УкрРус

Родная кровь: в АТО плечом к плечу воюют отцы и сыновья

Читати українською
  • Родная кровь: в АТО плечом к плечу воюют отцы и сыновья

Плечом к плечу на необъявленной войне на Донбассе воюют родные братья и сыновья с отцами. Они друг за другом мобилизуются в Вооруженные силы Украины или принимают участие в антитеррористической операции в составе добровольческих подразделений.

"Обозреватель" рассказывает две невероятные истории из жизни десантников и их любящих отцов, ушедших воевать вслед за сыновьями.

"Папа погиб, прикрывая отход своих ребят"

Отец и сын, Николай и Павел Козловы, родились 24 июля с разницей в 33 года. Младшему в этом году исполнилось 29 лет, а старший не дожил несколько месяцев до своего 61-летия: Николай Владимирович, майор-пограничник в отставке, погиб под Карловкой Донецкой области, прикрывая отход своих боевых товарищей из батальона "Донбасс".

С Пашей Козловым, младшим сержантом из 25-й днепропетровской воздушно-десантной бригады, мы встретились в январе 2015 года. В Авдеевке, где в то время точились ожесточенные бои, Паша получил пулевое ранение в ногу – один из террористов в форме украинской армии расцветки "дубок" зашел в тыл сил АТО и выпустил в Пашу автоматную очередь.

Фото из личных архивов героя. Николай Козлов во времена службы в погранвойсках КГБ СССР

Тогда, в старенькой иномарке-скорой, младший Козлов не скажет мне, что потерял на войне отца, но попросит хирурга Александра Зеленюка не сообщать его маме о ранении.

"Ей нельзя знать, что я воевал. Для мамы я на полигоне или еще где-то, но про ранение не говори ей, док, очень прошу", - повторял тогда младший Козлов.

Паша ушел воевать первым. В марте 2014 года, в период аннексии Крыма, он получил повестку на 10-дневные сборы. Говорит, тогда подумал с кумом, что раз не бегали от "срочки" в ВДВ, значит, и сейчас в первых рядах пойдут защищать страну.

Фото из архивов героя. Десантник Павел Козлов как две капли воды похож на своего отца Николая Владимировича

"Мы еще не знали, что на Донбассе будет война. Никто не знал. Первая волна мобилизованных была самой патриотичной и мотивированной – мы шли защищать страну, верили, что сможем на что-то повлиять, и все изменится к лучшему. Я помню, как получил повестку, как собирал вещи. Тогда отец тоже принял волевое решение, и сказал, что пойдет помогать мне защищать страну", – рассказывает десантник Паша.

Из-за возраста Николая Владимировича не возьмут в Вооруженные силы – он несколько недель изо дня в день будет обивать пороги военкоматов в Запорожской области, а ему, майору погранвойск КГБ СССР, будут всюду отказывать в мобилизации. Тогда старший Козлов решит пойти в добровольческий батальон "Донбасс", и просто поставит перед фактом как сына-десантника, так и остальных членов семьи.

"До начала Майдана папа много смотрел российские телеканалы, интересовался их прессой. Он ведь служил в советской армии, с Россией его связывали сослуживцы и друзья. Решение пойти воевать для отца было вполне осознанным, но батальон "Донбасс" был для него, как мне кажется, случайным выбором. Просто больше никуда не брали, мол, возраст и все такое. А там взяли. И дали позывной "Матвей" – так звали его дедушку, который воевал во время ВОВ и погиб под Ленинградом", - продолжает Паша.

Фото из личных архивов героя. Николай Козлов в форме батальона "Донбасс"

Десантник и его отец так и не пересекутся в АТО. Николай Владимирович погиб под Карловкой Донецкой области 23 мая 2014 года, пробыв на необъявленной войне всего пару недель.

"У батальона "Донбасс" были грузовик и легковая машина. По словам выживших боевых товарищей отца, они заехали на сепарский блокпост, где их сдал один из водителей. Он сам привел их на этот блокпост, сам же и сдал. Это было что-то вроде разведки… Завязался бой. У папы были прострелены обе ноги, поэтому он остался прикрывать ребят, пока все отходили. Это были первые потери батальона "Донбасс". Погибло пятеро человек, в числе которых был и мой отец", - подытожил Паша.

Как и положено у военных, сын выбор отца пойти на войну не осуждает. Десантник говорит, что гордится папой, скучает по нему и верит, что Николай Владимирович, 61-летний солдат батальона "Донбасс" с позывным "Матвей", однажды тоже будет гордиться сыном.

"Чтобы не было двух смертей в одной семье – мы ездили в разных машинах"

"Не могу сказать, что пошел служить вместо брата. Просто военком почему-то присылал повестки только ему, женатому парню с маленьким ребенком, а обо мне, холостяке, у которого за плечами уже была служба и в армии, и в силовых органах, как-то забывали. Поэтому однажды я просто пошел в военкомат и заявил, что от нашей семьи в АТО пойду я, а не брат. Так и закрутилось", - рассказывает 28-летний Роман Чаровой из райцентра Маневичи Волынской области.

Крутить носом военком из поселка, известного на всю Украину добычей янтаря, не стал: Рому мобилизовали в 80-ю, а потом в 81-ю аэромобильные бригады. Вслед за Романом в АТО пошел еще один член их семьи – 57-летний Василий Петрович решил воевать вместе с сыном.

"Отец не говорил никому, что собирается тоже мобилизоваться. Я уже уехал на полигон, а тут он позвонил и спросил, в какую роту и в какой взвод меня распределили. Мне показалось, что папа хотел передать мне что-то, поэтому без всяких подозрений ответил на его вопросы. Потом однажды зашел в свою палатку, а батя уже сидел в ней и улыбался", - продолжает Роман.

Двое Чаровых, отец и сын, попали в одну роту и в один взвод. На передовой в АТО Романа и Василия Петровича никогда не садили в одну боевую машину – командир говорил им, что в одной семье, в случае чего, не должно быть сразу две трагедии.

"Чтобы не было двух смертей в одной семье, мы всегда ездили в разных машинах. Всего несколько раз случалось так, что мы оказывались в одном и том же месте – тогда или я, или он, могли попроситься не ротироваться и остаться на позиции", - говорит Роман.

Фото из личных архивов героя. Василий Петрович и Роман Чаровые

Василия Петровича в бригаде называли Дед или просто Петрович. Рому из-за фамилии часто звали Чарик, а еще в подразделении у него появился позывной Коршун.

Чаровых старались не отправлять на совместные задания, но отец и сын все-таки были вместе на передовой в Опытном и Авдеевке Донецкой области. Недалеко от последнего населенного пункта Роман с товарищами, возвращаясь с задания, нарвались на вражеский фугас. Живым тогда выбрался только младший Чаровой. По словам парня, в той страшной ситуации его уберегли отцовские молитва и любовь.

"Папа у меня очень набожный. Он соблюдал пост даже в АТО. Говорит, что молится за Украину и всех ее сыновей. Думаю, одна из его молитв спасла мне жизнь. Третье апреля 2015-го, нас было пятеро, мы возвращались с довольно удачной разведки и попали на фугас. Двое парней погибли на месте. Третий, Андрюха, истекал кровью и хрипел. Ему оторвало ногу, я наложил ему жгут, дал автоматную очередь, чтобы нас забрали свои. Когда нас с еще одним бойцом, Димоном, забирали в больницу в Авдеевке, Андрюха уже умер, а потом я узнал, что и Диму врачи не смогли спасти. О дне, когда я потерял сразу четверых товарищей, мне напоминают осколки от мины, которые врачи не рискуют вытаскивать из моей ноги", - рассказывает Роман.

Отец и сын Чаровые пошли на дембель в конце сентября. Сейчас оба живут в Маневичах Волынской области. Василий Петрович уверяет, что ничуть не жалеет о своем выборе пойти на войну вместе с сыном. По словам 57-летнего солдата, если Рому снова позовут в армию – он пойдет за ним.

Наши блоги