УкрРус

"Медики давали мне один шанс из ста": история львовской участковой, потерявшей ногу во время теракта

  • Надежда Андрухив
    Надежда Андрухив с волонтерами во время лечения в Израиле

31-летняя Надежда Андрухив, капитан полиции Львова, чудом уцелела после взрыва гранаты, подложенной террористом к отделению милиции 14 июля 2015 года.

Президент Украины наградил Надежду орденом княгини Ольги 3 степени. Власти пообещали оплатить ей лечение за границей, однако пока у истории нет хеппи-энда.

О страшных событиях и о том, что ей довелось пережить за минувшие десять месяцев, Надя рассказала "Обозревателю".

Фильм ужасов

14 июля 2015 года участковая инспектор Шевченковского района Львова спокойно шла на работу.

Подойдя к опорному пункту, увидела на земле пакет с соком, отодвинула его ногой, чтобы открыть двери… Дальше начался фильм ужасов. Пакет, в который была подложена граната, взорвался. Осколки раздробили молодой женщине ногу, повредили глаз и внутренние органы. Она чудом не погибла от травматического шока и кровопотери: рядом оказался медик-интерн, который перевязал Надю и вызвал "Скорую".

Опорный пункт милиции после теракта

Позже стало известно, что одновременно произошло два однотипных теракта в двух отделениях милиции Львова (кстати, виновник по сей день не найден, дело фактически заглохло). В обоих случаях были ранены инспекторы, но только Надежда Андрухив пострадала так серьезно. Если бы о первом теракте руководство горотдела милиции оперативно сообщило на все опорные пункты, женщина ни за что бы не дотронулась до пакета с соком, и все для нее сложилось бы по-другому.

В тот страшный день львовские хирурги вынуждены были удалить пациентке почку и часть кишечника, ампутировать ногу. Но вывести ее из тяжелого состояния им было не под силу.

В больницу приехал Петр Порошенко. Наградил капитана милиции Андрухив, находившуюся в медикаментозном сне, орденом княгини Ольги 3 степени, и даже вызвал из Израиля бригаду врачей, которые перевезли Надежду в Хайфу, в клинику "Хорев".

Реальность или сон

- Я долго не могла отойти от шока. Закрывала глаза – и вновь видела все, до мельчайших подробностей. Взрыв, адская боль, торчащие кости. Хотела сама вызвать "Скорую" - не получилось. Кровь с лица потоком лилась на экран сенсорного телефона, и он перестал реагировать на прикосновения. Выручили прохожие. Ко мне подбежали студент-медик, женщины, спрашивали, что болит. А я не могла говорить.

Петр Порошенко с мамой Надежды, Ириной Дидыч, во львовской больнице

И украинские, и прилетевшие спустя два часа израильские врачи утверждали, что травмы Надежды – травматический шок 4 степени, множественные повреждения внутренних органов, сильнейшая кровопотеря – несовместимы с жизнью. "Один шанс из ста, что выживет" - говорили медики. Надя выжила.

- Когда я очнулась, подумала, что меня здорово контузило, – смеется. – Больничная палата необычайно красивая, с дорогущей аппаратурой. И все вокруг переговариваются на непонятном языке. Я ведь не знала тогда, что нахожусь в Израиле!

Надежде делали одну операцию за другой: вытащили осколки из глаза, не повредив хрусталик и сетчатку, спасли стопу на уцелевшей ноге, сформировали культю.

Реабилитологи готовили ее ногу к протезированию и разрабатывали поврежденную гранатой кисть. За все это не брали ни копейки: главный врач клиники "Хорев" Роман Барак, который увозил Надежду из львовской больницы, подписал с израильским банком гарантийное письмо, под которое ему выделили деньги на лечение украинской пациентки. Согласно договору, сумму должны были оплатить украинские власти. Если деньги вовремя не будут возвращены, долг ляжет на посредников, то есть врачей клиники.

К сожалению, когда спустя полтора месяца на счет "Хорева" не поступило ни копейки, Надежду попросили... освободить палату. Пока долг будет не уплачен.

"Близок локоть..."

- Это было очень больно и унизительно, - вздыхает Надя. - Я мучилась ужасно: мне ведь уже спасли жизнь, вернули зрение. Еще несколько операций – и я бы встала с инвалидной коляски, ходила бы на каблуках. И вот она клиника, рядом. Близок локоть...

Восьмого ноября Надежде сделали операцию по пластике нерва на ноге. Без этого она никогда не смогла бы встать на ноги. Оплатило пластику правительство Израиля – историю украинской капитана милиции, пострадавшей во время теракта, там знали. Надю просто пожалели.

После операции по восстановлению зрения

Фонд Петра Порошенко выплатил "Хореву" 26 тысяч долларов - четверть от общей суммы. Оставшиеся восемьдесят тысяч долларов Надежда Андрухив должна клинике по сей день.

- На протезирование у меня, конечно, денег не было, - грустно улыбается Надя. – Мы с мамой одолжили в Украине необходимую сумму и оплатили изготовление протеза. Израильский протезист – наш соотечественник Вадим Тылкин – учил меня всему: садиться, ложиться, подниматься по ступеням. Я быстро пошла на поправку и вернулась в Украину. Правда, все равно в инвалидной коляске и с выведенной наружу частью удаленного кишечника.

Долечиваться пришлось во Львове. И к слову, Надежде даже не выплатили компенсацию по потере здоровья на рабочем месте. Пообещали выплатить... когда будет оформлять пенсию.

Но Надя, несмотря ни на что, сохраняет оптимизм:

- Самое страшное позади. Я жива, более-менее нормально себя чувствую. Уже дома, рядом с близкими.

Вопрос времени

Надя и ее 14-летний сын Даня живут вместе с Надиными родными: мамой и сестрой, Орысей. Даниил страдает ДЦП, однако проявления болезни не слишком заметны, мальчик лишь слегка подволакивает ногу.

Сын Надежды, Даня Андрухив

Он учится в престижной школе, и если поначалу одноклассники дразнили новенького за отсутствие дизайнерских джинсов и крутого телефона, то сейчас уже все наладилось – Даня сумел найти правильный тон в отношениях с одноклассниками, а учится он хорошо. "Все неплохо, о чем еще мечтать?" – улыбается Надя.

На самом деле она мечтает о многом. Например, стать полковником полиции, а после службы снова бегать на шпильках.

Но два самых заветных своих желания – ходить без костылей и вернуться на работу – женщина уже воплотила в жизнь. Она научилась пользоваться протезом так виртуозно, что ухитряется даже взбегать на нем по лестнице на пятый этаж. В феврале Надя снова надела любимую форму, уже не милицейскую, а полицейскую – и опять стала участковым инспектором.

Разве что не носится, как раньше, по вызовам, а занимается документацией в управлении. Но всем, кто знаком с отважной женщиной, для которой нет ничего невозможного, ясно: ее продвижение по службе и будущие свершения – вопрос времени.

Наши блоги