УкрРус

"Правосудие" террористов: в "ЛНР" посадили в тюрьму потерявшего зрение и руки патриота

  • "Правосудие" террористов: в "ЛНР" посадили в тюрьму потерявшего зрение и руки патриота
    Фото: lampa.today

Украинец, подорвавшийся на растяжке на контролируемой "ЛНР" территории, стал объектом для шантажа и пропаганды со стороны руководства террористов. Их руководство отказалось обменивать лишившегося зрения и рук мужчину, объявив его диверсантом и организовав над ним показательный "судебный" процесс. Об этом речь идет в материале "Новой газеты".

"Юлия, добрый день, меня зовут Елена Жемчугова. Я хотела попросить Вас написать о моем муже, который в плену ЛНР. У него ампутированы обе руки, он не видит, ранение в живот и ногу. Уже восемь месяцев ЛНР не отдает его на обмен. Сейчас в больнице, самочувствие плохое, но собираются переводить в СИЗО". Это — дословная SMS Елены.

Подрывник

Муж Елены Владимир Жемчугов, по версии Киева, — гражданский человек, который случайно подорвался на растяжке 28 сентября 2015 г., по версии "ЛНР" — диверсант, совершивший ряд подрывов, и ранение получил, потому что неудачно устанавливал мину. В больницу Владимира Жемчугова доставили вечером 28 сентября, а 29-го в районе, где нашли раненного накануне Владимира, подорвалась мина.

"Мне позвонили из милиции "ЛНР" 29 сентября, — говорит по телефону Елена, — спрашивали, что могло произойти, бизнесмен он или нет, может, это какие-то разборки. Ему кто-то дал гранату в руки. Я на тот момент находилась в Тбилиси, не сразу поняла, что случилось. Потом начала вызванивать родственников и друзей, попросила сходить в больницу, отнести лекарства, узнать, что с моим мужем. Понимаете, напрямую же заехать нельзя сейчас, поэтому, пока я доехала до Киева, пока начала оформлять пропуск в зону АТО… И мне позвонила родственница и стала кричать в трубку, плакала и требовала, чтобы я лично приехала в Луганск, потому что всех подставила. К Владимиру никого не пускают, его охраняет конвой. Оказалось, что всех, кого я просила проведать мужа, отнести лекарства, абсолютно всех вызывали на допросы. Кого-то держали несколько часов, а кого-то больше суток. Кого-то даже побили. Потом узнала, через знакомых, что муж обвиняется в диверсиях. Последние несколько лет мы жили и работали в Грузии, и, когда началась война, муж поехал забрать мать. Она жила в Красном Луче, мы сами с Донбасса, всю жизнь там прожили. А Красный Луч сейчас — территория "ЛНР". Владимир вывез маму в Киев, оформил ее и себя как переселенцев, дальше вроде бы поехал за вещами. И это все, что я знала. Но он патриот, всегда придерживался проукраинских взглядов и никогда не поддерживал новую власть на Донбассе. Поэтому я тогда подумала, что он мог что-нибудь сказать такое.

Но, когда уже стала разбираться, начала понимать, что произошло что-то, связанное с политикой. В Киеве я пыталась понять, с кем он мог быть связан, но так и не смогла найти концов. Обращалась к людям, кто раньше занимался обменами. Однажды меня направили в министерство обороны — в отдел, который совсем не занимается обменами, — отдел гражданского и военного содействия. (На тот момент уже всех, всех волонтеров отстранили от обменов пленными.) Я начала говорить с начальником отдела, он созвонился с Международным Красным Крестом. Потом он мне сказал, что их отдел взаимодействует с Красным Крестом, но вывозят они только трупы, так что готов помочь, но… когда мужа уже не будет в живых.

Пришла в Красный Крест. Они объяснили, что пока у них нет аккредитации ни в "ЛНР", ни в "ДНР". Я дозвонилась до Рубана*, он посоветовал мне обратиться в центр по освобождению заложников при СБУ: пишите заявление туда, сказал. Руководителем там тогда был Иван Рудяк. Я каждый день ходила туда, я практически там жила. Рудяк тогда устроил мне громкую связь с Ольгой Кобцевой** (это было уже в начале ноября). Кобцева тогда сказала, что мой муж очень тяжелый, нетранспортабельный, вообще-то с ним еще не закончили работать наши военные, закончат — и тогда будет обмен. И потом добавила: "А вы знаете, что Владимир не хочет возвращаться ни к жене, ни к маме?" Но Рудяк договорился насчет обмена в ноябре.

Условия были следующие: реанимобиль под дверь больницы, жена приедет и подпишет заявление, что претензий не будет предъявлять. Ну и мы поехали, 16 ноября планировался обмен в "ДНР", и он прошел успешно, а 17 ноября планировался у нас. Но мы застряли, нам изменили условия. Потом я связалась с Ириной Геращенко***, но ей сказала сторона "ЛНР", что Владимира уже передали родным, и он в Красном Луче. Это было вранье. Я сидела и ждала. В Старобельском СИЗО ждал обмена Игорь Самойлов, у него был аппарат Илизарова, после ранения. Но, когда я дозвонилась до Кобцевой, она мне ответила: "Вы что думаете, мы такого человека один на один будем менять, нет, — мы за него хотим еще одного Рудова (гражданин Украины Рудов Александр Николаевич, 1984 г.р. В июле 2014 года попал в плен под Луганском, осужден на 5 лет по статье "Сепаратизм и терроризм". Отбывает наказание в Черниговской области, ИК 91. — Ред.), а потом она добавила, что еще есть четыре женщины. (В феврале эти четыре женщины были обменены. — Ред.) Так обмен сорвался, историю Самойлова я не знаю, но до "ЛНР" он не добрался. Знаю, что его кандидатура на обмен так и зависла в воздухе".

Владимир Жемчугов. Кадр Newsfront

Есть единственное видео, подготовленное "Ньюсфронтом", от 25 ноября 2015 г. (это через неделю после сорвавшегося обмена), на котором Владимир Жемчугов в больнице рассказывает подробно о том, что с ним произошло:

— Меня зовут Жемчугов Владимир Павлович. Я проживаю в Луганской области, г. Красный Луч.

— Где вы еще проживаете кроме Красного Луча?

— Я проживаю в Грузии, в городе Тбилиси, я работаю там.

— В Киеве у вас есть жилплощадь?

— Нет, я там как переселенец зарегистрирован. Проживает мама. Я с прошлого года ездил в Красный Луч, как началась война, я собирал родственников, перевозил вещи, периодически пересекая линию разграничения. Я открыто высказывался, что не поддерживаю свержение власти в Луганской области. Мне позвонили на телефон в Киеве, предложили встретиться. Представлялся этот офицер Виктором. <…> Я подписал заявление тогда, что я добровольно согласен помогать украинской армии. В дальнейшем менялись постоянно имейлы, пароли…Я должен был писать то, что я видел, слышал… По технике передвижения, все, что творится в городе, какие-то необычные ситуации в народе, во власти. <…> Потом была встреча в Киеве с Виктором. Он пригласил в кафе, привел еще одного человека, все были в гражданке, Валера звали. Валера, по-моему. Он с ВСУ тоже, с СБУ я никогда не общался <…> Сказал, что как бы вы пишите, вопросов к вам нет. <…> Хочу предложить вам участвовать в партизанском движении на территории ЛНР. Сказал, что все законно, вы пойдете официально военнослужащим ВСУ. Я подумал и согласился. <…> Давали мне задание возить их посылки по территории ЛНР, писали, где я должен был поехать, где забрать посылку. Куда должен был отвезти и поставить. Потом мне организовали встречу с человеком, который приехал ко мне домой и начал обучать меня установке мины на железной дороге. Вот этими активными действиями я потом занимался во время своих приездов. Я просто понимал, что это большой риск, и нет ни одной войны, где бы не было риска пострадать мирным жителям. <…> Передали мину на магнитах и детонатор и отдали приказ поехать в сторону Лутугино <…>. В таком скрытом месте где-то там поставить, на железной дороге, в конце станции "Техникум", там установить тоже <…>, поставить на трассе Луганск—Дебальцево мину. Потом поставить на столбе высоковольтном в поселке Хрящеватое. В Лутугино сработало, я в интернете читал потом, в новостях передали <…>. По станции "Техникум" так ничего и не нашел <…>. Столб, я так понял, что взорвался в Хрящеватом. Я слышал случайно, когда лежал здесь.

— Вы травму получили при каких обстоятельствах?

— Я, когда сложил на столб пластид, установил детонатор, выходил из кустов, — зацепился за что-то, запутался. Потянулся руками — и всё, больше ничего не помню. Я, когда очнулся после взрыва, понял, что я ранен, мне оторвало руки, я вышел на дорогу, меня подобрали. Ваши сотрудники и ваши врачи меня лечили. Мне по указанию властей "ЛНР" оказывают помощь <…>. Я пережил очень много в жизни, я пережил войну 2008 года в Грузии, я понимаю, что это геополитика, всякая херня, за которую страдают люди.

Далее — смонтирована пресс-конференция главы МГБ "ЛНР" Леонида Пасечника:

— В результате Жемчуговым с использованием полученных взрывчатых веществ были совершены подрывы железнодорожного полотна в районе Лутугино, а также линии электропередачи в сентябре текущего года. Нанесенный диверсантом ущерб Луганщине был огромен. Многомиллионная потеря нанесена железнодорожному сообщению, части касающейся поставок угля, ГСМ, гуманитарной помощи, военных грузов. Своевременно предотвращенные дальнейшие террористические акты позволили сохранить человеческие жизни. При подрыве линии электропередачи в районе населенного пункта Хрящеватое диверсант лишился конечностей рук и зрения. И благодаря своевременно оказанной помощи сотрудниками здравоохранения "ЛНР" остался жив. В настоящее время киевским офисом одной из волонтерских организаций предполагается воздействовать на процесс обмена военнопленных, основной целью данного давления является освобождение из плена Жемчугова. В частности, от них поступило предложение — передать для него открытое обращение супруги Жемчугова, а также предоставить для него специально оборудованный реанимобиль и украинских врачей для транспортировки в город Киев.

— Что сейчас с этим человеком, он находится в следственном изоляторе?

— Значит, в настоящее время с человеком продолжается работа, работают следственные подразделения министерства государственной безопасности. Он находится в больнице, под присмотром врачей, в настоящее время его здоровью ничего не угрожает, однако его состояние оставляет желать лучшего. Так как человек в общем-то остался без конечностей, без рук, без глаз.

— А насколько велика вероятность обмена? И когда его поменяют?

— Обмен в общем-то должен был состояться еще на прошлой неделе, но остались у сотрудников нашего министерства некоторые вопросы к нашему диверсанту, и поэтому, когда все вопросы будут выяснены и мы получим ответы на них, — мы его передадим на обмен и обменяем на наших военнопленных.

— Скажите, такое поспешное желание обменять связано, наверное, с тем, что боятся огласки информации со стороны задержанного?

— <…> В ходе общения с ним какие-либо меры физического воздействия к нему не применялись. Человек действительно настроен очень патриотично, со своей стороны очень негативно он относится к этим процессам, которые сейчас происходят на территории нашей республики, негативно относится к населению "ЛНР". Однако в ходе бесед он несколько поменял свою точку зрения, на содействие со следствием пошел достаточно охотно, рассказал всю имеющуюся информацию, однако провести некоторые следственные действия невозможно ввиду того, что человек действительно остался без глаз. Поэтому опознаний по фотографиям мы провести не можем. Поэтому, скорее всего, поспешность в обмене определена тем, что он просто находится в достаточно плохом состоянии здоровья.

Следствие и "суд"

Весь декабрь в "ЛНР" шли следственные действия с Жемчуговым. И 25 декабря 2015 года Жемчугова привлекли к уголовной ответственности в качестве обвиняемого. Из постановления: "Жемчугов Владимир Павлович, 09.07.1970 г.р., совершил умышленные преступления при следующих обстоятельствах. 23.05.2015 года (точную дату и время установить невозможно). Жемчугов В.П., имея умысел на совершение с целью ослабления государства взрыва, направленного на разрушение или повреждение объектов, имеющих важное народно-хозяйственное либо оборонительное значение, являясь убежденным противником ЛНР, действуя под руководством сотрудников ВСУ в составе группы, не установленных в настоящий момент лиц, называющих себя партизанами, выполняя, поставленные в целях причинения вреда ЛНР, указания руководителя данной группы, установил взрывное устройство контактного типа на участок ж/д пути в районе пикета 1-3 на 122 км перегоне станции "Лутугино-Семейкино". После чего с места преступления скрылся. 25.05.15 <…> Далее, реализуя свой преступный умысел, направленный на совершение с целью ослабления государства взрывом, направленным на разрушение или повреждение объектов, имеющих важное народно-хозяйственное либо оборонительное значение, 28.09.2015 года — примерно в 20.00 Жемчугов В.П. установил взрывное устройство с задержкой срабатывания у железо-бетонной опоры № 12 воздушной высоковольтной линии электропередачи ВЛ-110 КВт "Молодогвардейское—Луганское" <…> После установленного взрывного устройства, в процессе отхода от заминированной опоры, Жемчугов В.П. был травмирован подрывом не установленного в настоящее время взрывного устройства (возможно растяжка), выполз на дорогу, откуда в тяжелом состоянии был доставлен в гос. учреждение — Луганскую республиканскую клиническую больницу ЛНР с диагнозом: травматическая ампутация обеих кистей, множественные осколочные ранения живота и нижних конечностей, перелом основания черепа. <…> На основании вышеизложенного, руководствуясь УПК ЛНР, постановили: привлечь Жемчугова Владимира Павловича, 07.09.1970 г.р., в качестве обвиняемого по данному Уголовному делу и предъявить ему обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 113 УК".

Владимир Жемчугов до ранения. Фото: glavred.info

Таким образом, Жемчугов выпал из п. 6 Минских соглашений от 12 февраля 2015 года: "Обеспечить освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа "всех на всех". На сегодняшний день в ДНР и ЛНР пленных вообще нет, поскольку всем им были предъявлены уголовные обвинения".

"Все это время он был в больнице, он полностью ослеп, ему сделали еще ряд операций. Удалили часть кишечника, у него образовалась грыжа 20 см, у него разорвана барабанная перепонка, переломан нос — он дышит через ухо. Ампутированы обе конечности в области предплечий. Кроме того, осколки из лица и ноги удаляют до сих пор, не так давно стала скапливаться жидкость в легких, и последние десять дней врачи покалывали его антибиотиками, чтобы избежать пневмонии.

За это время Ольга Кобцева обсуждала со мной фамилии (на обмен — Ред.). Но мне говорили, что она требует тех, кто уже осужден, а процедура для обмена уже осужденных еще не выработана. Но мы нашли компромисс, украинская сторона отправила ей запрос по людям на согласование, но им она просто не ответила. <…> Более того, здесь уже мне сказали: "Понимаете, она требует убийц, а мы не можем их отдавать, общественность нас осудит". Вот так идут переговоры по обмену".

В понедельник Владимира Жемчугова отвезли в "суд" Луганска, "прокурор" затребовал изменить ему меру пресечения — то есть из больницы в тюрьму. "Судья" уточнил позицию самого Жемчугова, тот ответил: "Делайте, что хотите". И суд вынес решение: изменить меру пресечения и переместить Жемчугова в СИЗО г. Луганска.

Постановление об окончании следствия передано в генеральную "прокуратуру" "ЛНР". Статья 113 УК ЛНР (диверсия) предусматривает срок лишения свободы более 10 лет. Впрочем, эта статья УК подсудна лишь Верховному суду, которого нет в "ЛНР".

"Владимира перевели в СИЗО, он не может за собой сам ухаживать. Я могу сказать одно: если и хотят его наказать, то посмотрите на него — он сам себя наказал так, как никто, — говорит жена Елена. — Я прошу всех, чтобы его обменяли, пока он еще живой".

Наши блоги