" и "Фейсбуке", касающихся поиска пропавших и пленных в АТО.

"Муж связался с двумя афганцами, которые договаривались с террористами об обмене пленных. Ивана не было в их списках. Обещали уточнить, может, он в больнице или в других местах, где удерживали пленных военных. Мы следили за миссией "Черного тюльпана", за тем, как раскопки проводят на месте тех боев, в которых принимал участие Иван, и со страхом узнавали, чьи тела опознаны. Ивана тоже среди них не было", — говорит Галина Николаевна.

Привет из Лукьяновского СИЗО

Когда о родителях, потерявших на войне единственного сына, сняли сюжет для местного канала, ими заинтересовались мошенники.

"Мы фактически стали добычей для аферистов. Звонили из Киева, Одессы, Харькова, Львова и даже из "ДНР". Предлагали за деньги свою помощь в поисках моего ребенка. Вечером, когда сюжет вышел в эфир, посыпались первые звонки. Какой-то Володя из Донецка сказал, что видел моего сына, он воюет на стороне ополченцев. Я отключила телефон, потому что не хотела слушать этот бред. На следующий день позвонил человек, который выдавал себя за волонтера. Говорил, что будет в тех краях. Если мы заправим ему машину на тысячу гривен, он поездит по Донецку и поспрашивает о нашем сыне. Привезет нам мертвым или живым. От его услуг мы тоже отказались. Еще раз звонил через два дня. Говорил, что видел нашего сына в Кировском районе Донецка. Но больше информации о нем предоставит за 100 долларов", — говорит Заворотнюк.

Некоторые из аферистов писали сообщения. Обещал помочь за 1-2 тысячи долларов.

"Даже номер карточки "Приватбанка" сбрасывали, куда нужно переводить деньги. Мы это проигнорировали. Заинтересовались Денисом из Львова. Фамилию свою не называл. Но сказал, что моего сына видел. Я спросила, какие у Ивана глаза. Он ответил, что карие. Здесь мое материнское сердце немного засомневалось, потому что аферист мог просто угадать. Я начала искать в интернете его номер телефона, так как он клялся, что помог многим. Но нашла сообщение о нем в "ВКонтакте", в группе "Люди. Поиск инфо". Писали, что Денис — мошенник. Сидит в Лукьяновском СИЗО, имеет доступ к интернету. Там отслеживает информацию о пропавших бойцов и связывается с их родственниками, чтобы заработать", — рассказывает мать.

Звонки с того света

Через полтора месяца после исчезновения сына родителям стали звонить волонтеры. Предлагали помощь психологов и юристов.

"Советовали оформлять документы на помощь семьям погибших. Но я понимала: если возьму эти деньги, автоматически признаю сына погибшим. В списках пленных его тоже еще не было. Однажды утром ко мне пришла Светлана, мама сына одноклассника, на похоронах которого мы с мужем были. Рассказывает, что ей звонит ночью какой-то человек из Мариуполя. Говорит, что видел ее сына живым, а в гробу она похоронила не своего ребенка. Света усомнилась в анализе ДНК. Начала видеть сны, что сын жив и просит не молиться за его упокой. Что с человеком делают мошенники? Как можно наживаться на человеческом горе? Я успокоила ее, как могла. Вместе звонили в Днепр и просили повторной экспертизы. Там доказали, что в этом нет необходимости. Данные совпали. Сомнений быть не может, что похоронили тело Юрия".

Галина подозревает, что контакты семей погибших и пропавших без вести аферисты получают через собственные каналы в правоохранительных органах.

"Кому нужны эти танцы на костях? Человека похоронили. Семья в горе. Как можно продать за деньги матери ложные надежды? Откуда у мошенников наши мобильные телефоны, если их знают только правоохранители? Как они на нас выходят? Света вспомнила, что ее мобильный напечатали на одном сайте, когда собирали деньги на похороны сына. Но мой номер никогда в интернете не был", — говорит пострадавшая.

На этом звонки к семье погибшего не прекратились.

"Дальше началось самое страшное. В половине третьего ночи Светлане позвонили и сказали, что сейчас она будет говорить с сыном. Одной рукой она прижали к уху телефон, другой — разбудила мужа. Услышала от "сына" только три предложения: "Мамочка, я живой. Меня держат в плену. Спасай". Затем трубку снова взял человек, который позвонил. Сказал, чтобы получить сына домой, должны до конца недели собрать семь тысяч долларов и о звонках никому не рассказывать. Когда мошенники активизировались, ей племянник учтановил на телефоне программу, которая записывает звонки. Родители еще раз прослушали запись. Потому что спросонья действительно поверили, что это голос их сына. Но он по-русски никогда в жизни не говорил. Написали заявление в правоохранительные органы", — рассказывает Галина.

Деньги на крови: Как умудряются заработать на смерти

"Есть много желающих заработать на нашем горе. В селе под Житомиром мать потеряла сына. Снайпер подстрелил под Амвросиевкой. Туда государство нашло способ отправить, а назад тело доставить было некому. Вышли на мать владельцы ритуального агентства. Просили сбросить 2 тысячи задатка. За доставку тела хотели всего 4 тысячи. Мать согласилась. А когда тело доставили, показали чек. Еще четыре тысячи хотели за гроб. Говорят: "Дешевле не нашли. Или вы хотели, чтобы вам сына в трупном пакете из морга доставили?". А потом требовали еще две тысячи гривен компенсации, так как их долго держали на блокпосту, поэтому они из-запогибшего потеряли два "жирных" заказа. Люди ничего не боятся. У иссстрадавшейся матери хотели отобрать последнее. Хорошо, что соседи вступились и выпроводили наглецов из дома", — рассказывает Заворотнюк.

Торги и скидки — акционные предложения от террористов

По словам матери, в ноябре 2014-го года ей дали неделю покоя.

"Телефон молчал. Затем снова взяли в обороты. Позвонили и сказали, что мой Иван в плену у Безлера (командир боевиков "ДНР" Игорь Безлер, — ред.). Не знала, что делать. Участковый уговаривал успокоиться и ждать, потому что звонят только мошенники. Деньги заберут и телефон отключат. На такие аферы вестись не надо. Головой понимала, что нас могут обмануть. Но желание вернуть сына было превыше всего. Звонок от Игоря заставил меня усомниться. Говорил, что он из Киева. Что имеет связи в Центре освобождения пленных, поможет вернуть сына живым домой. Что видел в подвале в Донецке с другими 13 украинскими пленными. Описал мне его в деталях. Влился в доверие, потому предложил: "Берите паспорт и езжайте со мной. Мне ваших денег не надо. Я честный человек. Не могу сидеть сложа руки. Езжу к боевикам освобождать наших защитников", — Заворотнюк вспоминает разговор с аферистом.

Уже потом полицейские мне объяснили, что моего сына он в глаза видеть не мог. В "тюрьму к боевикам можно попасть только в плен. На экскурсию никого не водят. Описывал по фотографии, которую нашел в соцсети. Но было поздно.

Я купилась, что помощь будет бесплатной. На следующий день Игорь звонит и говорит: "Условия изменились. Бесплатно отдавать Ивана не хотят. Просили 100 тысяч гривен. Я договорился за 80. От такого предложения грех отказываться". Я сказала Игорю, что есть только 30. Он говорит: "Одолжите еще где-то 20. За 50 тысяч договоримся. Террористы готовы торговаться и уступать. На людей цену опускают, как на товар в магазине", — говорит мать пропавшего без вести бойца.

Мужу Заворотнюк о выкупе ничего не говорила.

"Мы с ним тогда поссорились. Потому что кричал на меня, что надо ждать, что милиция и СБУ работают. А я не могла больше ждать. Скинула аферисту на карту 30 000 гривен наших сбережений и еще 20 тысяч, которые одолжила у друзей и кумовей. Просил набрать его вечером, а в течение дня не беспокоить. Больше этот номер на связь не выходил\".

Мошенники взялись также за бывшую невестку Заворотнюк.

"Иван был женат, есть сын от первого брака. Но в 2012 году с невесткой Олей разошлись. На нее вышла женщина. Представилась медиком-волонтером. Сказала, что Ваню можно вытянуть за 10 тысяч долларов. Невестка позвонила нам и участковому. Медик оказалась воровкой из Мариуполя, которая выходит на семьи АТОшникив, вливается в доверие и выманивает крупные суммы", — рассказывает Галина Николаевна.

Встреча с сыном

Исстрадавшуюся мать пробовали успокоить правозащитники и психологи.

"Поговорила с одним юристом по телефону, и мне стало спокойнее. Он увидел обо мне сюжет на телевидении, сам позвонил. Сказал, надо молиться и ждать. Если сын в плену, то его рано или поздно освободят или обменяют. Просто надо время. Ивана действительно нашли в плену через два месяца", — говорит Заворотнюк.

В марте 2015 года мужчину освободили из плена террористов. Боец говорить об этом не хочет.

"Я спрашивала сына, почему он так долго не давал о себе знать. Оказалось, что он долго лежал в больнице. Частично потерял память. Телефон у него забрали, а наши номера не мог вспомнить, как ни старался. Ему прострелили ступню. Но пуля не пробила ни кость, ни сухожилия. Сын многое пережил. И на расстрел водили, и пистолет в руки давали, чтобы сам застрелился. Были с ним в камере ребята, которые изъявляли желание покончить с собой. Но террористы их еще больше унижали. Давали пистолет без патронов и снимали на камеру, как они сами по себе стреляют", — говорит Галина Николаевна.

По словам Заворотнюк, телефонные звонки от аферистов продолжались и после возвращения сына домой.

"Иван дома, жив-здоров. Смотрим вместе новости, а мне опять звонят: "Галина Николаевна, ваш сын у нас. Хотите увидеть его живым, готовьте выкуп". Иван взял трубку. Только начал ему полицией угрожать, связь оборвалась", — рассказывает мать.

Боевики не требуют выкуп

Родителям и родственникам пленных или пропавших без вести не стоит самостоятельно вступать в какие-то переговоры с неизвестными людьми. Об этом Politeka рассказал адвокат Андрей Первинчук.

"Часто мошенники предлагают родственникам заплатить выкуп. Не спешите никому переводить деньги на карточку. Вас обманывают. Боевики почти никогда сами не выходят на родителей или родственников пленных, не требуют выкуп. Обменом и освобождением пленных занимаются только в СБУ и в разведке", — говорит Андрей.

По словам адвоката, террористы два года назад практиковали требования выкупов за людей, которых держат в плену.

"Но это были единичные истории. И речь шла о суммах в 10-20 тысяч долларов. Сейчас под них косят аферисты, у которых проблемы с законом. Многие из них уже сидят в местах лишения свободы. Почему стали надоедать семьям пленных? Потому были обнародованы списки заложников в интернете. Это нажива для аферистов. Начинают терроризировать родственников. Просят перечислить тысячу гривен на телефон, сбросить 10 или 20 тысяч на карточку. Некоторые люди платят, потому что устали ждать. Есть такие, что сами отправляются на оккупированные земли. Думают, что смогут с боевиками договориться. Но только подвергают свою жизнь опасности", — объясняет адвокат.

По словам Первинчука, есть случаи, когда беспокоят родственников погибших бойцов.

"Звонят в первую очередь тем, кто хоронит неопознанное тело, у кого есть только совпадение ДНК. Они и так сомневаются, что это их сын, муж, брат. А тут еще и куча аферистов, которые готовы заработать на их горе. Некоторые заинтересованы в том, чтобы отобрать у них компенсации, которые выплачивает государство за потерю кормильца. Мошенники позвонили матери тернопольского бойца Виталия Лотоцкого, погибшего в АТО вблизи Дебальцево. Представились АТОшниками. Сказали, что хотят перечислить деньги на карточку. Она назвала им номер своей кредитки и сообщила код, который пришел на телефон. В результате с карты украли 10 000 гривен", — говорит Андрей.

Яна Романюк

Наши блоги