УкрРус

Я до сих пор верю, что встану на ноги: история девушки, потерявшей возможность ходить, но нашедшей себя

  • Я до сих пор верю, что встану на ноги: история девушки, потерявшей возможность ходить, но нашедшей себя

Как часто нам приходится слышать жалобы на жизнь от людей, у которых есть руки-ноги, да и голова на плечах вроде имеется? А ведь рядом с нами живет множество тех, кому в этом отношении повезло значительно меньше. Но даже оставшись один на один со своей бедой, оказавшись прикованными к инвалидной коляске, они не только не жалуются на судьбу, но и умудряются реализовать себя по максимуму. Возможно, потому, что точно знают цену жизни.

Маленькая, изящная, напоминающая куколку Оксана Кононец еще каких-то четыре года назад была беззаботной студенткой 4 курса педагогического университета имени Драгоманова – готовилась стать учительницей младших классов. Параллельно девушка подрабатывала визажистом – сотрудничала с фотографами, готовя моделей к фотосессиям…

Кто знает, как бы сложилась судьба Оксаны дальше, если бы не трагическое происшествие.

В тот вечер, 23 августа 2012 года, Оксана вместе со своим молодым человеком пошли в гости к друзьям. В какой-то момент компания вышла на балкон и Оксана облокотилась на ограждение. Уже когда собиралась уходить – запуталась в длинной юбке и сорвалась вниз с пятого этажа…

"Мальчик, с которым в то время Оксанка жила, позвонил мне где-то около 3 часов ночи. Сказал что-то вроде: "Ксюша упала… Мы везем ее в больницу". Честно говоря, я даже не поняла, что случилось. Поэтому, наверное, и испугаться толком не успела. Уже утром его родители мне позвонили, сказали: берите деньги, едьте в больницу. Спрашиваю: сколько денег. Ответ: все, что есть…", - вспоминает ту страшную ночь мать Оксаны Марина.

У самой девушки воспоминания о том, что происходило с ней в первые дни после падения, стерлись из памяти. Иногда в памяти всплывают лишь отдельные фрагменты.

- Это случилось за 9 дней до моего 20-летия. Я уже строила планы, как буду отмечать день рождения – все-таки круглая дата. Но судьба все решила за меня…

При падении я потеряла сознание. Не помню не только, как в больницу меня везли, но и первые три-четыре дня после. Старалась вспомнить – так не смогла. Разве только пару моментов. Помню, как рвала кровью… Помню, как мне зашивали живот – врачи вскрывали, чтобы посмотреть, нет ли серьезных внутренних повреждений, кровотечений… Помню, как врачи, которые зашивали, между собой перешучивались – ты, мол, в прошлый раз такой-то орган взял, а я другой сейчас заберу.

Вот это все, что вспомнила… Хотя нет – еще помню, как меня анестезиолог на кофе звал. Говорил: какие глаза красивые… Пойдем на кофе с тобой? А я еще ответила: если пообещаешь, что ходить буду – пойдем. Только своими ножками… Он пообещал…

Обещаний от медиков Оксана поначалу наслушалась много. При падении у нее раздробились несколько шейных позвонков. Понадобились две операции с интервалом в неделю, чтобы извлечь многочисленные осколки кости и вставить специальную конструкцию. Год назад часть этой конструкции извлекли – девушка хранит ее как сувенир. И мечтает, когда встанет на ноги, сделать из ярко-фиолетовых болтов сережки.

Тогда, во время первого пребывания в больнице, Оксана впервые услышала от врачей фразу: ничего, через год картошку будешь копать.

- С тех пор прошло уже почти четыре года. Как видите, до садово-огородных свершений мне еще далековато… Но ничего! Я не позволяю себе отчаиваться.

Я в себя пришла еще в реанимации. Помню, очень испугалась, когда поняла, что не могу пошевелить ни руками, ни ногами – только плечами немножко, да голову слегка влево-вправо повернуть. И то – когда прооперировали в первый раз – запретили и это делать… Это, наверное, самое страшное – когда вот вчера ты еще могла свое тело контролировать, а сегодня уже не можешь ничего… И знаете, спасало, наверное, то внутреннее ощущение, которое есть у каждого попавшего в подобную ситуацию человека: это ненадолго. Неделя-две – и пройдет. Как грипп. Не прошло, к сожалению…

После выписки из первой больницы Оксана попала в реабилитационное отделение другой клиники, специализирующееся на восстановлении спинальных больных. Там девушка поняла: ее недееспособность может затянуться. Поэтому ей предстоит немало поработать, чтобы разрабатывать спину, руки – словом, приходить в себя с помощью физических упражнений.

Параллельно Оксану накачивали многочисленными лекарствами. Ведь, кроме раздробленных шейных позвонков и выбитых передних зубов, после падения у нее начались проблемы с мочевиком, которые, в свою очередь, обеспечили полгода жизни с температурой 38.

Сейчас температура тела нормализировалась. Но девушка никак не может привыкнуть к проблеме, донимающей практически всех обездвиженных людей: ей постоянно дико холодно. Даже летом Ксюша спит под двумя одеялами. И старается лишний раз не заплетать волосы – они согревают ей уши и шею, которые мерзнут больше всего.

Худенькая и изящная (до травмы девушка весила порядка 45 килограммов), Оксана ужаснулась, когда впервые села на весы после падения – и увидела там шокирующую цифру - 34. Впрочем, за четыре прошедших года ей почти удалось вернуть прежний вес – сейчас она весит 42 кг. При этом, как у многих людей с травмами позвоночника, рост девушки увеличился – с 164 до 170 сантиметров.

Сейчас Оксана живет от реабилитации к реабилитации. Занимается под присмотром специалиста в основном дома. В ее комнате – многочисленные приспособления и устройства для тренировок. Над кроватью – специальные резинки, с помощью которых Ксюша разрабатывает ноги. Утяжелители – чтобы разрабатывать руки. Специальная конструкция с устройством для поддержки колен – чтобы приучать непослушное тело стоять. С помощью дивана Оксана учится держать равновесие и не заваливаться набок, когда потеряет опору. Или ползает на локотках по полу...

Подобные занятия требуют массу времени и воистину титанических усилий. Но, как с гордостью признается Оксана, оно того стоит. Да, пусть она еще не может ходить и даже поудобнее устроиться в инвалидном кресле, ставшем ее неизменным спутником, пусть руки слушаются ее частично, а ноги не реагируют вовсе – девушка уже может похвастаться некоторыми успехами.

- Прогресс? Наверное, самый большой успех, которого я уже добилась – могу зубы почистить самостоятельно. Ем сама. И даже пишу понемногу. Я очень люблю разгадывать судоку – теперь хоть такое развлечение мне вполне доступно. А еще – я могу сама накраситься!

Именно этого – возможности сделать себе макияж – визажисту-самоучке особенно не хватало. Первые попытки в этом направлении Оксана сделала через 9 месяцев после травмы.

- Конечно, тогда речь не шла о тоналке или о стрелках. Тут хоть бы с тенями справиться. Я брала указательный палец, вмакивала его в тени – а потом уже эти тени растушевывала вокруг глаз. Карандаш впервые рискнула взять в руки, когда была в санатории. Это было где-то через год и три месяца после падения. Не поверите – все получилось! Стрелки были ровные и красивые…

Сейчас я делаю полный макияж – с тенями, тоналкой, тушью… Тушь мне мама привязывает скотчем к среднему пальцу – так я и крашусь… Сначала на то, чтобы сделать макияж, у меня уходило около 3 часов. Сейчас – час-полтора… Но я всегда любила это дело, еще со школы, поэтому могу краситься или красить кого-то хоть день напролет!

Глядя на макияж Оксаны, никто бы даже не заподозрил, что его сделала самостоятельно эта хрупкая, практически обездвиженная девушка – настолько профессионально он сделан. Тому, чему училась заново самостоятельно, Ксюша учит и других девушек, попавших в похожее положение – снимает и выкладывает ролики на youtube.

Прикованная к инвалидному креслу Оксана оказалась не нужна некоторым знакомым из прошлой, здоровой жизни. Травма стоила ей и любви.

- Я жила с молодым человеком больше года. После травмы он поначалу не отходил от меня. Ухаживал. Делал все, что я теперь не могла делать сама. Я ведь стала совершенно беспомощной. Даже меня некоторые вещи смущали, а его – нет. Но постепенно его чувства начали сходить на нет. Когда оказалось, что это все – надолго, а не как прогнозировали поначалу врачи. Он ушел… Но я на него не обижаюсь. Ну, зачем молодому парню такая девушка, как я?

Точно так же не обижаюсь на многих знакомых, которые исчезли из моей жизни после того, как она столь радикально изменилась. Кто хотел –остались. И именно благодаря их поддержке, благодаря моим родителям, я не замкнулась в себе, не впала в депрессию, научилась жить заново… И знаете – я не могу сказать, как я бы поступила на месте тех, кто ушел. Да, если бы в беду попал близкий человек – я бы осталась рядом. А если просто знакомый – даже не знаю… Хотя людей с инвалидностью я никогда не смущалась. Еще с 2007 года, когда работала волонтером на чемпионате мира по ориентированию для людей с инвалидностью. Так что опыт общения с колясочниками у меня был. С некоторыми из тогдашних знакомых общаемся до сих пор. Я понимала, что это может случиться с каждым. Правда, не думала, что такое же случится и со мной…

Привыкать к полной зависимости от других людей, невозможность делать вещи, которые казались сами собой разумеющимися, оказалось сложным испытанием. Где уж там думать о самореализации? Примерно так думала Оксана, пока, через год после травмы, случайно не наткнулась на американское ток-шоу с участием девушек-колясочниц. Одна из участниц, с такой же травмой, как у Ксюши, не только не отчаялась, стала самой известной фотомоделью-колясочницей в мире. Глядя на успешную сестру по несчастью, Оксана впервые подумала: вот бы и мне так…

А после девушка прошла кастинг на реалити-шоу "Половинки" производства одного из украинских телеканалов. Суть проекта – помочь людям с ограниченными возможностями найти свою любовь. Отправляясь на съемки, Оксана понимала: это – шанс показать себя миру. Но шла не только за этим, но и за любовью.

- Оказалось очень сложно морально подпустить к себе близко незнакомого человека. Мне многие в соцсетях предлагают – давай встретимся, пойдем погуляем. Я сначала соглашаюсь, но в последний момент отказываюсь, придумываю себе какие-то дела, оправдания. И все сходит на нет… А здесь я прекрасно понимала: с проекта никуда сбежать не получится. А значит – свидание состоится. И я смогу наконец почувствовать себя девушкой, вспомнить, что такое – быть желанной, нравиться кому-то… Наверное, я так до сих пор себя и не приняла в новом виде. Поэтому не могу принимать мужское внимание. А на проекте – приняла. И не пожалела…

Большой любви с мужчиной, с которым Оксана познакомилась на съемках "Половинок" у нее не получилось. Зато в его лице она обрела прекрасного друга, с которым постоянно созванивается и может посоветоваться практически по любому поводу. Других отношений девушка пока не ищет. "Нам же не по 15 лет, мы взрослые люди… Отношения между взрослыми людьми – это всегда нечто большее, чем прогулки по парку. Это и физиологическая составляющая. Мужчина ведь смотрит на меня, как на женщину. А я не могу пока предложить многого. Да и зависеть от постороннего человека тоже как-то не хочется", - рассуждает девушка.

Но проект таки сыграл важную роль в жизни Оксаны. Во-первых, бешенный ритм съемок помог понять, что откладывать жизнь на потом не стоит. Во-вторых, после проекта ее начали замечать. В том числе, и фотографы, которые помогли сделать первые шаги к реализации мечты – карьеры фотомодели.

Приглашения на фотосессии следовали одно за другим. Правда, из-за новообретенной холодобоязни, от многих Оксане пришлось отказаться – низкая температура в большинстве студий делала для девушки многочасовые съемки невозможными. Тем не менее, ее фото можно увидеть на фотовыставках, ее красивое личико украшает рекламные фото украшений ручной работы… Сниматься девушка старается в разных образах, много часов проводит перед зеркалом, вырабатывая выразительную мимику – ведь жестами выразить эмоции или какой-то посыл она не может. Но любимым жанром для Ксюши с лицом ангелочка стал жанр "хоррор". Очень уж резким получается контраст между ее обликом и мрачным антуражем. Наверное, поэтому одним из самых ярких впечатлений для Оксаны стала работа с фотографом Яковом Герингом.

- В основном предлагают бьюти-сьемку. "Такая красивая девочка, миленькая… Нужно что-то миленькое. Но мне не хочется постоянно быть только миленькой и застрять в одном образе. Хочется быть универсальной… У меня есть неземная фотография. Яков Геринг фотографировал. Он мне лицо сделал кукольное со здоровенными глазами. Выгляжу я там неприродно худенькой.

Если поначалу Оксана искала фотографов – то сейчас они сами находят ее. Приглашений становится все больше. Оно и хорошо – сейчас девушка набивает себе портфолио. Потому что твердо решила: непременно станет известной фотомоделью. Мечтает также хотя бы раз выйти на подиум – пусть даже не собственными ногами, а на коляске. Не так давно она на одном из светских мероприятий, которые, благодаря новым друзьям, посещает регулярно, познакомилась с владелицей модельного агентства, ориентированного на девушек с инвалидностью. Это агентство сейчас размышляет над возможностью проведения в Украине конкурса "Мисс мира" для колясочниц. С робкой улыбкой Оксана сознается: не отказалась бы тоже поучаствовать…

Что же касается более отдаленного будущего, девушка туда особо не заглядывает. Говорит, случившееся с ней несчастье научило ее простой истине: жить надо здесь и сейчас, получая от каждой прожитой минуты максимум возможного. Впрочем, она до сих пор не отказалась от давней мечты – открыть собственный салон красоты. Правда, теперь свою прежнюю мечту Оксана немножко подкорректировала – и мечтает о салоне, который помог бы стать красивыми девушкам, оказавшимся в ее положении.

За время, проведенное в коляске, Оксана успела не только закончить пединститут и пройти курс английского языка, но и получить диплом специалиста в университете "Украина".

- Я сначала хотела на психолога поступать, но там уже не было мест. Поэтому послушала совета друзей– и поступила на соцработника. Вы не представляете, насколько это оказалось увлекательно! Да еще и полезно. Мне, в моем новом статусе, очень пригодилось знание юридических тонкостей, касающихся прав людей с ограниченными возможностями!

Что же до самой заветной мечты – она у Ксюши проста до невозможности…

- Смотрю сейчас за окошко, где весна, где солнышко светит, где все цветет – и так мне хочется туда, на улицу… Пробежаться по травке… На рынок даже сходить – самой, без коляски… Выйти – и не видеть этих устремленных на тебя со всех сторон сочувствующе-любопытных взглядов. Вы не представляете, каково это – когда чуть ли не каждый прохожий останавливается и начинает тебя разглядывать, как какую-то диковинную зверушку… Из-за этих взглядов я после первой прогулки на коляске какое-то время боялась снова выбраться на улицу. А потом сказала себе: стоп! Интересно им? Так пусть смотрят! Мне-то какое дело?.. Сейчас почти не обращаю внимания. Хотя – нет-нет – да и кольнет где-то в сердце, когда очередная любопытствующая бабулька чуть ли не выворачивает шею, пытаясь тебя рассмотреть…

Я до сих пор верю, что встану на ноги. Рано или поздно. Понимаю – гарантировать мне такой результат не может никто. У меня есть куча знакомых, которые прикладывают нечеловеческие усилия – и остаются в колясках. Поэтому очень обидно бывает слышать что-то вроде "ты просто ленивая… ты не хочешь встать". Да если бы все зависело только от желания – поверьте, люди бы вставали и шли. И на колясках вы бы никого в этом столь неприспособленном для людей с ограниченными возможностями городе никогда больше не увидели…

Четыре года борьбы за возможность вернуть Ксюше полноценную жизнь оказались непростым испытанием. Маме девушки пришлось уйти с работы, поскольку дочь нуждалась в круглосуточной ежеминутной помощи. Так что денег стало меньше, поскольку содержать и жену, и травмированную дочь пришлось папе Оксаны, который остался единственным кормильцем в семье. А операции, а после и реабилитация требовала немалых затрат. А расходы существенно возросли. При этом если для того, чтобы собрать деньги на операции, семье Кононец пришлось обратиться за помощью неравнодушных людей, то просить денег на реабилитацию Ксюша категорически отказывается. "Стыдно!", - коротко объясняет она.

За работу фотомоделью денег девушке пока не платят – хотя она бы хотела, чтобы любимое дело стало источником не только морального удовлетворения, но и доходов.

- Пока что не оплачивается. Но надеюсь, что в дальнейшем мое любимое дело станет приносить доход. Чтобы я могла самостоятельно реабилитацию оплачивать, не зависеть от родителей. К тому же – я же девочка! Мне и платьице новое время от времени хочется. И туфельки красивые… Пока я получаю только минимальную пенсию – 1074 гривни.

Что удивительно, даже после постигшего эту семью несчастья, и мама, и дочь умудряются находить позитив в случившемся. Ксюша, к примеру, уверена: не случись с ней этой травмы – она бы никогда так и не приблизилась к свершению собственной мечты. Слишком уж легкомысленно относилась к жизни. Травма научила ее ценить каждый прожитый день.

И людей. "Знаете, мы за эти четыре года познакомились со множеством удивительных людей. Которые, будучи прикованными к коляскам, создают семьи, занимаются общественной деятельностью, благотворительностью, спортом, искусством… Я иногда думаю – а может это Бог Ксюшу специально в коляску посадил, чтобы мы узнали, какие невероятные люди живут вокруг нас?", - задумчиво говорит Марина Кононец.

Ни у матери, ни у дочери нет ни малейших сомнений в том, что Оксана таки поднимется на ноги. Именно в этой уверенности они и черпают свой удивительный и заразительный позитив. А пока – Ксюша намерена сделать все от нее зависящее, чтобы собственным примером показать людям, оказавшимся в похожей ситуации: после травмы жизнь не прекращается. Она только начинается!

Наши блоги