УкрРус

Кремлевское правосудие: в Крыму судят фермера, отказавшегося снять флаг Украины

  • Кремлевское правосудие: в Крыму судят фермера, отказавшегося снять флаг Украины
    comments.ua

Сотрудники ФСБ РФ устроили травлю жителя одного из крымских поселков, который не хотел снимать флаг Украины со своего дома. Мужчину дважды пытались обвинить в краже, а затем открыли уголовное дело по подозрению в оскорблении сотрудника полиции.

В суде неприметного поселка Раздольное на севере Крыма слушается примечательное уголовное дело. Украинца Владимира Балуха обвиняют в оскорблении россиянина Евгения Баранова, сотрудника полиции — ст. 319 УК РФ. История началась с того, что Балух установил на крыше своего дома в селе Серебрянка Раздольненского района украинский флаг.

Если ехать от Севастополя, Симферополя или даже Евпатории в сторону Крымского перешейка, обязательно почувствуешь, где начинается север полуострова. Кочки и ямы, которые в курортных районах встречались изредка, внезапно вырастают повсеместно. Населенные пункты встречаются все реже, а дома в них выглядят все беднее.

Владимир Балух. Автор фото Иван Жилин ("Новая газета")

44-летний земледелец Владимир Балух живет именно в таком небогатом доме (сам он зовет этот дом "бунгалом") на окраине села Серебрянка, что в 18 километрах от самого маленького районного центра Крыма — поселка Раздольное.

— Северный Крым — это территория сродни целине, — говорит Владимир. — Она до сих пор толком не освоена. В советские времена сюда приезжали украинские энтузиасты, основывали поселения. Моя мама приехала в Серебрянку с Ивано-Франковской области, а отец — с Хмельницкой. Я, соответственно, стопроцентный украинец.

Флаг и оскорбление

В декабре 2013 года, с началом майдана, Владимир вывесил на крыше своего дома украинский флаг.

— Почему поддержал майдан? — переспрашивает он. — Хотелось жить в человеческом обществе с человеческой властью. Посмотрите, как Янукович управлял государством. Он распоряжался Украиной, как своей собственностью. Была криминальная страна. Повсеместно отжимался бизнес: даже у нас в Раздольненском районе предпринимателю предлагали "выкупить" его земли за 1 млн гривен при стоимости 40 млн. Когда он отказался, его просто вывезли в Херсонщину и сказали: "Подпиши вот здесь, и вот здесь". И он, разумеется, подписал. И даже миллиона не получил. Силовики так вообще издевались над людьми. Вспомните хотя бы изнасилование Ирины Крашковой во Врадиевке — это же сделали сотрудники милиции. Еще и наказания едва не избежали благодаря родственникам в прокуратуре. Все это давило на людей. И когда 30 ноября 2013 года на майдане избили студентов — это была последняя капля. У тех, кто вышел на площадь, было только одно желание — оставаться людьми. Поэтому произошедшее и называют "революцией достоинства".

Майдан победил, но в Крыму с марта 2014 года началась новая жизнь. Флаг Украины, однако, висел над домом Балуха и после референдума.

— Это присоединение я не признаю. Даже паспорт российский себе не стал делать, — говорит Владимир. — Пытался жить, как раньше: возделывал свои 45 гектар пшеницы и овса и продавал.

— Круто звучит — 45 гектар? — внезапно меняет он тему разговора. — На самом деле, это только чтоб не голодать: почва у нас благодатная, но дождей нет. Собираем всего 20 центнеров с гектара, а в Германии, например, по 100 центнеров с гектара собирают: вот там можно деньги делать.

"Жить, как раньше", получалось до 30 апреля 2015 года.

— В этот день я разбирал у матери дома печку, — говорит Владимир. — Мама у меня живет на другом конце села.

И вдруг слышу: останавливается машина. Выходят двое: один полицейский, а второй — как я потом узнал — из ФСБ: "Пойдем, поговорить надо". Я сначала всерьез не воспринял: "Ребята, вас же двое — вам что, поговорить не с кем?" — спрашиваю. Мне ответили, что лучше не шутить, а проехать с ними к себе домой.

Я никуда не поехал, сказал: "Если бы какое-то постановление в отношении меня — одно дело. А без него я вам ничего не должен". Они уехали.

Выпроводив "гостей", Владимир пошел к другу и попросил того дойти до "бунгало". Тот вернулся и подтвердил: "Дом открыт, там люди, представляются ФСБ".

— Я тогда понял, что надо "сквозануть". Огородами добрался до знакомых и жил у них 11 дней — аж до 10 мая, — говорит Балух.

Когда после майских праздников Владимир вернулся домой, понял: реальность изменилась. За 10 дней силовики были у его матери 4 раза: ее дом был перевернут вверх дном. С "бунгалом" — та же история. Флаг Украины был сорван.

— Жена рассказала, что меня заподозрили в краже коробки от трактора Т-74. Якобы я пьяный сидел в Раздольном в пельменной на центральном рынке и предлагал незнакомцу купить краденую коробку. Еще и адрес ему свой назвал, и фамилию, и имя. Смешно, но у меня такой трактор действительно есть, даже два — я на них землю возделываю.

После майских праздников о Балухе крымские силовики не вспоминали полгода. А 14 ноября к нему снова приехали.

— В этот день я плохо себя чувствовал: накануне ставил матери забор, работал со сваркой. А очков защитных у меня нет. Насмотрелся на сварку — воспалилась роговица. Ощущение было, будто в глаза песок засыпали. Уснуть не мог: не получалось глаза закрыть.

Всю ночь ходил по дому туда-сюда, много курил. Утром жена пришла с работы, она у меня пекарь, — и легла спать. Я к ней подсел. Тут слышу — голоса на пороге. Открывать супруга пошла.

Дальше все произошло минуты за три: ко мне в комнату входит мужчина в гражданском, в обуви, с синей папкой под мышкой. И спрашивает: "Ты кто?" Я вообще-то удивился, говорю: "Это ты кто такой, чтобы в обуви ко мне в спальню заходить?"

Тогда он махнул рукой, в комнату зашла женщина, сказала: "Да, это он". После этого залетели двое в масках, залетел еще один человек и начали мне заламывать руки. Ну, видать здоровья у них не хватало — не могли никак мне руки сомкнуть. Поэтому начали бить: по почкам и по голове. Два раза по голове ударили явно не рукой. Я обмяк. Вытащили из спальни в кальсонах и матроске. В коридоре засунули в галоши и потащили к машине. Там положили на заднее сиденье. А я чувствую, что руки сильно наручниками стянули. Попросил: "Попустите хоть наручники". И они попустили вот таким способом: вытянули из машины, кинули на землю, и один поставил мне ногу на голову, а два других что-то с наручниками сделали и стало легче".

Как выяснилось, Балуха снова заподозрили в краже.

"Неустановленное лицо 10.10.2015 в период времени с 21:00 по 23:00, находясь на парковке за заданием дома культуры на ул. Ленина пос. Раздольное, тайно похитило автомобиль Ваз-2106", — говорится в постановлении ОМВД по Раздольненскому району № 2015277384 о возбуждении уголовного дела. — "В ходе предварительного следствия был допрошен Пянтковский Дмитрий Александрович, который пояснил, что в 10 числах ноября он находился в кафе "Пельменная", расположенном на центральном рынке поселка Раздольное, где заказал себе 100 грамм водки и закуску. Так как не было свободных столиков, Пянтковский подсел к ранее незнакомому мужчине, его звали Балух Владимир, который рассказал, что в начале октября 2015 года он совместно со своим знакомым совершил кражу автомобиля марки ВАЗ-2106. Украденный автомобиль он хранил по своему месту жительства".

— То есть в апреле я украл детали от трактора и рассказывал об этом в пельменной, а потом — автомобиль, и также рассказывал об этом в пельменной — восхитительно, — говорит Владимир.

Прошедший после задержания Балуха обыск в его доме, правда, ни автомобиля ВАЗ-2106, ни даже следов от него не обнаружил. В результате дело возбудили по статье 319 УК РФ "Оскорбление представителя власти": наказание по ней не жесткое — до года исправительных работ, а вот доказать невиновность — практически невозможно. Что докажешь, если против тебя в свидетелях вся оперативная группа?

Показания потерпевшего Евгения Баранова, оперуполномоченного ОМВД по Раздольненскому району:

"Около 10 часов 00 минут он с оперативными уполномоченными Отдела уголовного розыска ОМВД России по Раздольненскому району Ященко Г.В., Кудря К.Ю., Федотовым А.В., старшим следователем Митченковым К.О., сотрудниками ОМОН, прибывшими из Симферополя и 2 понятыми прибыли по месту проживания Балух В.Г. Митченков постучал во входную дверь, ее открыла женщина, которая представилась как Балух Н.В, проживающая совместно с Балух В.Г. Против обыска она не возражала. <...> В одной из комнат был обнаружен Балух В.Г., он кричал, чтобы все уходили из его дома, что на обыск у сотрудников полиции нет прав. Так как дальнейшее производство обыска было невозможно, было принято решение о доставке Балуха В.Г. в ОМВД по Раздольненскому району. Но тот попытался выбежать из помещения. С целью ограничения подвижности Балуха В.Г. на него были надеты наручники. При этом Балух В.Г. выражался в отношении оперуполномоченного Баранова нецензурной оскорбительной бранью, отчего тому было неприятно. Баранов Е.В. понимал, что это унижает его честь и достоинство, а также нарушает нормальную деятельность органов полиции и подрывает их авторитет".

Аналогичные показания дали и остальные участники задержания Владимира.

— Получается, когда тебя задерживают, почивают по почкам и ставят ногу на голову, ты должен выражаться исключительно языком Достоевского? — удивляется Балух.

Суд

Чтобы попасть из Серебрянки в Раздольное к 10 часам утра, выходим в 7:40 — автобус в село не ходит и транспорт приходится ловить на неоживленной трассе. По пути Владимир встречает троих односельчан. Все они бодро приветствуют его, интересуются, как жизнь и как суд. Желают удачи.

— Володя у нас большой молодец и мы в селе его любим, — говорит жительница Серебрянки Лидия. — Он нам церковь организовал в здании старого магазина: даже иконостасы сам вырезал. Водопровод сельский ремонтировал. Вообще мастер на все руки и всегда помогает.

Уехали из Серебрянки мы также с односельчанином Владимира, который, услышав, куда направляемся, сказал лишь: "Да здравствует наш самый гуманный".

Судебные слушания по делу Балуха уже находится в завершающей стадии: заседание, на которое мы направлялись, было последним на этапе судебного следствия.

— Вещи досматривать будете? — спрашиваю у пристава на входе в суд.

— Да не надо, так проходи.

Рассмотрение уголовного дела также проходит в довольно непринужденной обстановке. Процесс ведет председатель суда Татьяна Пыркало.

На заседание суд вызвал двоих свидетелей: серебрянского участкового Сергея Власенко и главу села Виталия Степанюка. Оба дали Балуху отрицательные характеристики, но на предыдущем заседании выступали сельчане, которые охарактеризовали Владимира положительно. Теперь суд решил выяснить, кто прав.

— Виталий Викторович — пожалуйста, по старшинству, — попросила судья выйти к трибуне главу сельсовета. — Сразу объясняю, почему вас вызвали. При изучении личности подсудимого возникла нестыковка. Вы нам представили одну характеристику личности, а сторона защиты привела свидетелей, которые охарактеризовали Балуха иначе. Прошу привести доводы, почему Вы написали, что Балух не принимал активного участия в жизни села и неоднократно нарушал общественный порядок.

— Я довольно давно знаю Владимира Григорьевича, — начал Степанюк. За время моей деятельности на посту главы сельского поселения — с 2010 года — никаких инициатив по общественной жизни села от подсудимого не поступало.

Напротив, он допускал нарушения общественного порядка: например, в селе была надпись на заборе "Слава героям небесной сотни!" И Балух старался воспрепятствовать ее закрашиванию.

— Что вы можете пояснить насчет участия моего подзащитного в восстановлении церкви в селе Серебрянка? — поинтересовалась адвокат.

— Не располагаю такой информацией.

— А когда кооператив водопользователей создавали в Серебрянке — я тоже никакого участия в этом не принимал? Проект не составлял и абсолютно пассивно себя вел? — не удержался Балух.

— Ну… получается так, — замялся глава села.

Участковый Власенко и вовсе рассказал, что лично с Владимиром никогда не общался и что вообще он Серебрянкой заведует всего полгода.

— Я составил свое мнение об этом человеке на основе доверительного общения с жителями села, — сказал участковый. — Фамилии их называть я, разумеется, не могу.

Власенко также предъявил выписку из базы данных МВД.

— Вот, тут все про него есть. Привлекался 2 октября 2012 года за насилие в семье. По подозрению в семейном насилии.

— Так за насилие, или по подозрению? Я вообще в первый раз об этом слышу, — удивился Балух.

— По подозрению, — полицейский начал вчитываться в бумагу. — Но тут, я смотрю, отказ в возбуждении дела. Значит, ложный вызов был.

— Свидетель, это вообще официальная база данных? Не вы туда сведения заносили? — пристально посмотрела на лейтенанта судья.

— Нет-нет. Официальная.

Затем состоялся допрос самого Балуха. И он рассказал суду то же, что и мне: работал со сваркой, болели глаза, пришли полицейские, били по почкам, ставили ноги на голову.

— Я не спорю: может быть, когда меня тащили в машину, я и сказал им что-то обидное, — закончил он свое выступление. — Но тут уж как суд решит.

Наши блоги