УкрРус

Сергей Лойко: война была нужна только одному человеку, он захотел - он ее получил

Читати українською
  • Военный журналист Сергей Лойко
    Военный журналист Сергей Лойко

Американский журналист российского происхождения Сергей Лойко – всемирно известный автор потрясающих репортажей и фотографий из горячих точек. Он был в Ираке, в Афганистане и в других странах… Лойко – первый представитель СМИ и единственный иностранный журналист, кто во время ожесточенных боев в октябре-2014 заехал в донецкий аэропорт. Он первым стал называть наших ребят, прошедших ад в ДАПе, "киборгами", и сделал все, что мог, чтобы о национальной трагедии украинцев узнал весь мир.

3 сентября в Киеве состоится презентация романа Сергея Лойко о любви и войне под названием "Аэропорт". В интервью "Обозревателю" журналист рассказал, что считает самой большой трагедией Украины после окончания АТО, почему обеим сторонам конфликта не нужна эта война и кто на самом деле убивает жителей Донбасса.

В последнее время я не часто читаю художественную литературу – на это удовольствие просто нет времени. Но ваш роман "Аэропорт" прочла буквально за пару дней. Он по-настоящему увлекает и держит в напряжении до самого конца. А еще в книге невероятно много сюжетных линий – они перетекают одна в другую… Майдан, война, личные переживания героев и, конечно же, любовь. Как вам удалось сделать книгу о реальной войне художественной, еще и с таким количеством сюжетных линий?

Это единственный способ писать про войну. Если ты пишешь только про войну, то читатель от такого быстро устает. А читателю нужны какие-то переживания, необходимо как-то отвлекаться, а не один только бесконечный бах-бах. Этот роман лично для меня – о любви. В нем очень много женских образов: одни раскрытые, большие, другие – встречаются только в эпизодах. Но эти эпизоды очень важные и наполненные. Как, например, жена комбата, жена русского, мать русского солдата, жена снайпера… Эти женщины как бы присутствуют на этой войне и они показывают образы, они нужны для того, чтобы показать, что гораздо лучше "make love – not war".

Эта война - такое страшное испытание для всех этих женщин, потому что они ничем не могут помочь, и мучаются гораздо сильнее, чем мужчины. Некоторые из этих мужчин вновь и вновь возвращаются на войну, которая буквально становится их образом жизни. Они подсаживаются на адреналин войны.

Помните, был афганский синдром? Когда ребята возвращались, и уже не могли тут адаптироваться, потому что там, на войне, они и чувствовали себя как дома. Там они понимают свое место, свою значимость. А тут все наоборот: они там, на войне, а женщины здесь, и они поставлены перед ужасным отсутствием выбора, перед бесконечным ожиданием, бесконечным волнением и болью. Для меня в этом плане женские трагедии настолько же важны, как трагедии мужчин, которые на этой войне погибают.

Некоторые из этих мужчин вновь и вновь возвращаются на войну, которая буквально становится их образом жизни. Они подсаживаются на адреналин войны

Известно, что не каждый журналист может быть писателем и наоборот. У вас же получается еще и делать прекрасные фоторепортажи! Как родилась идея написать художественную кнгигу?

Я много был на войне. И даже написал книжку, которая вышла в 2003 году и называется "Шок и трепет". Это, в принципе, такой учебник для журналиста – как выжить на войне, к чему необходимо подготовиться, к чему нельзя быть готовым, как вести себя в той или иной ситуации, какие приемы и хитрости можно использовать… На мой взгляд, эта книжка для журналистов очень интересная и поучительная, но я писал ее с холодным сердцем, с сарказмом, юмором…Там мало было трагедии, потому что это была чужая война для меня: какие-то американцы, на которых я всю жизнь работаю, какие-то арабы…И даже не столько война, сколько нагнетание атмосферы войны, которая, в общем-то, не состоялась, ведь всю книгу американские солдаты искали арабских солдат, чтобы их убить или обратить в свою веру, потому что армия Хусейна попросту разбежалась.

В аэропорту, когда я увидел все эти образы, глаза… Сразу осознал, что это не будет просто серия репортажей. Для меня самым главным является образ аэропорта. Я не знаю, получилось это или нет, но очень надеюсь, что многие читатели увидят, что аэропорт – это чуть ли не живая составляющая романа, это умирающая цивилизация, которая разрушена. Это был шедевр технической мысли, мысли дизайнеров, работы духа, потому что его делали в обстановке праздника – подготовки к Чемпионату Европы по футболу.

Аэропорт это символ того, как цивилизация разрушает сама себя. Для меня этот образ был очень важен, и он проходит через всю книгу. В конце концов, Аэропорт превращается в абсолютные руины и погребает под собой и врагов, и защитников. И тогда остается огромное количество женщин, которым больше некуда девать свою любовь, потому что их мужчины остались погребенными в этом аэропорту.

В аэропорту, когда я увидел все эти образы, глаза… Сразу осознал, что это не будет просто серия репортажей

В принципе, если рассуждать цинично, практически подходить к этому делу, то зачем было нужно это все? И вообще эта война никому не нужна была. Она была нужна только одному человеку. Эта война рождена капризом, капризом больного взрослого ребенка, раздираемого комплексами. Ему никто не смеет перечить – он захотел войну, и он ее получил.

Кремль все время говорит: "А вот Косово!" Так вот: в Косово был этнический конфликт, настоящий, этнический, зверский конфликт, когда люди друг другу отрезали головы, вспарывали животы, убивали женщин - только потому, что они были другой национальности. И разрешить это никак иначе как отделением от Сербии тогда было нельзя. Эта мера спасла людей от взаимного истребления. И там была гражданская война. Здесь же не было никакой гражданской войны, никакой ненависти…

И в своем романе "Аэропорт" я очень хотел показать, что между ними, между комбатантами, разницы этнической или религиозной вообще нет никакой: они все в основном говорят по-русски… Один из героев, полковник, который воюет за русских, - вообще украинец и ненавидит эту войну. Некоторые из них, конечно, наслаждаются этой войной, но большинство все-таки ненавидят ее.

Ни русские, ни украинцы не хотят воевать. И тогда большой вопрос человечеству и нашему обществу: "Как мы допустили это? Как общество, миллионы человек в России, как они могли дойти до того, что позволили в 21-м веке одному человеку заставить их пойти убивать других людей, о братстве с которыми они все время кричат?"

Тут все построено на манипуляции и абсолютном вранье. Конечно, у меня есть злодеи в книге, но я специально сделал их карикатурными, несколько киношными, чтобы показать, что злодей не всесилен, злодей – это не такая непобедимая и неуязвимая личность, что из-за таких вот закомплексованных психопатов и злодеев гибнут нормальные люди.

Ему никто не смеет перечить – он захотел войну, и он ее получил

Я много провел времени в захваченных Славянске, в Краматорске, в Константиновке…И должен сказать, что это был такой паноптикум. Вся эта шелуха, эта пена, это вонючее быдло хлынуло из России…Кто-то на заработки, а кто-то, потому, что ему просто нечего делать, ведь стало возможно безнаказанно грабить и убивать. И все придумывают романтическую, идиотскую историю: "Я хату покинул, пошел воевать, чтоб землю в Донбассе шахтерам отдать…Прощайте родные, прощайте, друзья, Гренада, Гренада, Гренада моя"… В детстве я очень любил эту песню, а сейчас меня воротит от каждого слова в ней. Потому что именно такие мудаки, которые хотят "землю в Гренаде крестьянам отдать", и совершают то, из-за чего у всех, кто живет на этой земле, ни земли, ни жизни больше нет. Осталась одна выжженная пустыня.

Вы уже не раз просили не сравнивать вас с главным героем романа, не проводить никаких сравнений и параллелей. Вместе с тем все операции, которые описаны в "Аэропорту", действительно происходили. И я, как журналист, знают это на 99,9%. Кроме этого, многие позывные, люди, скрытые за ними, мне лично встречались в АТО: в книге они говорят и сопереживают так, как это и происходит на передовой, такими же словами и фразами! Как вам удалось сохранить в художественном вымысле военную реальность?

Рад, что это получилось, ведь эти детали добавляют достоверности художественному вымыслу. Ты видишь и ощущаешь это. У меня было 43 часа интервью и разговоров с "киборгами". Я вообще всех украинских военных называю "киборгами", и я рад, что приложил руку к этой легенде, к созданию этой легенды. Хотя и спер термин из американского кино…

В конце романа, когда мне нужны были две главы уже полностью посвященные аэропорту, когда начинается кульминация - мне нужна была абсолютная достоверность деталей. Мне, как автору, нужен был этот пороховой дым, мне нужны были эти глаза, мне нужны были эти моменты, в которых принимаются решения, нужны были эти реальные трагедии, чтобы показать глубину падения человечества - когда самые лучшие ребята с украинской стороны погибают в войне, которой вообще не должно было случиться.

Перед этими двумя главами я понял, что не дотягиваю в том, что у меня есть в голове и душе. Потому что представлял себе образы аэропорта, солдат... Я знаю все про оружие, про то, как воюют и что говорят. Надеюсь, что в этом плане нет каких-то больших ошибок и слабых мест. Старался быть достоверным, насколько это возможно. И тогда я договорился с моим продюсером в восточной Украине – Алексеем Ломским, предпринимателем, который очень много помогает фронту и ребятам. И он пригласил четырех военных, среди них двое "киборгов", которые были там последние два дня, и двух других, которые там не были, но при этом они настоящие герои войны с огромным опытом. Мы очень долго разговаривали с ними, и, когда я уже возвращался домой, в поезде, я и написал эти две заключающие главы. Роман буквально рвался изнутри меня.

Роман буквально рвался изнутри меня

Вы были на многих войнах. Более того, войну в Украине вы даже можете назвать своей. Скажите, планируете ли еще приезжать в АТО?

Я, прежде всего, - журналист. А к роли писателя я пока еще не привык. Если будет такое редакционное задание – поехать в АТО - я поеду, ведь это моя работа.

Презентация книги состоится 3 сентября, но уже сейчас на страничке романа в Facebook люди оставляют предварительные заказы, и уже спрашивают, будет ли продолжение у "Аэропорта"?

Когда я только выехал из донецкого аэропорта, то уже осознал, что это не будет просто серия репортажей. Сейчас одна очень известная голливудская компания, которую я пока не буду называть, ведет со мной переговоры чтобы выкупить права на мои репортажи из АТО. Но я бы хотел, чтобы они больше заинтересовались книгой. Очень надеюсь, что мой роман будет экранизирован. Ведь вы, наверное, заметили, что он даже написан как киносценарий.

Вы планируете презентовать книгу в России?

Они (правительство РФ. – Авт.) будут полными идиотами, если запретят мой роман. Скорее всего, они будут по всем телеканалам и вообще везде рассказывать, что "Аэропорт" - это полная чушь, что я предатель нации и враг народа. Но думающие люди будут знать правду, они должны знать правду. Мне уже писали люди из России, немало людей, и спрашивали, когда можно будет прочесть книгу. Они ждут электронную версию романа, ведь печатную, скорее всего, в России не разрешат. По горячим следам событий в аэропорту мое интервью "Эху Москвы" было запрещено, а радиостанции сделали предупреждение.

Скорее всего, они будут по всем телеканалам и вообще везде рассказывать, что "Аэропорт" - это полная чушь, что я предатель нации и враг народа
Наши блоги