УкрРус

"Главное - чувствовать, что мы нужны": бойцы АТО открыли в Киеве центр бытовых услуг

Читати українською
  • Основатели Центра бытовых услуг "АТОшка"
    Основатели Центра бытовых услуг "АТОшка"
    Facebook Руслана Кидалова

Может ли быть что-то страшнее войны? Если зададите этот вопрос тем, кто ее прошел, услышите: может. Есть кое-что, что пугает мужчин, прошедших через войну на Донбассе, куда больше, чем обстрелы и риск погибнуть. Это – ощущение, что ты, столь необходимый там, оказываешься лишним здесь, в мирной жизни, за которую шел воевать.

Многие ветераны сегодняшней необъявленной войны, которых не сломали ужасы, пережитые на Донбассе, не выдерживают безразличия и ощущения неприкаянности, которые сваливаются на них при попытке вернуться в мирную жизнь. Кто-то возвращается назад, так и не найдя себе места здесь. Кто-то – ломается. А кто-то – находит в себе силы, чтобы жить дальше и помогать жить своим побратимам по оружию.

Так, например, поступили трое бывших бойцов батальона "Донбасс", которые, вернувшись с войны, начали собственное, пусть пока небольшое дело – открыли Центр бытовых услуг "АТОшка". О рождении и реализации идеи, о том, как бюрократические проволочки и неблагоприятное стечение жизненных обстоятельств при наличии желания что-то делать, могут вылиться в хорошую историю с, надеемся, прекрасными перспективами, "Обозревателю"  рассказал один из основателей и нынешний руководитель "АТОшки" Руслан Кидалов.

- Это не бизнес. Это – проект. Тут немножко другое заложено, не желание обогатиться. Это была спонтанная идея. По крайней мере, в том варианте, в котором центр существует сейчас. Потому что изначально была задумка просто открыть дом быта, в котором будут работать 3 атошника-сослуживца. Мы в одной роте служили, в батальоне "Донбасс". Один сапогами занимается - у него даже позывной был "Сапог". Второй до войны занимался изготовлением, ремонтом, перетяжкой мебели. Ну, и я. Мы с товарищем до войны в моей родной Кировоградской области продавали запчасти к холодильникам, стиральным машинам, но тогда немножко неудачно выбрали место, да еще и проблемы с деньгами начались… В общем, закрылись. И еще там, на фронте, товарищ мне сказал: ты же хотел чем-то таким заниматься? Так давай, двигай! У меня давно были мысли о том, чем буду заниматься по приходу на дембель. Так что я подумал: а почему бы и нет?

 

 

Действительно, почему нет? Тем более, что у родственника одного из сослуживцев будущих основателей "АТОшки" в собственности было здание бывшего дома быта, которое он готов был сдавать по минимальной цене – лишь бы не простаивало. Правда, с тем помещением, вспоминает Руслан, дело так и не срослось, но хорошая идея уже пустила корни и требовала реализации. Что вчерашние бойцы и сделали.

Впрочем, это было после. До – была война. Руслан Кидалов еще в ноябре 2014-го пошел добровольцем в батальон "Донбасс". Из-за серьезных проблем со спиной мог бы и не идти – но, как, опять же, многие другие мужчины, отправившиеся на фронт в первый год войны, посчитал, что защитить родину – куда важнее, чем обращать внимание на собственные хвори.

Как и многие добровольцы, на войну Руслан ехал с полными сумками снаряжения. Все, от носков до формы, покупал за свои деньги. Тогда, в первый год войны, государство ведь не давало тем, кто шел на фронт, почти ничего.

В сборный пункт батальона Кидалов приехал в ноябре 2014 года. А уже в начале декабря в его военном билете появилась запись о том, что он стал военнослужащим. Еще через месяц Руслан впервые столкнулся с явным проявлением пренебрежения государства к собственным защитникам. Пока новоиспеченные бойцы бегали с автоматами на полигоне в Золочеве – их из добровольцев переквалифицировали в мобилизованных. Без их ведома и согласия. И не засчитали уже потраченное на подготовку время в срок службы.

За время службы таких "пощечин" будет еще много. И форма, в которой невозможно ходить. И малосъедобные пайки. И обещанные высокие зарплаты, которые очень скоро снова уменьшились…

- Когда шел добровольцем, я не знал, сколько нам будут платить. И будут ли платить вообще. Не за этим туда шел. Я вообще всегда и всем честно признаюсь: я не патриот на самом деле. У меня вышиванки нет. Я гимн не пою. Я руку на сердце не ложу. И в кабаках я не кричу "Слава Украине". Многие не понимают, что я хочу этим сказать. А многие понимают. Улыбаются.  

Да, я не патриот – в том смысле, в каком это понимают сейчас. Но меня с детства учили, что мужчина обязан свою Родину, свой дом защищать. И пусть дома у меня сейчас нет. Но после войны я считаю Украину своим домом. Потому что после армии у меня появились друзья во всех уголках нашей страны. Украина стала моим настоящим домом.

В марте Кидалов стал заместителем командира первого взвода третьей роты батальона "Донбасс". Уже 17 марта 2015-го  его подразделение оказалось в Мариуполе, а 25-го начались первые боевые выезды в Широкино. Тогда бойцы "Донбасса" сменяли в горячем поселке "азовцев" и наоборот. В один из таких выездов 1 июня Кидалов с побратимами только заезжали на одну из позиций в Широкино – "Маяк" - и угодили под обстрел. Он получил осколочные ранения руки и ноги…

Полученные ранения, усугубившиеся проблемы со спиной (врачи диагностировали грыжи в позвоночнике, требующие хирургического вмешательства) вынудили Кидалова распрощаться с военной службой. 9 апреля 2015-го Руслан демобилизовался. Кстати, еще один маленький штришок к картине о "заботе" государства: документы, подтверждающие факт ранения, он смог получить лишь в марте этого года...

Пока Руслан был на фронте – его попросили выписаться из принадлежащей родственнице квартиры в Кировограде, где он жил до войны. Хозяева расчитывали таким образом оформить субсидии. Так что возвращаться Кидалову оказалось некуда. Когда он пытался решить вопрос с пропиской – местные чиновники развели руками. Хотел написать заявление на получение положенного участнику боевых действий земельного участка – услышал, что земли нет...  Руслан столкнулся с тем, с чем сталкивались до него тысячи ветеранов АТО: тут, в мирной жизни, они оказались не нужны.

Кто знает, чем бы закончилась эта история, если бы судьба не свела Руслана с киевскими волонтерами, которые предложили ему прописаться в одном из столичных общежитий. Так Кидалов неожиданно для себя стал киевлянином.

А потом – закрутилось. Встреча с бывшими сослуживцами, рождение идеи создать центр бытовых услуг и поиски денег на ее реализацию.

Сначала Руслан хотел получить эти деньги в Центре занятости населения – в рамках государственной программы по развитию малого бизнеса.

- Пришел в Соломенский центр занятости. Сказал, что я атошник, что хочу начать свое дело и пришел к ним поучиться и получить деньги на старт своего дела. Сотрудница этой конторы мне сказала, что я должен полтора месяца ходить на курсы, потом написать бизнес-план. Как сейчас помню ее слова: "И не факт, что в итоге вы получите какие-то деньги". Это уже потом я узнал, что атошники, которые открывают свое дело, в рамках этой программы могут получить 50 тысяч гривен для старта. Мне об этих деньгах тогда никто ничего не сказал.

 

Так что я просто одолжил 3 тысячи долларов – и этот долг не просто на мне висит, за это время он увеличился до 3,5 тысяч. Да, мы работаем. Но прибыли у нас пока нет – да и быть не может. Цены у нас низкие. Большую часть того, что зарабатываем, отдаю парням, которые делают основную работу. Себе оставляю небольшой процент. Этих денег едва хватает на аренду, уплату налогов (никаких льгот по налогобложению у меня с моим статусом УБД нет) и на питание. Живу я прямо в офисе. Сплю на столе. Но ничего. Прорвемся. Нам не привыкать!

Да, мне бы не лишней оказалась любая копейка. Но я больше не пойду просить у государства, унижаться. И поверьте, это не гордыня. Просто очень обидно, оказавшись в ситуации, похожей на нашу, узнавать, что в Киеве, например, в помощь таким, как мы, было выделено 2 млн грн. И эти деньги вернулись в государственный бюджет, потому что не были освоены. Об этой возможности либо не говорят, как в моем случае, либо тянут с оформлением документов, придираясь к любой мельчайшей неточности… Мне просто страшно уже было бы брать эти деньги. Я не уверен, что завтра государство не предъявит мне: отдай!

Сегодня, через месяц работы центра, он стал больше. Сюда, к своим, к тем, кто понимает, каково это – вернуться с войны и обнаружить, что тебе нет места в мирной жизни, постепенно подтягиваются и другие вчерашние бойцы. Остаются не все. Кто-то не готов ждать, пока работа в молодом проекте начнет приносить нормальные деньги. А кто-то, по словам Руслана, и вовсе привык к тому, что его в случае чего прокормят волонтеры – как они делали это там, на фронте.

- Сегодня центр "АТОшка" - это семь человек. Артем – ювелир, до войны занимался ремонтом ювелирных изделий. Когда демобилизовался – не нашел денег, чтобы снова открыть свое дело. И пришел к нам. Он у нас, как мы его называем, "домашний помощник", или, как сейчас модно говорить, "муж на час": провести мелкий ремонт, люстра, кран, сантехника, дверцы прикрутить… Все то, что в принципе должен делать любой нормальный мужчина.

Есть электрик, который делает сложный ремонт – проводка, щитки… Если Артем может выключатель поменять или розетку вкрутить, то он берется за куда более серьезные дела.

 Есть мастер-фотограф. Тоже атошник. Он к нам обратился – и мы, даже не видя его, взяли. А почему нет? Пускай люди получают удовольствие от его снимков. Потому что нет нефотогеничных людей – есть те, кто не знает своих выигрышных ракурсов…

Есть у нас и атошник Леня – он стелет ламинат, линолеум, ковролин.  Есть компьютерщик, с которым мы вместе полтора года прослужили и который узнал о том, что мы открылись, от мамы. Позвонил, спросил: "Фантик, возьмешь меня на работу?!" Фантиком меня свои называли, уменьшительно-ласкательно. Такой вот Фантик в сто кг весом и 1,82 м ростом…

 

Работает у нас сантехник-водопроводчик. Отслужил в АТО. А перед тем много лет в родном городе руководил ЖКП. Делает все "под ключ" - от "установить", "подключить" в доме – до проведения труб к центральной магистрали.

Мебельщик есть, с которым мы начинали. Ну и я – директор. Правда, директор я только у себя  в офисе. Часто я превращаюсь в подсобника для моих ребят, когда у них есть заказы и требуется помощь. Сегодня я помощник сантехника, завтра – на подхвате у электрика… А между вызовами – на звонки отвечаю, клиентов с мастерами связываю.

Пока ни о каких прибылях речь не идет. Цены в "АТОшке" решили сделать демократичными. Плюс – разработали целую систему скидок. Вдовам и матерям погибших бойцов услуги мастера "АТОшки" предоставляют бесплатно – за исключением, разве что, очень трудоемких и длительных работ. Предоставившим УБД  делают скидку в размере 25%, волонтерам – 10%. Кроме того, признается Руслан, частенько чисто символическую плату берут и с инвалидов или похоронивших мужей одиноких женщин.

- Я бы соврал, если бы сказал, что деньги нам не нужны. Нужны. Потому что нам надо за что-то жить. У меня нет семьи, мне в чем-то легче. А у ребят есть жены, дети. И их надо кормить и одевать.

Но, тем не менее, главное – не это. Главное - в том, чтобы пацаны почувствовали, что они кому-то нужны. Что они мужчины. Потому что они приходят оттуда – и обнаруживают, что им и поговорить-то толком не с кем. Потому что понять, что они переживают, могут только такие же, как они. Те, кто ощущает то же самое. Парни ходят, сунутся туда, сунутся сюда – а потом ломаются, спиваются, либо возвращаются на фронт. Может быть, на погибель…

 

Я помню, как вернулся с войны… Чтобы описать, как я себя тогда чувствовал – у меня не хватает приличных слов. Я потерял в себе уверенность. Бывает, волонтеры удивляются. Как, мол, так? Вы там с автоматами бегали – и не боялись, а здесь боитесь в кабинет к чиновнику какому-то зайти? Мы и там испытывали страх – не боится ведь только полный идиот. Но тут – намного страшнее. Потому что я, видя, как к нам относятся, очень боюсь кому-то отбить голову. Я могу не выдержать – и кого-то избить. И меня посадят. А я этого не хочу. Как, впрочем, не хочу и изуродовать или убить человека. А ведь многих хочется попросту разорвать, потому что издеваются в открытую…

 Переживать это с теми, кто тебя понимает, намного легче.

Кто знает, суждено ли было бы появиться центру "АТОшка", если бы не целая череда случайностей – большей мерой негативных – которые не сломали, а наоборот, подстегнули его создателей. Даже само название появилось случайно.

- Мы думали назвать наш центр "Будинок побуту на Гарматній, 18". Пока одним прекрасным утром выходного дня мне не позвонил Сергей Малярчук, работающий в Украинском кризисном центре. Он узнал о нашем проекте – и позвонил сказать, какая это классная идея. А по ходу разговора спросил, почему мы никак не обозначим, что были в АТО. Спросил, есть ли у меня другие варианты названия. Я спросонья я брякнул: АТОшка. Вырвалось. Так это название и осталось у нас.

Сейчас заказов становится больше. Но с деньгами у нас пока напряженка. Впрочем, я не жалуюсь. Когда мы начинали – я понимал, что это не одного дня дело. Что пройдет много времени, пока мы выйдем на какой-то уровень.

Да, нам тяжело. Но мы верим, что все у нас получится.

Группа и контакты Центра бытовых услуг "АТОшка" - здесь.

Фото: Facebook Руслана Кидалова.

Наши блоги