УкрРус

Фемида для своих: закон Савченко применяют к мажорным "сидельцам"

  • Камера в СИЗО
    Камера в СИЗО
    inforesist.org

При всех позитивных инициативах последнего времени, насквозь коррумпированное отечественное правосудие продолжает работать по старым преступным принципам.

Набирает обороты скандал, связанный с реализацией закона № 838-VIII, известного в народе как "закон Надежды Савченко". В выигрыше при этом, как и всегда, нынешняя явно антинародная власть, сумевшая и в данном конкретном случае поиметь свои дивиденды, оставив за бортом своих интересов маленького украинца. На волю начинают выходить отъвленные преступники из числа бывших власть предержащих, "пересичные" же заключенные, оставаясь в местах лишения свободы, испытывают на себе усиленный прессинг тюремных администраций и судебных инстанций, а общественность попадает под массированный обстрел пропаганды, исповедуемой в лучших традициях двойных стандартов.

Напомню, что, согласно нововведению, украинские суды должны производить пересчет срока "отсидки" заключенного за решеткой по нехитрой формуле: один день содержания в следственном изоляторе отныне приравнивается к двум дням отбытия осужденным назначенного ему Фемидой наказания.

Первая попытка разрубить Гордиев узел

Одна из соавторов законопроекта, украинская летчица Надежда Савченко, репрессированная режимом Путина в РФ, объяснила свою законодательную инициативу таким образом: "…Я чувствую на себе этот недобиток совковой системы наказания и издевательства над человеком, а не "исправительной системы", как ее называют, и поняла, что она сажает больше невинных, чем виновных. Я столкнулась с таким вывернутым пониманием закона в России, но уверена, что и в Украине с этим дела ненамного лучше."

И тут с ней трудно поспорить. С одной стороны, после загадочной смерти в новогоднюю ночь в застенках Лукьяновского СИЗО подозреваемого Макара Колесникова, числившегося в списках Комитета освобождения политузников, вся страна узнала об ужасных условиях содержания людей в украинских СИЗО. Десятки красноречивых фотографий из камер Киевского централа облетели таблоиды.

С другой — давно известно, что в украинские тюрьмы помимо политических узников заключены тысячи рядовых граждан, в отношении которых были сфальсифицированы уголовные дела. Многие знают, что в наших судах практически не бывает оправдательных приговоров. При том, что всем еще лучше известно насколько низок уровень квалификации отечественных правоохранителей при высочайшем уровне их коррумпированности.

Более того, все последние годы сохранялась устойчивая тенденция к росту. В 2012 году, еще при президенте Януковиче, судами Украины были осуждены 164 944 человека, а оправданы – всего 275. В процентном соотношении количество оправдательных приговоров составило менее 0,17%, и это был самый низкий процент за предыдущие 7 лет. Я не располагаю подобной статистикой относительно текущего момента, но уверен, что сегодня дела обстоят еще хуже. Тюрьма — лишь изнанка жизни общества, лишь более остро реагирующая на все процессы, происходящие на свободе, как политические так и социальные.

Запугай и властвуй

Риторика же противников закона Савченко "проста и гениальна" до безобразия. И это именно то, что доктор Геббельс прописал для народных масс. Более того, она всячески востребована сегодня карманными СМИ украинского Режима. Аргументы всевозможных провластных юристов, экспертов и депутатов, массово тиражируемые масс-медиа, сводятся к следующему: мол, благодаря новому закону, из тюрем на волю вырвутся толпы убийц, грабителей и педофилов.

В первую очередь народ стращают тем, что благодаря закону Савченко бывший народный депутат Лозинский, ранее осужденный на 10 лет за убийство, выйдет из-за решетки на два года раньше срока — в 2018-м. Между тем, в начале января текущего года на свободу вышел экс-судья Львовского апелляционного административного суда, знаменитый "колядник" Зварыч. В конце нулевых он был пойман на взятке в 150 тыс. долларов и отбыл за решеткой мeнee семи лeт, xoтя был осужден на дecять. Тpи с половиной года, совокупно проведенные им в местах предварительного заключения, были умножены на двa и зачтены кaк тюремное зaключeниe.

Так вот, в отношении экс-коллеги действующих служителей Фемиды, закон № 838-VIII отработал на полную. Не сомневаюсь, что тоже самое в самое ближайшее время произойдет и с остальными одиозными персонажами. Небожителей бывших не бывает. Что касается заключенных без связей, денег и не обласканных властью, то здесь ситуация диаметрально противоположная. Так сказать, избирательное правосудие во всей своей красе.

В конце января текущего года СМИ пафосно раструбили, что из трех сотен заключенных, которые уже подали заявления на уменьшение срока тюремного заключения, около десятка вышли на свободу. При этом они стыдливо умолчали, что закон вступил в силу еще 24 декабря минувшего года, а, согласно ему, суды должны рассматривать заявления, поданные осужденными на пересчет, в десятидневный срок с момента поступления иска в суд.

Когда не оставляют выбора

В известной на всю Украину колонии особого режима №70, что в Бердичеве Житомирской области, по состоянию на 30 января 2016 года, законодательное новшество никоим образом не коснулось ни одного из тамошних "сидельцев" — тех, кто попытались воспользоваться своим законным правом, а таких в лагере едва ли не каждый первый из почти четырех сотен.

1 февраля текущего года в лагере началась бессрочная голодовка, вызванная нежеланием заключенных мириться, как с невыполнением судами норм закона Савченко, так и усилившимся в отношении них беспределом пенитенциарщиков, ожидаемо принявших сторону жрецов отечественной Фемиды. Четырьмя днями ранее, 27 января, состоялся пикет у стен Бердичевского горрайонного суда, на который собралась возмущенная произволом властей общественность. Акцию протеста поддержали также "Самооборона Бердичева" и местный "Правый сектор".

На сегодняшний день в БИК №70 голодает пять человек: Максим Мельник, Николай Конопатский, Алексей Ефремов, Вадим Белоусенко и Руслан Александров. Протестующие готовы идти до конца в буквальном смысле слова. Например, Белоусенко в свое время находился на голодовке немногим меньше двух месяцев. Со спецпоста его, похудевшего с 73 до 53 кг., вывозили на инвалидной коляске. Длительное нахождение без пищи сейчас чревато для Белоусенко летальным исходом — у него открытая язва желудка, подтвержденная заключением медиков.

Чем же вызвана столь отчаянная решимость этой пятерки? Главным образом тем, что заключенных за годы нахождения за решеткой донельзя достал судебный произвол и бесконечные издевательства, творимые тюремным начальством.

Напомню, что до самого недавнего времени знаменитая "семидесятка" славилась ужасающим беспределом тамошней тюремной администрации почти также, как скандально известный "лагерь смерти" №25 на Харьковщине. Об этом много писалось, достаточно просто зайти в интернет. После серии гражданских пикетов примерно годичной давности кошмаров в колонии вроде бы поубавилось, однако виновные так и не были наказаны, а заключенные продолжают сидеть.

Очень красноречив пример известного на весь Бердичевский лагерь заключенного Николая Конопатского, который проводит за решеткой уже 10 год… без приговора! Но даже если бы и был приговор, то санкция его статьи предусматривает максимум 3 года лишения свободы. Понятное дело, что он просто не мог не примкнуть к числу голодовщиков.

Долгое время заключенные питали большие надежды на принятие Верховной Радой законопроекта № 2033а. Его еще в июне прошлого года зарегистрировала группа народных депутатов, а только воз и ныне там. Законопроектом предлагалось ввести повторное апелляционное рассмотрение, которое, по сути, имело бы правовые последствия пересмотра приговора по вновь открывшимся обстоятельствам.

Все письменные заявления осужденных в ВРУ с просьбами ускорить принятие этого закона блокировались администрацией Бердичевской колонии. Насколько же важным стало бы принятие этого закона для обитателей БИК №70, в частности, можно узнать из открытого письма президенту Порошенко одного из голодовщиков — Максима Мельника. http://sudilische.com/timoshenko/ В свое время в отношении него надсмотрщиками был составлен ряд фальшивых рапортов, по которым Мельника посадили в карцер на месяц. В итоге он попросту пропустил установленные законом сроки обжалования приговора суда в кассации. После этого оспорить вердикт стало уже невозможным. Мне также достоверно известно, что абсолютно аналогичная схема была применена тюремной администрацией и к Вадиму Белоусенко.

В своем письме Мельник упоминает также о том, что начальник спецчасти Бердичевской колонии Олег Одинецкий координирует свои действия с бердичевским судьей Геннадием Заикой. Стоит ли удивляться тому, что с началом голодовки у Мельника была отобрана любимая работа, а других несогласных начали бросать в карцера?

Сегодня заключенные голодают в знак протеста против "блокировки закона Савченко".

"Совпадение? Не думаю…"

Одну из схем, позволяющую проделывать подобные трюки, детально описывает в своей аналитической статье адвокат Николай Хахула. http://jurliga.ligazakon.ua/news/2016/1/14/139888.htm Как выясняется, из-за "неудачного редактирования" из закона Савченко исчезло четкое указание на суд, который должен решать вопрос о применении закона к осужденному. По его словам, применение законодательного нововведения на практике оказалось под угрозой из-за грамматической ошибки, допущенной в п.3 Закона, определяющем условия его применения.

"Буквальное толкование этой нормы указывает на то, что Закон № 838-VIII может быть применен, в том числе, по ходатайству суда, который вынес указанный обвинительный приговор, что само по себе абсурдно. Но это еще полбеды. Хуже то, что при буквальном толковании этой нормы и всего закона в целом, получается, что в них не определено, какой именно суд должен рассматривать ходатайство о применении "закона Савченко". Из-за этого некоторые суды отказываются рассматривать ходатайство осужденных, членов их семей или защитников, ссылаясь на то, что рассмотрение таких вопросов не отнесено к их компетенции", — пишет адвокат.

Таким образом, судьи зачастую решают, что при исполнении приговора вопрос применения Закона № 838-VIII, должен решаться, в соответствии с п.2 ч.2 ст.539 УПК, местным судом, в пределах территориальной юрисдикции которого исполняется приговор. При этом обращение в суд по месту отбывания наказания также чревато отказом. Ссылаясь на все те же ч.2 ст.539 УПК и п.3 Закона № 838-VIII суды по месту отбывания наказания возвращают ходатайства осужденных и советуют им обращаться в суды, вынесшие соответствующие приговоры.

При этом, как отмечает адвокат, вышеуказанная ошибка в тексте закона проявилась лишь после того, как он был опубликован! Текст законопроекта, изначально внесенного его авторами в Раду, звучал иначе. Его формулировки однозначно говорили, что применение закона Савченко к осужденным должно осуществляться теми судами, которыми были вынесены соответствующие обвинительные приговоры.

При этом насколько можно судить из данных официального сайта Верховной Рады, никаких правок к законопроекту № 3413 не вносилось — он был принят сразу в целом.

Николай Хахула недоумевает по поводу того, было ли это случайностью или же умышленными действиями, направленными на срыв реализации закона Савченко. Главный же вывод правозащитника таков: "Можно по-разному относиться к данному закону, но те, кто не был в СИЗО, вряд ли поймут тех, кто там был".

Саботаж как превентивная мера

О том, кому выгодна блокировка закона Савченко размышляет в своем обращении к Порошенко и Максим Мельник. Он упоминает и пенитенциарную систему, "пилящую" бюджетные миллионы, выделяемые на содержание зеков, говорит он и о государстве, боящемся массы судебных исков против него от ранее незаконно осужденных, которые теперь могут выйти на свободу.

Полностью разделяет мнение голодовщиков из "семидесятки" правозащитник Павел Паныч, который в свое время провел годы заключения за решеткой в БИК №70. https://ord-ua.com/2015/10/23/-rossiyu-podderzhivayut-tam-gde-lyubyat-pyitat-ne-daj-bog-sidet-v-rf/?page=2 В своем комментарии автору этих строк он рассказал, что власть прекрасно понимает, что с выходом на свободу, по закону Савченко, массы осужденных всплывут наружу тонны грязного белья нашей пенитенциарной системы, что в условиях итак стремительно падающего рейтинга рулевых страны чревато немалыми последствиями для власти. Паныч также поделился со мной тем, почему закон Савченко мог бы стать истинным актом гуманизации со стороны наших правителей, но так и не стал.

"Для каждого осужденного в нашей стране законом предусмотрены некоторые, скажем так, льготы. Они заключаются в том, чтобы скостить срок лишения свободы или дать его условно. В разных случаях это может составлять от одной трети отбывания срока наказания до, к примеру, трех четвертей — в зависимости от тяжести совершенного преступления. Эти льготы существуют даже для тех, кто получил пожизненное заключение — им его иногда заменяют 25 годами. На практике же случается так, что дело не то чтобы до льгот не доходит… Искусственно затягиваемые правоохранителями и судами следствие и разбирательства, а, значит, и предварительное заключение, превышают максимальный срок наказания. Видя это, обвиняемые идут на поводу у ментов и прокуроров, соглашаясь признать вину, чтобы не отсидеть еще больше. Даже, если они вовсе невиновны. Таким образом, из-за закона Савченко перед Фемидой стоит выход немедленно выпускать всех, кого она "закрыла" незаконно и над кем годами издевались в тюрьмах. Естественно, что никто во всей Системе этого делать не торопится, и им плевать на букву закона", — рассказывает правозащитник и бывший заключенный.

Его словам вторит тот вой, который подняли по поводу необходимости реализации закона Савченко и пенитенциарщики. По циничной логике члена Общественного совета при ГПТС Татьяны Яблонской, раз "люди в тюрьмах не исправляются", то и освобождать их незачем. Пускай и дальше сидят. Не по закону, а чем дольше тем лучше. http://www.profi-forex.org/novosti-mira/novosti-sng/ukraine/entry1008282098.html

Хуже всего то, что на все эти месседжи клюет украинский народ, забывая, что в сегодняшней Украине на месте незаконно осужденного может оказаться любой человек. Люди снимают с обнаглевшей власти все обязанности. Хотя на самом деле дело должно обстоять совсем иначе. То есть, не устраивает власть новый закон — пусть она озаботится устранением произвола милицейских следователей, волокиты в судах, улучшением условий содержания в СИЗО, наконец.

Артем Фурманюк

Наши блоги