УкрРус

Добровольно идут в ад: как обычные женщины становятся женами и рабынями в ИГИЛ

5.4т
  • Добровольно идут в ад: как обычные женщины становятся женами и рабынями в ИГИЛ | фото 1
    1/1

О сексуальном рабстве и садистском обращении с женщинами в "Исламском государстве" широко известно. И все же многие девушки и женщины в Европе бросают привычную жизнь, чтобы искать любовь в одной из самых жестоких террористических группировок.

Об этом пишет издание The Insider.

Ниже приводим текст с некоторыми сокращениями.

Недавно вышла книга известной французской журналистки Анны Эрель "Под кожей джихадистки". Сейчас писательница продала свою квартиру, уволилась из редакции и прячется по съемным комнатам, каждый месяц меняя адрес. Ее редакционное задание внезапно стало роковым: журналистка влюбилась в генерала ИГ по имени Биляль, стала его заочной женой и чуть не уехала к нему в Сирию.

— Анна, как вы познакомились с Билялем?

— Я снимала много интервью с семьями подростков-джихадистов. Тогда еще не было Сирии, они уезжали в разные группировки на Восток. Я все время задавала себе вопрос, почему, почему они уезжают? Я видела много совершенно разных семей, одни маргинальные, с детьми, полностью предоставленными самим себе. Другие вполне благополучные, хорошо образованные дети, из семей, полных любви и понимания.

— Ты создала поддельный аккаунт в Facebook: Анна, 20 лет, француженка марокканского происхождения, выросла без отца, недавно приняла Ислам. Как этот аккаунт помог тебе изучить механизм вербовки?

— Постепенно у меня набралась сотенка друзей — радикалов из Франции, Бельгии, Англии. Но они все были молодыми мелкими сошками. Пока однажды я не поймала "крупную рыбу": ко мне в друзья постучался мужчина, он сразу спросил меня, мусульманка ли я и что я думаю о джихадистах. И тогда меня осенила мысль: а что, если не раскрывать карты и продолжить общение с ним от своего вымышленного персонажа? Ведь профессия журналиста учит: никогда не бывает ни черного, ни белого, всегда только серый с его оттенками!

— Этот парень был арабом?

— Нет, как и я, он был этническим французом. В исламе ему дали имя Биляль. Он говорил, что покинул Европу навсегда. Потому что Европа находится в страшном грехе христианства, что все европейцы неверные, и чтобы стать хорошей мусульманкой, надо поехать в халифат и встать на свой путь джихада, на путь всевышнего. С этого момента мы начали много спорить. Я ему отвечала уклончиво: не знаю, как правильно верить, как верно молиться, и так далее. Он мне всегда твердил: "верь мне, верь мне, верь мне…" И я хочу вам сказать одну важную вещь: моему персонажу было 20 лет, а этому мужчине – 40. И я вас уверяю, что, будучи взрослым радикалом, очень легко убедить и влюбить в себя девчонку, которая вполовину моложе вас. Тем более, если эта девочка никогда не видела нормального авторитетного отца.

— Тебе было страшно?

— Мне было очень страшно. Со временем он предложил выходить в Skype. Мне и так было страшно. Но переписываться по Facebook это одно, а говорить – уже совсем другое. Мне было противно улыбаться и кокетничать с человеком, который убил очень много людей. Но мало-помалу я привыкла обсуждать с ним, как прошел каждый мой день.

— Биляль был вербовщиком или боевиком?

— Он был влиятельным полевым командиром с опытом работы еще в "Аль-Каиде" и Афганистане. Хотя вел себя со мной как тонкий психолог: с самого начала пытался понять, кто я есть, понять меня. Я девушка, которая хочет поехать в Сирию, чтобы выйти замуж? Или я мечтаю взять в руки оружие и начать воевать? Вот он мне рассказывал: если ты хочешь, я тебе все подарю, мешок денег, оружие подарю. Какое оружие ты хочешь? Хочешь калаш? Или маленький пистолет хочешь? Я строила из себя ранимую девочку, делал вид, что я не знаю, хочу ли ружье, что я всего боюсь. Он быстро подхватил эту карту, и начал уверять меня, что будет меня защищать и во всем поддерживать. И чтобы я вообще не волновалась о деньгах. Оказывается, когда ты выходишь замуж за боевика ИГ, он дает тебе либо ценный свадебный подарок, либо очень много денег. Велел до нашей свадьбы определиться, какой подарок я хочу

— Ты всерьез решила выйти за него замуж?

— Я должна была стать его четвертой женой. Твердил, что в Сирии меня ждет море любви и счастья. И что я эгоистка, раз не еду. Говорил, что ты там сидишь такая грустная, приезжай сюда и помогай своим сестрам, помогай боевикам – у нас очень много задач для мусульман. И вы знаете, что самое страшное? В какой-то момент я почувствовала, что и правда… влюбилась! Что я и правда обязана к нему ехать помогать. Я знала, что он всего лишь соблазняет меня. Но даже понимая это, я начала потихоньку поддаваться на обман. В какой-то момент поймала себя на мысли, что сижу на крючке и не могу соскочить.

Ислам

— Он что-нибудь рассказывал о своем рабочем дне?

— Просыпается в 5:00, потом 4-5 часов едет в город на границе Сирии и Ирака, где добывают нефть. Он рассказывал мне, какие они хорошие люди и что раньше в этом городе весь мир добывал нефть, а местным людям ничего не доставалось, пока не приехал Биляль и его люди, и что они, такие добрые и хорошие, освободили местных от влияния иностранных государств и теперь добывают нефть сами, восстанавливают красивую цветущую Сирию для ислама. Во второй половине дня, если кто-то из его соратников был ранен, он ехал их спасать. Надо добавить, что Биляль не был молодым 20-летним джихадистом, который радикализовался и уехал на джихад, как многие мои друзья. Он уже много лет воевал против американцев, сначала в Ираке в 2003 году, а до этого "совершал джихад" в Афганистане. То есть, я завязала роман с серьезным боевиком-руководителем.

— Он как-нибудь описывал твое будущее с ним?

— Обещал купить дом, какой я только захочу, даже на 5 комнат. Что я могу приехать к нему с подружками, девушками, разумеется. И что я буду весь день ждать его дома, я имею право выходить гулять, но только с девушками-подругами. Что женщины у них не воюют, но имеют право ездить с мужем на передовую и делать фото или видео. В течение дня я буду следить за домом, и что самое важное – я обязана быть дома перед мужем соблазнительной кокеткой. Представь себе это лицемерие: на улице Ракки или любого другого города под контролем ИГ я должна ходить полностью закрытой, с головы до пят, только щель на глазах. Но дома я должна быть самой сексуальной для своего мужа! Он просил меня привезти из Франции как можно больше нижнего белья и духов! Да, и конечно, для него было важно, чтобы я оставалась девственницей до свадьбы, и что это будет прописано в нашем акте о заключения брака.

— А почему бы ему не жениться на местной девушке? Зачем звать к себе француженку?

— Биляль говорил, что местные недостаточно верят в Аллаха, не закрываются до пят. И потом, что местные девушки узко мыслят, с ними не о чем поговорить. В общем, теперь я уверена на 100%: если ты молодая девушка из Европы, наивная, да еще и девственница – ты самая первая жертва боевика, других критериев у них и нет.

Он очень часто повторял разные красивые формулировки из Корана. И вот в Коране есть такая фраза, что пророк якобы сказал однажды, что мы здесь на земле временно, поэтому можно делать все, что мы захотим, это всего лишь игра. Я у него тогда спросила – и что, ты тоже играешь? Он ответил: да, я развлекаюсь, как могу.

Ты в итоге решилась поехать к нему?

— Через три месяца разговоров он меня убедил, и я поехала. Мне было предложено добираться через Голландию, потом в Турции пересечь границу с Сирией, чтобы замести следы. В каждом пункте с меня требовали купить местный телефон и делать селфи, что я действительно нахожусь в этом месте. В Турции меня должна была встречать проводница – француженка. Мне было страшно посмотреть в глаза этой женщине! Ведь она собственными руками вела девочек на смерть! В общем, я выехала и даже добралась до Амстердама. А там купила телефон, сделала селфи, отправила Билялю и… остановилась на этом.

— Тебе не было страшно сказать "нет" такому человеку?

— Задеть самолюбие мужчины это в принципе очень опасно, а задеть самолюбие мужчины-террориста опасно вдвойне. Он был очень зол. Сказал, что он не просто ждал меня, но еще и предупредил все свое окружение, что я приезжаю. И что теперь он выглядит полным идиотом перед ними всеми. Что он их шеф, и что нельзя выставлять шефа настоящим дураком, иначе он потеряет всякий авторитет

— Он жив сейчас? Ты уверена, что находишься в безопасности?

— Нет, он умер. Я не знаю, как, но я почувствовала, что он погиб. Просто стало ясно, что теперь его нет. Хотя не понимаю, как это могло произойти, потому что террорист с боевым опытом в 20 лет не может просто так умереть, понимаешь? Как он мог так резко умереть после того, как одна молодая француженка его кинула? Может быть, его наказали за то, что он не смог доставить в Сирию очередную жертву

— Как ты думаешь, почему терроризм набрал такие обороты сейчас?

— Знаешь, что самое страшное? Члены ИГ сделали терроризм модным! Они стали первой организацией убийц, кто вышел в открытое медиапространство. Биляль каждый час делал фото и выкладывал в Instagram. Переходил границу с Турцией, сидел в кебабной, ел кебаб с калашниковым наперевес и делал селфи. Халифат осуществил американскую мечту по-арабски: предлагает мальчикам и девочкам стать богатыми и знаменитыми, присылать своим родственникам селфи с автоматами и пачками денег в руках. А наши коллеги-телевизионщики помогают им в этом: приезжают и снимают документальные фильмы о них. Это именно они помогают делать террористов "модными".

— Но почему за ними едут взрослые адекватные женщины?

— Женщины всегда хотят сильного мужчину рядом. К тому же, новообращенные мусульманки очень религиозны. И они хотят строгого мужа. А кто может быть строже, чем мужчина, уехавший в ИГ воевать за братьев-мусульман?

— Биляль рассказывал тебе, откуда у ИГИЛ деньги?

— Он рассказывал, как они захватывали оружие на американских базах в Ираке. Калашниковы, пулеметы, даже тяжелая артиллерия. Потом многие мусульмане не поддерживают прямо, но отправляют им деньги. И это не только Саудовская Аравия, это практически все страны Ближнего Востока. И, конечно, главный доход – это захваченные террористами нефтяные скважины.

Биляль говорил Анне, что их основной доход – это нефть. Но кое о чем он умолчал. У боевиков есть и другая статья доходов — рынок белых женщин. В Ракке и Мосуле развернулись невольничьи рынки. Сюда едут со всего Востока: жители Саудовской Аравии, Туниса, даже Турции покупают себе рабыню. За недорого.

Ян Кизилхан – доктор, психотерапевт. Иранец по происхождению, он инициировал правительство Германии создать программу спасения жертв боевиков. Этот отважный человек вместе с переговорщиками ходил на сторону ИГ и лично вызволял живой товар из плена.

— Я обследовал тысячи женщин, и 99 % из них сказали мне, что их регулярно подвергали пыткам и изнасилованиям, каждый день. Их насиловали как отдельные боевики, так и группы мужчин. Одна девочка рассказывала мне, как они вместе с другими наложницами сидели в одной комнате, и с утра до вечера знали и ждали, что сейчас кто-нибудь придет, заберет и изнасилует ее. Вы можете себе представить 16-летних девочек, живущих в постоянном ужасе, постоянно плачущих и знающих, что сегодня их снова будут насиловать и пытать…

— Правда ли, что женщины – один из способов ИГ зарабатывать деньги?

— Впервые боевик ИГ попытался продать свою жену в августе 2014 всего за $10. Но сейчас цена выросла в тысячу раз. Вы знаете, почему? Потому что теперь не только террористы, но и люди со всего ближнего востока приезжают купить себе рабыню! Сейчас "нормальная" цена за женщину достигает $8-10 тыс.

Ислам

— Как эти женщины попадают в руки боевиков?

— Во-первых, они физически воруют женщин, детей, мужчин. Воруют на территориях Сирии и близлежащего Ирака. Больше всего от рук террористов страдают малые народы Востока, не проповедующие ислам. Идеология Халифата определяет их как "нелюдей", то есть это предметы. С которыми обходятся хуже, чем с животными. Огромная территория Сенжар, на которой исторически проживали езиды – это не исламский народ со своим верованием. Обычно боевики предупреждают: мы идем в вашу деревню, кто не хочет принять ислам и вступить в наши ряды, должен покинуть территорию. Жителям дается 48 часов. Но однажды боевики ворвались в деревню езидов без предупреждения. Это было частью плана: они добывали новую партию наложниц. Из 5 тысяч человек уцелело всего три сотни молодых женщин, попавших в плен. Они собрали всех девочек и женщин в местной школе. А потом взяли оставшихся мужчин, увели на 500 метров от школы и публично казнили их. Пошли по домам и забрали себе все более или менее ценное: золото, украшения, деньги, телефоны, машины. Потом они взяли всех пожилых женщин, и отвели их в соседнюю деревню, подконтрольную ИГ. Они силой обратили всех женщин в ислам, даже если те сопротивлялись. И сделали их рабынями.

Я расскажу вам одну типичную историю. Этой женщине было 26 лет. Ее как раз украли в деревне езидов в Сенжаре. Сначала ее вывезли в Калафа, там она была перекуплена другим мужчиной. Он подержал ее пару дней и сказал: ты мне не нравишься, я тебя выбрасываю. Он привел ее на рынок женщин в Мосуле и перепродал другому. И это повторялось 40 раз. Представьте себе, ее перепродавали 40 раз, и каждый раз ее насиловали сразу несколько мужчин. И это продолжалось больше 10 месяцев. Конечно, мы должны спросить самих себя и всех мусульман мира, как такое может случиться? Ведь имя ислама – это мир и любовь. Даже к животным не будешь относиться и истязать так, как боевики ИГ это делают со своими пленницами. И таких историй – тысячи и тысячи.

Читайте: "Живой щит" из детей, рабство и насилие: Госдеп выдал сокрушительный отчет по "ЛДНР"

— Правда ли, что ИГ и детей превращают в боевиков?

— Это правда. В той же деревне они собрали группу детей и подростков от 8 до 14 лет и превратили их в маленьких бойцов. Вы можете себе представить, дети-солдаты, как в Африке! Они дают им военное образование, религиозное образование и заставляют воевать. Я работал с одним мальчиком. Я ему сказал: однажды ты вернешься домой, к своей семье, которая сейчас бежала в Ирак. На что он ответил: нет, я больше не езид, езиды неверные, у меня больше нет семьи. Я теперь буду убивать всех езидов. Я убью даже своих родителей, если потребуется. То есть они сделали из него зомби!

И в руках ИГ сейчас около 700 маленьких мальчиков, которых они используют в качестве солдат. Еще один источник детей-боевиков, это украденные женщины-езидки с детьми. Их привезли на территорию ИГ, в город Телифа. В одном месте собрали около 3 000 езидок. Им не давали вообще никакой еды, потом дали еду с ядом. Большинство детей умерло. Выжили только самые выносливые. Так они произвели "естественный отбор", если можно его так назвать. Остальных женщин и детей они развезли по разным городам, подконтрольным ИГИЛ. Теперь их продают в Ракке и Моссуле. Они прямо привозят девушек на рынок и продают их, как товар. Некоторые бойцы покупают себе жен практически на вес: сразу четыре — пять "штук". Собирают всех этих бедных девочек в одном доме, пытают и насилуют их. Можете себе представить, делают с ними все, что пожелают. Я обследовал одну девочку 9 лет, она была продана 8 разным мужчинам. Все они были в возрасте 60 лет. Вообразите себе, за 8 месяцев ребенок был изнасилован и истерзан этими взрослыми мужчинами сотни раз.

— Но есть и те, кто едет в этот ад добровольно. По статистике, из одной только просвещенной Франции в 2015 году в ИГ ушли 500 человек, из России и бывшего СССР и того больше — 2500.

— Целевая аудитория рекрутеров ИГ — неблагополучные иммигранты, не сумевшие интегрироваться в новую культуру. Несчастные подростки и молодые мужчины без каких-либо перспектив внезапно в лице ИГ обретают надежду и мечту. Им обещают деньги, оружие и даже славу. Кстати, многие женщины из тех, кто уехал туда по собственному желанию, разделяют идеологию ИГ, я знаю мусульманок-женщин, кто сам отправлял мужа украсть в рабство какую-нибудь езидку. И мужчины ехали и воровали женщину по наставлению жены. Кстати, после возвращения из ИГ женщин обычно не наказывают, хотя там немало женщин-солдат. Они контролируют близлежащие территории и даже сами воруют людей.

— Насколько женщины вообще важны для ИГ?

— Без женщин ИГ не выжило бы как организация. Женщины помогают им воевать, ездят на передовую, или же ухаживают за домом и детьми. В ИГ приезжают целыми семьями. Из Боснии и Чечни недавно приехало около 400 полных семей, мужчины привезли с собой жен и детей. Сейчас они почти все осели в городе Ракка. Эти люди верят в идеологию халифата и всей семьей готовы умереть.

— Я знаю, что вы регулярно помогаете спастись пленницам ИГ. Каким образом?

— Есть два пути, как оттуда сбежать. Первый – это как-то выбраться из деревни, и потом идти пешком по пустыне. Но здесь существует большая опасность, что, если тебя поймают, то почти наверняка казнят. Боевики ИГ регулярно убивают женщин, которые пытались сбежать от них. Сбежать очень сложно, — представьте себе девочку 16 лет, она никогда не была в городе Ракка, и вот она должна оттуда выбираться ночью, без еды, без денег. Я знаю историю двух девушек-сестер, они три недели выбирались из ИГ. Днем прятались, а ночью шли пешком, без еды и почти без воды, даже местные жители боялись помогать им. К счастью, они спаслись, это редкое везение.

Иногда террористы сами связываются с родственниками и говорят: "выкупайте свою дочь за $10 тыс.". Обычно ведут переговоры с террористами курды,и когда договоренность достигнута, девушку привозят на место обмена. Туда же приезжает брат или отец с деньгами, и ее обменивают на деньги.

Объект:
Наши блоги