УкрРус

"Судьба словно вела нас друг к другу": семья из Ровно усыновила 11 сирот

Читати українською
  • Семья из Ровно усыновила 11 сирот
    1/1
    Семья из Ровно усыновила 11 сирот

Супруги Тамара и Игорь Медведевы из Ровно давно планировали усыновить детей, но вряд ли думали, что их будет так много: сразу одиннадцать братьев и сестер!

Решиться на этот шаг Тамаре было проще, чем кажется: судьба словно вела ее к этим детям, подсказывая дорогу. Но всем участники этой необычной истории не раз пришлось поплакать, прежде чем все наладилось и они стали действительно одной семьей.

Тамара Медведева рассказала "Обозревателю" о трудностях и радостях своего приемного материнства.

Далее – от первого лица.

Где пять, там и восемь

Все началось, наверное, с того, что моя сестра Орыся, у которой трое родных детей, создала детский дом семейного типа. Помню, когда она брала сразу троих сирот из одной семьи, я поражалась: как так можно, сразу троих, это же очень тяжело! А она смеялась: "Где пять, там и восемь".

Мы с Орысей очень близки, я смотрела на нее и вынашивала идею, что тоже могла бы помочь сиротам, заменить им родителей. Когда к Орысе наведывалась начальница районной службы по делам детей, очень хорошая женщина, мы часто общались все вместе. Как-то за чаем я поделилась своими соображениями: "Мне кажется, я бы тоже смогла усыновить детей". Она ответила: "Хорошо, буду иметь в виду".

А потом случилась почти мистическая история. Как-то мы с подругой поехали в лес землянику собирать. Пока выискивали ягоды, болтали о жизни, и она рассказала историю семьи из своего родного села Дермань Первая: 11 детей от полугодика до 14 лет, а мать умерла от рака в 41 год. Услышала я это, и стало не до земляники. Сердце стиснуло от жалости: как же так, одиннадцать детей без матери остались. Подруга рассказала, что дети очень хорошие, старшие присматривают за младшими и управляются по хозяйству, пока отец работает.

Тамара и Игорь Медведевы. Фото из семейного архива

Спустя какое-то время я снова спросила, что там с теми детьми. Подруга ответила, что девочек забрали в интернат, самых маленьких в приют, остались только старшие мальчики с отцом. Еще спустя какое-то время – может, полгода или год – мы снова заговорили о семейных делах, и вдруг она меня огорошила: "Помнишь тех детей, о которых я тебе рассказывала? Теперь у них еще и отец умер". От сочувствия к сиротам я буквально разрыдалась с того дня часто думала о них.

Случилось это в ноябре 2014 года, а в начале декабря начальница службы по делам детей звонит мне:

– Помнишь, ты говорила, что хочешь взять сирот?

– Помню.

– Есть очень хорошие дети. Ждут усыновления.

– Хорошо, я поговорю с мужем.

– А почему ты не спрашиваешь, сколько детей?

– Ну я же говорила вам, что готова взять троих или пятерых…

– А их одиннадцать!

Начала о них рассказывать, а я ее перебиваю, ахаю: я ведь давно знаю этих детей! Ну все, значит, судьба… Мистика.

Семейный совет и смотрины

Рассказала обо всем мужу, Игорю. Он ответил, что решение нужно принимать вместе с нашими сыновьями, Костей и Виталиком, им тогда было, соответственно, 10 и 17. Вечером сели всей семьей, я рассказала о детях, оставшихся круглыми сиротами. Костя расплакался: "Как же это – нет мамы и папы?" Я говорю: "Да, так бывает".

Костя сразу захотел с ними познакомиться, поиграть. Виталий тоже сразу сказал: "Ну конечно, надо забирать. А я чем смогу, тем помогу". Я его сейчас подкалываю: "Пообещал помогать и сбежал учиться в Острожскую академию!" Он учится на психолога и уже вовсю на нас практикует.

Муж к нам обратился так по-мужски, серьезно: "Вы же понимаете, что это на всю жизнь, если примем решение, то уж не отступимся!" И потом минут десять молчал, обдумывал. Я не выдержала: "Что скажешь?" Игорь кивнул: "Да, забираем их к себе".

Мы собрали все необходимые документы, справки, характеристики; прошли обучение на специальных курсах для тех, кто берет детей под опеку. А в марте 2015 состоялось первое знакомство.

Накануне я ужасно нервничала, не могла заснуть до трех ночи. Я вообще всегда переживаю по самым разным поводам, муж меня отчитывает: "Ты сама себе все проблемы придумываешь!" Отвечаю: "Да, я человек творческий!".

Семья Медведевы-Андросюк, начальница районной службы по делам детей Наталья Андриюк и заместитель главы районной государственной администрации Сергей Подолин. Фото из семейного архива

Все прошло гораздо лучше, чем я думала. Когда дети узнали, что будут снова жить все вместе, они расплакались от счастья, – это нам позже рассказали. Их собрали из разных интернатов и привезли на "смотрины" в детский реабилитационный центр в селе Александрия, - именно в этом селе государство выделило нам большую квартиру. У нас с Игорем просторная двухкомнатная квартира в Ровно, но понятно, что в новом составе мы бы там не уместились.

В реабилитационном центре нас пригласили в комнату, поставили стулья по кругу, чтобы обстановка была непринужденная. Но я поначалу словно окаменела от волнения, ничего не могла сказать и даже сесть забыла. Смотрела во все глаза: красивые дети, но как же их много! Маленький Вова - ему тогда еще трех не было; Денис на два года старше, Миша, Валерия, Олеся, Катя - погодки, потом Коля, Владик, Павлик, и старшие близнецы Артем и Антон.

Дети изучали меня с опаской и сомнением. Потом разговор как-то завязался, в основном благодаря Орысе, которая тоже приехала с нами – у нее уже был подобный опыт. Мы все вместе немного погуляли. Сходили к будущему дому, посмотрели на наши окна. И тут старшие мальчики спросили: "А когда вы уже нас к себе заберете?". Значит, согласны!

Новый дом

Квартира требовала косметического ремонта, и делали мы его все вместе – и родственники помогали, и дети принимали участие: выносили мусор, мыли окна, полы. Завидев нашу машину из окна реабилитационного центра, выбегали на улицу и мчались к нам, даже не предупредив воспитателей, за что, конечно, их поругивали. Ремонт нас сблизил, дети к нам присмотрелись и успокоились.

Переехали 27 марта 2015 года, почти полтора года назад. Квартира очень просторная, 300 кв.м., в коттедже на восемь семей, специально построенном в 2008 году рамках программы развития детских домов семейного типа. Двухэтажный коттедж, в каждом подъезде – по две семьи.

У нас 11 комнат, всем хватает места: спальни, большая игровая комната, просторная гостиная, большая кухня с огромным столом, за которым мы вместе ужинаем. Один телевизор дети привезли с собой, еще два мы забрали из своей квартиры в Ровно. Пара компьютеров, ну и естественно, у детей мобилки с интернетом.

Компанию нам составляют лабрадор Мирта и кошка Няша британской породы.

Поначалу мне было очень тяжело – и физически, и морально. Не знала характеров детей, их привычек, много всего нового сразу навалилось. Орыся смеялась: "Помнишь, ты была в шоке, когда я взяла сразу троих? А у тебя 11! Ну как, справляешься?"

Первый Новый год встретили по-семейному, без гостей - так дети попросили. Фото из семейного архива

Нелегко было поначалу даже готовить. Двенадцатилитровая кастрюля, которую я купила, оказалась для нашей семьи маловата, пришлось купить еще и 15-литровую. У нас же одиннадцать мужчин и только четыре женщины, а у мужчин – аппетит богатырский. Варю сразу ведро картошки, жарю сорок котлет. Но это не значит, что я все делаю сама, у нас так не заведено. Помогают все, от мала до велика, и посуду мыть, и убирать. Вот сейчас огурцы купили на засолку – 80 кг, и все вместе их обрабатываем: один чеснок чистит, другой зелень моет, третий кладет все в банки. Вова, самый маленький, крышки раскладывает.

Естественно, мне пришлось уволиться с работы, и Игорю тоже. Я бухгалтер по профессии, а Игорь - экономист, в последние годы работал в горадминистрации, в департаменте охраны труда. Может быть, когда-нибудь снова начнем работать, как маленькие подрастут. Но пока возможности такой нет. К счастью, нам хватает денег, которые выплачивает государство: примерно по 2400 грн на ребенка.

Такие разные дети

Мальчики ходят в тренажерный зал, девочки периодически увлекаются танцами, но самое стабильное хобби – вышивка. Я обожаю вышивать, мы часто по вечерам вместе вышиваем.

Старшие, Антон и Артем, в этом году идут в 11-й класс и должны определиться, какую выберут профессию. Антон любит готовить, супы нам варит, с салатами экспериментирует. Может, по кулинарии пойдет. Артем хорошо разбирается в технике. Мы с ними, бывало, ссорились немного из-за того, что я требовала учить уроки. Они: "У нас в 10 классе уже никто уроки не учит!" А я такая, я требую.

Как в каждой семье, мы, бывает, ссоримся, спорим, обижаемся. Например, Миша – довольно замкнутый мальчик и упрямый. Если что не так, убегает и ни с кем не разговаривает. Я его зову уроки делать, а он: "Не хочу". Через час приходит: "Давайте уроки делать!" "А теперь я не хочу", – отвечаю. Но зато какая же была радость, когда учительница рассказала, что наш Миша начал улыбаться в школе, подружился с одноклассниками. Сейчас он гораздо приветливее со всеми.

Катя – очень добрая и впечатлительная девочка, такая помощница; стоит ей сказать – мол, ты там под тумбочкой не домыла пол, как она тут же снова хватается за тряпку. Олеся – очень сообразительная, энергичная, найдет выход из любой ситуации. Все разные, но все хорошие, добрые, воспитанные дети.

Мама или тетя

Вова Андросюк, самый младший член семьи. Фото из семейного архива

Поначалу только маленькие звали нас с Игорем "мамой" и "папой". Я разрешила всем говорить, как удобно: хоть по имени, хоть по имени-отчеству, хоть "тетя" и "дядя", на "вы" или на "ты", лишь бы им комфортно было. Только, говорю, не вздумайте нам клички придумать! А смеюсь вместе с ними.

Иногда я слышала, что в разговорах между собой они все-таки говорят: "мама велела", "папа сказал". А как-то раз Игорь поехал в Ровно и не мог мне дозвониться, позвонил Артему. Его телефон лежал на окне, я подошла, а на экране высветилось: "Папа". Взяла трубку, поговорила с Игорем, рассказала ему об этом, а самой же любопытно, как меня-то называют. Наверное, это неправильно, но я не удержалась, залезла в память телефона и убедилась, что мой номер обозначен "мама". Ох, как же было приятно!

В последнее время после ужина мы часто засиживаемся допоздна. Поначалу дети сразу расходились по комнатам, а теперь маленьких уложим, а старшие просят: "Давайте поговорим!" И сидим, болтаем. Они нас расспрашивают о жизни, о наших семьях, родителях. Я не расспрашиваю, боюсь растревожить горе, но они уже и сами иногда что-то вспоминают о своих родителях, открываются перед нами. Понемногу сближаемся. Хотя для меня они очень быстро стали родными, я уже не могу представить, как жила без них все это время. За полтора года мы с Игорем ни разу не пожалели о своем решении, это искренне, от души. Дай бог, чтобы и дальше так было.

Наши блоги