УкрРус

Первая женщина-каперанг ВМСУ: если бы мы не ушли из Крыма – Украины бы уже не было

Читати українською
  • Марина Каналюк
    Марина Каналюк

Несколько дней назад впервые в истории украинского флота звание "капитан 1 ранга" было присвоено женщине. Ею оказалась помощник командующего Военно-морскими силами Марина Каналюк. В строгом и немногословном сообщении пресс-службы Минобороны об этом событии отмечено, что речь идет об очередном звании и что у Марины Каналюк и муж, и отец – военнослужащие. Именно этот факт послужил поводом для многочисленных комментариев под соответствующим сообщением на странице Минобороны в Facebook - мол, "звание незаслуженное", получено только благодаря семейным связям и т.д.

Нам удалось связаться с Мариной Каналюк. Как оказалось, она подобные обвинения воспринимает с улыбкой. Говорит, к такой реакции за более чем 20 лет службы уже привыкла. Марина Юрьевна рассказала "Обозревателю" о том, как началась и строилась ее военная карьера. И поскольку она во время аннексии Крыма находилась на полуострове, а позднее начала курировать связанные с российской оккупацией судебные вопросы, эту тему, как и тему возможности восстановления территориальной целостности, мы тоже не смогли обойти стороной.

"Когда мама решила меня "поступить" в военный институт – я рыдала полгода"

Марина, несколько дней назад стало известно, что вам присвоено очередное звание – капитан 1 ранга. Каковы ощущения, учитывая, что вы стали первой женщиной в истории украинского флота, получившей столь высокое звание?

Я еще и первая женщина-помощник командующего, так что я с этим сжилась еще 5 лет назад. Что касается звания – я пока еще не осознала, в чем плюсы и минусы. Штатная категория моей должности – категория капитана 1 ранга. Так что это очередное звание. Что называется, ждала – и дождалась. Более того, это звание немного задержали, на год – потому что в молодости у меня была задержка со званием капитан-лейтенанта. Но, естественно, я рада!

Не приходилось ли сталкиваться с завистью со стороны коллег-мужчин? Ведь считается, что армия, флот – это мужское дело…

Всяко бывало… Вообще-то я с детства мечтала быть медиком. Все мои родственники по маминой линии связаны с медициной. И я хотела стать хирургом. И когда мама решила меня "поступить" в военный институт, потому что я спортом занималась и характер у меня был достаточно жесткий – я рыдала полгода. Никак не могла с этим смириться…

Постоянно приходилось бороться с собой, с коллегами, с командованием. Я никак не могла понять, зачем, к примеру, нужны наряды по санузлу, если можно нанять уборщицу, которая будет мыть туалеты… Не могла понять и принять еще много вещей. Все-таки военный институт – это жесткий ВУЗ. Особенно для женщин.

Армия и женщина - вообще несовместимые вещи! Правда, женщины бывают разные

Тяжело было?

Очень! Но, как говорил мой бывший начальник, мышление офицера формируется 5 лет за колючей проволокой. К 5 курсу военно-морского института имени Павла Нахимова в Севастополе я успокоилась, угомонилась.

А потом началась офицерская жизнь молодая. Там тоже были свои сложности. Потому что я попала в воинскую часть, где женщин не было. Вообще!

Для вас делали какие-то поблажки?

Нет. Я, тогда еще молодой лейтенант, служила в частях РЭБ (радиоэлектронной борьбы) – комплексно-технический контроль, узел РЭБ-50 у нас был. И командир меня поставил вровень со всеми. Я и не возражала. Но во мне вырабатывали комплекс неполноценности. Я с ними боролась. И лишь года через три поняла – это был воспитательный момент. Командир так меня воспитывал.

А как вообще относитесь к женщинам в армии?

Армия и женщина - вообще несовместимые вещи! Правда, женщины бывают разные. Знаете, когда сообщили, что мне присвоили очередное звание, указав, что я дочь офицера и жена офицера, мы дома посмеялись. Потому что я по должности выше, чем муж. Позабавили и комментарии под сообщением – мол, надоели эти женщины, жены дочки… Ну, сами знаете, что могут написать о женщине. Я не знаю этих людей, и их мнение меня не особо волнует.

Что же касается коллектива – там я чувствую себя очень спокойно. Коллеги, как мне кажется, достаточно лояльно воспринимают мой непростой и немного жестковатый характер.

Какие качества характера, по вашему, усложняют вам жизнь и службу?

Для меня очень важна порядочность – это то, что я больше всего ценю в людях. Я везде ищу справедливости – и поэтому часто борюсь с собой. Если где-то перегнула палку – включается режим самоедства, с которым я пытаюсь совладать всю свою жизнь. В армии, в силовых структурах в принципе, правдолюбие мешает очень сильно. Но характер ведь никуда не денешь. И пусть я в армии уже 22 года – я ничего не могу сделать с этой внутренней потребностью поиска правды, желанием взобраться на баррикады и сражаться с вышестоящими структурами… Не могу по-другому. Да и не хочу. Если я затихну и буду молча четко выполнять все указания руководства – это ведь уже буду не я!

За годы службы набила не одну шишку. Потому что шла в лобовую атаку там, где можно было без этого обойтись. Сейчас же иногда могу и "блондинку" включить

Наверное, эти черты характера не раз причиняли вам неудобства?

Конечно! Силовые структуры - это механизм, ритм работы которого задается главой ведомства. Все должно работать как часы. И когда есть вопиющие случаи нестыковки в этом отлаженном механизме – это крайне раздражает вышестоящее руководство. Но я в армии уже не первый год, начинала с самого низа, с лейтенантской должности. Служила и в воинских частях, и в сфере науки и военного сотрудничества определенный опыт есть, и личный состав у меня в подчинении был… Словом, с годами я поняла – не всегда надо идти напролом. Иногда следует и хитростью брать. Это ведь наше преимущество. Где-то можно промолчать, а потом сделать по-своему и тихонько переубедить руководство… Словом, я пользуюсь всеми бонусами, которые есть у нас, у женщин.

За годы службы набила не одну шишку. Потому что шла в лобовую атаку там, где можно было без этого обойтись. Сейчас же иногда могу и "блондинку" включить, если понимаю, что это поможет сохранить нервы и здоровье.

"С Крымом все настолько тяжело, что порой хочется плакать..."

Чем сейчас приходится заниматься?

Я сейчас отвечаю за борьбу с коррупцией. В нашей стране только начинают понимать, что искоренять это явление все равно придется. Тем более, что это одно из ключевых требований наших западных партнеров. Но пока это дело продвигается со скрипом…

Второе направление - Крым. Три года назад, еще до аннексии Крыма, я занималась Черноморским флотом РФ на полуострове. Сейчас же эта сфера у меня "преломилась" больше в судебные разбирательства на межгосударственном уровне – по поводу имущества, оставшегося в Крыму. Очень болезненная тема, хочу вам сказать. У нас уже идет куча судов, уголовных производств, разборок…

Какие-то подвижки есть? Какова вообще сейчас ситуация с Крымом?

Если честно – все настолько тяжело, что порой хочется плакать.

И дело не только в том, что мы вышли два года назад из Крыма. Что все оставили. Тогда ситуация была очень двоякая. Никто, включая политиков и государство в целом, толком не понимал, что происходит. Это сейчас мы знаем, что у нас АТО. А тогда была очень большая неразбериха. И никто не знал, как реагировать на неординарное поведение Российской Федерации в отношении нашей страны.

Мои сослуживцы разводились с женами, перестали общаться с близкими – родителями, братьями, сестрами – на фоне этой политической обстановки

После аннексии Крыма мы получили огромный пласт социальных проблем. Ведь на полуострове кроме оружия и техники остались порядка 7 тысяч наших людей, которые перешли на сторону оккупанта. Вы не представляете, какой это кошмар!

Те, кто не изменил присяге, получил глубокую психологическую травму. У многих там остались родственники. Мои сослуживцы разводились с женами, перестали общаться с близкими – родителями, братьями, сестрами – на фоне этой политической обстановки. Потому что, кто бы что ни говорил, на тот момент около 90% населения в Крыму было настроено пророссийски. Это сейчас они понемногу начинают снимать ведро с головы…

Серьезно?

Да! Снимается ведро. Они ведь думали, что в России – рай. А на деле оказалось, что не все там так уж хорошо. И крымчане понемногу идут на попятную. По крайней мере, радости от того, что там сейчас происходит, они уже не испытывают.

Возвращаясь к проблемам Крыма… Далеко не у каждого офицера или военнослужащего ВМСУ есть возможность поехать на полуостров. А там – имущественные вопросы. Например, служебная квартира, в которой представители ВС РФ выламывают дверь, захватывают ее и живут там, как дома. Пользуясь имуществом прежних хозяев – украинских военных.

А тем временем настоящие хозяева здесь, на материковой Украине, не могут претендовать на служебное жилье. Потому что государство в лице Министерства обороны им уже его выдало. Там, в Крыму…

И что делать в такой ситуации?

Вносить изменения в статью 12 закона Украины по социальной защите военнослужащих. И такая работа в Министерстве обороны уже ведется. В этот закон закладываются две нормы. Первая – выплаты за поднаем жилья контрактникам. И вторая – об утрате жилья в Крыму и возможности становиться на квартирный учет военнослужащим, которые потеряли жилье на полуострове.

А какие-то общежития?

Фонды остались в Крыму. Поэтому командование Военно-морских сил Украины и заинтересовано во внесении изменений в закон о соцзащите военнослужащих, о которых я говорила. Пока общежитий нет, надо дать возможность контрактнику получать деньги за поднаем жилья.

Насколько я знаю, эта проблема коснулась вас лично?

Да. В моем случае суд в Севастополе уже второй год рассматривает дело о том, законно ли я пользуюсь своей квартирой, которую мне выдало Министерство обороны. Ездить в Севастополь я не могу, поэтому мои интересы на заседаниях представляет адвокат. Украина же в свою очередь постановлением Кабинета министров №420 выдала военнослужащим ВМСУ, имеющим жилье в Автономной республике Крым, приватизационные документы. Но РФ считает их недействительными, поскольку они выданы после аннексии полуострова. И оккупационными российскими властями в Крыму проводятся захваты квартир военнослужащих ВСУ.

В командовании ВМСУ мы организовали работу по подаче исковых заявлений в Страсбургский Суд по правам человека. Уже около 20 дел наших военнослужащих рассматриваются этим судом.

Когда ожидаете первые решения?

Рассмотрение таких дел длится примерно год-полтора. Учитывая, что обращались мы в ноябре-декабре прошлого года – хотя бы предварительных решений ожидаем где-то к концу года.

Я тесно контактирую с Министерством юстиции по этому вопросу. Там есть департамент Европейского Суда. Я с ними наладила отношения, и мы вместе эти вопросы толкаем.

Параллельно у нас еще открыто уголовное производство в Херсоне по факту незаконных действий незаконной оккупационной власти в Крыму в отношении наших людей. Всех, кто заинтересован в фиксации этих незаконных действий, мы приглашали к сотрудничеству, вписали туда все известные нам факты – и тоже держим это дело на контроле. Социальный вопрос – он ведь самый больной. Можно пережить и войну, и разруху – что угодно. Но когда ты понимаешь, что ты рискуешь жизнью, а твоим детям негде жить и, если с тобой что-то случится, их некому будет защитить – это самое болезненное для наших военнослужащих. Я это точно знаю.

Поэтому вопросов у нас очень много.

"Россия в Крыму провоцировала нас на вооруженный конфликт - чтобы повторить грузинский сценарий"

Как считаете, тогда, в начале аннексии Крыма, можно было что-то сделать? Если бы, скажем, власти Украины отреагировали на происходящее как-то по-другому? Или избежать подобного развития событий в тех условиях нельзя было?

Российской Федерацией была спланирована операция по аннексии, к которой они готовились не один год. Они наращивали свое военное присутствие на полуострове. Они стянули к границам континентальной Украины военные силы. Вы же понимаете, что держать военные подразделения на границе с другой страной просто так нецелесообразно экономически! Я считаю, что Российская Федерация хотела спровоцировать Украину в Крыму на вооруженный конфликт. И тогда российские военные с границы прошли бы до самого Киева – не встречая сопротивления.

У них на все про все была неделя. Чтобы действовать по сценарию, который уже испытали в Грузии.

Если бы провокация тогда удалась – Россия получила бы повод "защищать русских" и "русский мир" по всей Украине.

Военно-морские силы, по сути, принесли себя в жертву. Ради того, чтобы дать время собраться с мыслями как правительству Украины, так и Министерству обороны с Генеральным штабом

Военно-морские силы, по сути, принесли себя в жертву. Ради того, чтобы дать время (месяц или даже больше) собраться с мыслями как правительству Украины, так и Министерству обороны с Генеральным штабом. И уже через месяц мы действительно уже увидели на территории восточной Украины мало-мальски укомплектованные подразделения Минобороны – как техникой, так и людьми.

Если бы этого месяца не было – поверьте, не было бы и Украины. ВСУ ничего не смогли бы сделать. А простые граждане Украины ничего бы даже понять не успели. И РФ не выглядела бы агрессором в глазах мирового сообщества. После того, как такой сценарий прокатил в Грузии еще в 2008 году, я понимала, что точно такое же развитие событий может ждать и Крым.

То есть для вас, в принципе, это не стало полной неожиданностью? Или определенный элемент шока был все-таки?

Естественно, элемент шока был! Представьте: мы живем на одной земле (хотя ВС РФ – у нас в гостях). Дети ходят в одни школы. Военные двух разных стран живут в соседних подъездах одних и тех же домов. И тут поступает приказ из Москвы…

И соседи стали нам врагами.

Сейчас же не 18 век на дворе! Мы живем в цивилизованном мире, где, казалось бы, просто под прикрытием риторики об ущемлении русского языка невозможно пытаться захватить полстраны! А оказалось – возможно… Могли мы к этому подготовиться?

У украинцев мышление другое – мы более порядочны. А Российская Федерация годами проводила свою политику в Крыму: российские СМИ работали абсолютно беспрепятственно, тысячи квартир получали российские военнослужащие на территории Крыма… Под это выделялись целые районы в городах. Например, поселок Кача, Казачка в Севастополе – там строили целые жилые массивы, со своими школами, детскими садами, транспортными развязками. И на это шли бывшие (еще украинские) городские власти.

Мы прогнозировали, что они будут выкупать территории. Что они будут и дальше заселять своими людьми наши земли. Мы готовились ко всему – кроме того, что случилось. Мы боролись с ними, когда они открывали очередную редакцию очередной газеты ЧФ РФ. Мы видели, что они перестраивают мышление нашего населения в свою сторону.

Ездят на дорогих машинах, показывают мощь.

Один яркий пример. Я на работу ездила на своей машине, потому что жила в 40 минутах езды от Севастополя. Возвращалась обычно поздно, часов в 9-10 вечера. И перед моей машиной часто ездило такси, которое останавливалось у соседнего подъезда. Каждый день. Такие поездки на такси – удовольствие не дешевое. Поэтому я заинтересовалась, кто же это ездит. Оказалось, что это – простой контрактник ЧФ РФ. Представьте, сколько денег они получали!

Мы живем в цивилизованном мире, где, казалось бы, под прикрытием риторики об ущемлении русского языка невозможно пытаться захватить полстраны! А оказалось – возможно… Могли мы к этому подготовиться?

А надо отметить, что тогда российских офицеров или контрактников в самом городе практически не было видно. Я при случае спросила у коллег из российского штаба – почему. И они по секрету мне сказали, что с самого верху поступил негласный приказ военнослужащим не светиться в городе – ездить на машинах или на такси. Знаете, для чего это делалось? Потому что люди все разные. И если работают спецслужбы – они сразу просекают, кто перед ними и что будет делать этот человек. Чтобы не прощелкать их людей - у них были продуманы даже такие моменты. Куда нам с нашей действительностью? Убитая техника, все ободрано, люди без квартир, с маленькими зарплатами - при том, что тем, кто служил на полуострове, платили больше, чтобы хоть как-то выделить нас социально. Ведь цены на рынках, в магазинах – все диктовалось Черноморским флотом.

Тогда их зарплаты позволяли им покупать квартиры. Они очень хорошо себя чувствовали. Сейчас похуже, конечно, потому что все надбавки у них поснимали. Раньше ведь они за границей служили, а сейчас как бы нет. Но задачи никто не отменял. Люди отработали.

Помните ли тот момент, после которого вы осознали, к чему все идет? Когда стало ясно: это все всерьез?

Конечно, аннексию мы предположить не могли. Такого поворота не ожидал никто. Но в определенный момент стало понятно: происходящее – это хорошо продуманная операция российских спецслужб. Еще во времена олимпиады в Сочи наша разведка перехватывала телефонные звонки из ФСБ, где звучало что-то вроде "Пацаны, продержитесь еще немного – мы скоро приедем". Тогда никто не понимал, что это означает. Прозрение пришло, когда количество сотрудников ФСБ перевалило за 10 тысяч. Тогда стало ясно: правила игры диктуют вовсе не Вооруженные силы России, а спецслужбы сопредельного государства. На российское Минобороны была возложена небольшая функция. Сказали им блокировать наши воинские части – они выставляли зеленых человечков без опознавательных знаков. И ждали реакции с нашей стороны. Чтобы начать войну. Все остальное делалось спецслужбами.

Кстати, о спецслужбах. Вы поинтересуйтесь при возможности у коллег из СБУ, где остались их товарищи? Они все там остались. Это у нас нашлось три тысячи идиотов, которые вышли из Крыма. Потому что патриоты. Но патриотизм нынче дорого обходится людям, если смотреть совсем уж цинично… Ведь те, кто не изменил присяге, оказались социально незащищены. Никак. Как жить дальше – неизвестно. Эту тему поднимали создатели фильма "Крым, как это было" студии "Вавилон-13", который не понравился Администрации президента (там его посчитали слишком ватным). Я сама пока этот фильм не видела – но думаю, если в АП возмущены, значит, цель достигнута. Хорошо это или плохо, но нам необходим резонанс. Чтобы крымские вопросы никто не забывал.

Как нам вернуть Крым? Возможно ли это вообще?

Возможно все. Если Украина начнет развиваться бешенными темпами – поднимать социалку, бороться с коррупцией, создавать условия для того, чтобы большинство граждан жили достойно, а не за чертой бедности – там, в Крыму, тоже будет волна.

Ведь нельзя всех грести под одну гребенку. Там очень многим людям сейчас создали просто невыносимые условия жизни. Они живут и молчат, потому что завтра к ним могут прийти и постучать в дверь, как в 1939 году. Российские спецслужбы там очень жестко работают – условно говоря, на одну бабушку приходится два фсбшника. И мышление каждого человека четко формируется. А вот с соцпакетом – в этом отношении Россия недалеко от нас ушла.

Крым надо завоевывать развитием Украины. Когда здесь будет хорошо - они сами прибегут, потому что родственники перемешаны. У многих украинцев родственники в России живут. Но среднестатистический россиянин не поймет ничего – в отличие от крымчан, которые 23 года прожили в Украине. Да, население Крыма там сейчас хорошо половинят, но процентов 70 тех, кто живет сейчас на полуострове, таки жили в Украине – и теперь, получив Россию, они начинают понимать, что не все так уж хорошо.

Хотя некоторые от вредности марку держат, а кого-то заставляют эту марку держать. Тем не менее, вы даже не представляете, насколько сильно в Крыму недовольство теми условиями, которые им создали.

Они не могут выехать ни в Россию, ни в Украину – это дорого и сложно. России они не нужны. Ладно бы еще территория была самоокупаемая, но это ведь дотационный регион. И одно дело – дотировать ее для Украины, откуда туда поступает электроэнергия, вода, продукты везут. И совсем другое – строить все заново. Причем не просто кабель бросить, "переноску", где чтобы сосед мог поставить электрочайник, условно говоря, ты должен свой электрочайник выключить. Такое "решение" не надолго.

Только так можно вернуть Крым. Не боевыми действиями, в ходе которых головы положит половина населения Украины, но это может и не обеспечить нам победу. Численность наших ВСУ даже несравнима с численностью ВС РФ

Россия сейчас очень ущемляет крымскотатарское население. Россияне их боятся – у них своя Чечня есть. И с татарами надо как-то выяснять отношения. С этой стороны будет большое недовольство.

Кроме того, никто там пока этого не понял, но на аннексированном полуострове будет социальное неравенство. В России есть такое – "Твой папа изменил присяге". КГБ ведь никто не отменял. И у этих пап, предавших Украину, во всех личных делах будет стоять такая печать. И будет написано – перешел на сторону России. Вроде как и на "сторону света" перешел – но все равно, морально-неустойчивый тип получается. Народ этого пока не догоняет, им не дают этой возможности физической. Но когда поймет – до людей начнет доходить, что на самом деле в Украине им было не так уж плохо. Что в Украине они жили. А там – лишь существуют.

Ну и наконец - санкции. Если давят экономику – давят и российские воинские силы. Только при хорошей экономике можно развивать армию. Поэтому санкции – это нормальная мировая практика. Какие могут быть диалоги с агрессором, какое сотрудничество с ним можно вести, если он – агрессор. Да, все страны страдают из-за введения санкций. Но Украина – это самая большая страна на карте Европы. Нельзя так просто прийти и захватить полстраны. Надо еще и удержать.

Вот только так можно вернуть Крым. Не боевыми действиями, в ходе которых головы положит половина населения Украины, но это может и не обеспечить нам победу. Просто потому что численность наших ВСУ даже несравнима с численностью ВС РФ. А они ведь тоже на месте не стоят. Они развиваются. Они завозят в Крым новое оружие, потому что понимают, что полуостров надо удерживать.

Да, людей жалко. Но если говорить о территории – это красивейший природный ресурс, очень тяжелый в плане содержания. Украина тратила огромное количество денег, что содержать Крым. И, возможно, не надо спешить его забирать обратно? Может, лучше направить пока усилия на развитие нашей страны – и Крым вернется сам?

Не нужно забывать о гражданах Украины, которые вынуждены жить в Крыму. Они не бегали на "референдум" и не голосовали. Они - просто заложники сложившейся ситуации. Их никто не спрашивал. И выехать не каждый может, оставить там свое жилье.

Так что самый лучший для нас выход – развиваться самим. Чтобы когда из Крыма кто-то будет звонить своей бабушке или дедушке, спрашивать, как им живется в Украине – в ответ они слышали, что живется здесь прекрасно. Наверное, тогда в мозгах у крымчан что-то изменится.

Наши блоги