УкрРус

Летчик ВСУ женился на девушке-волонтере, которая поставила его на ноги после ранения

5.3т
Андрей Дроздов, Елена Пневская
© Личный архив Андрея Дроздова и Елены Пневской

Военный летчик, который чудом остался жив после катастрофы вертолета, во время лечения встретил свою судьбу – Елену Пневскую, волонтера, занимавшуюся реабилитацией раненых. Недавно влюбленные сыграли свадьбу.

Об этом сообщает издание "Факты".

Ниже приводим текст с небольшими сокращениями.

В конце марта прошлого года летевший из зоны АТО военный вертолет Ми-24 потерпел крушение в Васильковском районе Киевской области. Находившийся на борту лейтенант Вооруженных Сил погиб. Двое его сослуживцев, майор и капитан, выжили, но получили тяжелейшие травмы.

35-летнему капитану ВСУ Андрею Дроздову потребовалось несколько операций. Он не мог ходить, и никто не мог дать гарантии, что летчик встанет на ноги. Врачи говорили, что для этого нужна длительная реабилитация. В тот момент Андрей еще не знал, что вскоре появится человек, который возьмет процесс его восстановления под контроль.

"Лена не врач и не реабилитолог,— говорит Андрей. — Она волонтер, которую я встретил в госпитале. Вскоре она стала для меня и другом, и личным тренером (записала все указания реабилитологов и неукоснительно их соблюдала), и любимой девушкой".

22 октября Андрей Дроздов и Елена Пневская сыграли свадьбу. И на самой церемонии бракосочетания, и в ресторане Андрей ходил без палочки, не прихрамывал и даже танцевал. После свадьбы Андрей отвез любимую в свадебное путешествие в Грецию. На днях молодожены вернулись в Киев.

Рассказывая о своем знакомстве, влюбленные шутили, что Андрей буквально упал на Лену с неба. Ведь в тот момент, когда произошла авиакатастрофа, Лена находилась в военном госпитале, куда пришла в качестве волонтера. Она увидела Андрея сразу после операции — когда он еще не отошел от наркоза и мало что понимал. Но саму авиакатастрофу помнил.

— Мы упали в течение четырех секунд, — вспоминает Андрей. — Пилот не мог ничего сделать. В один миг вертолет стал неуправляемым. Известно, что причиной трагедии стал отказ авиационной техники. Повезло еще, что мы летели на относительно небольшой высоте и рухнули в чистом поле, а не в городе. Когда вертолет упал, я потерял сознание. Очнувшись, увидел, что лежу среди груды обломков. Сам вертолет (вернее, то, что от него осталось) загорелся. Оказалось, в момент крушения нас с командиром выбросило из него. Увидев, что командира завалило обломками вертолета, я решил ему помочь. Но встать не смог — руки и ноги свело судорогами. Я подбирался к командиру, перекатываясь по земле. Весь был изрезан осколками, но совсем не чувствовал боли. Добравшись до командира, попытался оттащить его в сторону — не получилось, он был очень тяжелым, да еще и без сознания.

В этот момент я услышал, как неподалеку садится второй вертолет. Он вместе с нами возвращался из зоны АТО. Чтобы ребята из этого вертолета меня заметили, из последних сил отполз в сторону и стал махать рукой. Оказалось, правильно поступил. Увидев, что случилось с вертолетом, ребята думали, что мы все погибли. А тут я выполз им навстречу. Помню, как нас с командиром на каких-то одеялах погрузили в санитарный автомобиль. Боялись лишний раз до нас дотрагиваться, чтобы не навредить. Повезли в ближайшую больницу в райцентре Гребенка. Там оказали первую помощь, прооперировали… Потом отвезли в военный госпиталь. Благодаря тому, что мобильный телефон, который лежал в кармане, каким-то чудом уцелел, врачи смогли сообщить о случившемся моим родным.

Родители Андрея живут в Крыму. Он и сам жил в Керчи, пока не поступил в Харьковский университет Воздушных Сил. Андрей — борттехник Ми-24, служит в Вооруженных Силах Украины с 1998 года. За это время в составе миротворческой миссии ООН успел несколько раз побывать в Африке. Участвовал в боевых действиях в Конго и Кот-д'Ивуаре.

— Когда в марте 2014 года в Крыму появились российские войска, нас направили в Черниговскую область на границу с Российской Федерацией. Затем — на восток,— рассказывает Андрей. — Я опять участвовал в боевых действиях, только уже в своей стране. Это намного сложнее, и в первую очередь психологически. В Африке я просто выполнял поставленную задачу. А тут пришлось воевать на своей же земле… С родными из Крыма я эти темы стараюсь не обсуждать. Не могу сказать, что они поддерживают Россию, но у нас все равно разные взгляды. Я давал присягу Украине, выполняю свой долг.

В мае 2015 года Андрей опять должен был лететь в Африку. Но случилась авиакатастрофа.

— Наше с Леной знакомство в госпитале я практически не помню, — признается Андрей. — Очнувшись после одной из операций, я плохо понимал, что происходит. Кроме врачей в палату пришли еще какие-то люди. Внимательно на меня смотрели, что-то спрашивали. Глядя на них, я думал: кто вы такие? Зачем пытаетесь дать мне деньги, одежду, если я получаю зарплату? А оказалось, это были волонтеры. Среди них была и Лена.

— Я спрашивала, как его зовут, как он себя чувствует. Но Андрей повторял: "Спасибо, мне ничего не нужно", — вспоминает Елена Пневская. — Отказывался от всего, что мы ему предлагали. Я же все равно заходила к нему в палату. Приходила каждый день и пыталась разговорить Андрея. Когда ему становилось легче, мы общались. Сейчас меня часто спрашивают: "Он сразу тебе понравился?" Нет, потому что я смотрела на него не как на симпатичного мужчину, а как на раненого бойца, которому нужна помощь. Я была поражена его мужеством и силой воли. Несмотря на операции и постоянную боль, Андрей просил не колоть ему обезболивающее, чтобы не привыкать к лекарствам. Мучился, ночи не спал, но терпел.

Елена стала волонтером во время событий на Майдане. До этого работала в престижном киевском отеле на высокой должности, но уволилась. Говорит, захотела что-то изменить в своей жизни. А когда в стране началась война, готова была даже пойти в армию штабистом. Прочитав в соцсети объявление о том, что в Киевский военный госпиталь требуются волонтеры, она уже через час стояла на его пороге. Познакомившись с Андреем, стала опекать как родного. А когда больного перевели в Ирпенский госпиталь, Лена… поехала за ним.

Свой поступок девушка объясняла тем, что просто хотела посмотреть, в каких условиях окажется ее подопечный. Но военнослужащие, которые лежали с Андреем в одной палате, сразу заметили, что между молодыми людьми возникла симпатия.

— Лена вроде бы приходила в госпиталь как волонтер, но ребята подкалывали: "Опять твоя девушка пришла", — продолжает Андрей. — Вместе нам было весело и интересно. Лене удавалось подбодрить меня. Благодаря ей я всегда был в хорошем настроении, занимался лечебной физкультурой. Уставал, но продолжал занятия. И вскоре уже мог ходить на костылях. Даже врачи удивились такому результату. Лена мне нравилась, но в том состоянии я даже не заикался о свидании. Зачем ей нужен кавалер на костылях? Стал еще больше заниматься, чтобы скорее научиться ходить без них. Лена помогала. Записала все рекомендации реабилитолога, после чего установила надо мной жесткий контроль — чтобы я все выполнял. Ее усилия давали хороший результат. А в Болгарии (эту поездку организовало Министерство обороны, украинское посольство и украинцы в Болгарии) реабилитологи окончательно поставили меня на ноги.

С тех пор как Андрей вернулся в Украину, они с Леной практически не расставались. Свои отношения влюбленные уже не скрывали. Лена познакомила Андрея с родителями. А Андрей через несколько месяцев даже смог вернуться на службу. Его перевели на наземную должность в его военной части во Львовской области. Как только выпадал свободный день, Андрей тут же ехал в Киев к любимой.

— Мы жили на два города, но все равно были счастливы, — признается Елена. — Вопросы свадьбы не обсуждали, я о замужестве даже не думала. Была уверена, что сначала нам нужно решить много других проблем. Это и реабилитация (хоть Андрей и ходит, на полное восстановление могут уйти годы), и переезд. Андрей хотел перевестись в часть под Киевом, но это тоже вопрос не одного дня. Все произошло спонтанно. Андрей был в отпуске в Киеве. 29 августа, в последний день перед отъездом, вышел купить себе сигарет. А вернулся только через два часа — с кольцом, бутылкой шампанского и бокалами. Прямо на пороге квартиры стал на колено и попросил меня стать его женой. Я сразу сказала: "Да". Никогда не забуду этот момент. Такого сюрприза я не ожидала.

— Для меня самого все получилось спонтанно, — говорит Андрей. — Сделать Лене предложение я решил уже давно. Понял, что встретил родного человека, с которым хотел бы прожить всю жизнь. Но все никак не мог придумать, как и когда это сделать. В тот день я действительно вышел за сигаретами. И вдруг понял, что хочу сделать ей предложение именно сегодня. Просто сказать "давай поженимся" — это неправильно, тем более для офицера. Поэтому поехал в ювелирный за кольцом. И, получив от Лены согласие, счастливый уехал во Львов.

— Через неделю Андрей вернулся, и мы подали заявление в загс, — вспоминает Елена. — Потом я на семь дней уехала в командировку, и получилось, что на подготовку к свадьбе оставалось всего три недели. Хоть мы и не собирались устраивать пышное торжество (пригласили только самых близких), хотелось все сделать как можно лучше. Покупать свадебное платье я не собиралась. Думала обойтись обычным вечерним нарядом. Но в салоне все же уговорили примерить свадебное платье. Надев его и увидев себя в зеркале, я сказала: "Можно я в нем и уйду?" (Смеется.) Поняла, что не смогу с ним расстаться. Так хотелось показать платье Андрею! Но до свадьбы нельзя — мы решили чтить традиции. Я только отправила ему фотографию кусочка ткани.

— Заинтриговала, — улыбается Андрей. — Не спрашивайте меня о свадебных хлопотах. Это был ужас! Мы ничего не успевали. Большую часть вопросов решали по телефону, вплоть до подбора декораций. Я очень хотел пригласить на свадьбу своих сослуживцев. К сожалению, не все смогли приехать. Многие ребята были на учениях. Но мы нашли выход. Установили в ресторане веб-камеру, — и они наблюдали за происходящим в онлайн-режиме. Вместе с нами слушали концерт приглашенной на свадьбу группы, смеялись над шутками ведущего… Одним словом, довольны остались все.

— А ваши родители приехали?

— Конечно. Для них новость о моей женитьбе стала большим сюрпризом. Но они обрадовались. Мама знала, что в Киеве у меня есть любимая девушка. Когда я ей впервые об этом сказал, мама сразу спросила: "А это не волонтер Лена из госпиталя?" Я был в шоке: как она узнала? "Я еще тогда все поняла", — ответила мама. Очень рад, что они с Леной поладили и что мама с папой смогли приехать. Родители по-прежнему живут в Керчи, но о политике мы не говорим.

— Мама Андрея два дня жила у моих родителей, они подружились, — говорит Елена. — Мы — одна семья, а это главное. Очень благодарны нашим друзьям и волонтерам, которые помогли с декором и макияжем и частично оплатили наш медовый месяц в Греции.

— Медовую неделю, — уточняет Андрей. — Мы поехали на полуостров Халкидики — жили в городке недалеко от Святой горы Афон. Несмотря на то что температура воздуха была градусов 18—20, я вдоволь накупался. Как настоящий крымчанин очень люблю море и вот, наконец, оказался в своей стихии.

— Андрей исследовал морское дно, рассматривая морских звезд и осьминогов, — рассказывает Елена. — Поездка однозначно пошла на пользу нам обоим. Я отдохнула, а для Андрея это стало прекрасной реабилитацией. Он говорит, что боль в ногах уменьшилась.

— Она до сих пор ощущается? — спрашиваю у Андрея.

— К сожалению, да. Для того чтобы ходить и даже танцевать, мне уже не нужна палочка. Но боль осталась. Единственный выход — это постоянная физиотерапия. И за последние полгода мне стало гораздо лучше. Но, как мне однажды сказал один атошник, с болью нужно научиться жить. Наверное, я уже научился.

— Реабилитация продолжается?

— Еще бы! Лена следит, чтобы я не пропустил ни одного занятия. Установила тотальный контроль (смеется). С таким тренером я точно не пропаду. Кстати, за последние полгода мне действительно стало намного лучше.

Как сообщал "Обозреватель", герой Дебальцева и Марьинки недавно женился и рассказал свою трогательную историю любви.

Место:
Наши блоги