УкрРус

Илья Кива: новое поколение политиков-наркоманов только вступает в силу

Читати українською
  • Илья Кива
    Илья Кива
    Фото politnavigator.net

Руководитель Бюро противодействия наркопреступности Украины Илья Кива рассказал в интервью изданию "Страна.ua" о наркозависимых предствителях власти, контрабанде в зоне АТО и о киевских борделях.

- Почем нынче опиум для народа?

- А стоит ли употреблять опиум, когда в нашей стране есть масса других интересных наркотиков, за которые никто не наказывает.

- Среди моих знакомых политиков много наркоманов. В разной степени зависимости, однако это - употребляющие наркотики люди. Вы знаете об этом?

- Знаю.

- Вы - начальник департамента противодействия наркопреступности в Министерстве внутренних дел. Почему допускаете, что страной управляют наркоманы?

- Дело не в том. Их, наркоманов, просто везде очень много. Наркотик – слишком большой соблазн. Сам по себе человек очень слаб. Деньги, власть и наркотик это слабость. Все это – факторы удовольствия. Почти все, что делает человек, он делает для удовольствия.

- Не совсем так. Общество можно поделить на две условные группы. Люди, движимые желаниями и чувством долга.

- В большинстве случаев когда человек доходит до определенного карьерного уровня в политике, у него появляется возможность, которой раньше никогда не было. Деньги и положение. А это открывает новое предложение.

- О чем вы сейчас говорите? Чтобы получить доступ к каким-то наркотикам, нужно попасть во власть?

- Есть масса модных наркотиков, которые становятся доступными тогда, когда вы выходите за какую-то черту.

- Модных нынче это каких?

- Сейчас появилось много новых психотропов. Ну и кокаин, который был, есть и, к сожалению, будет.

- Кто из высокопоставленных чиновников "висит" на наркотиках?

- Не слышал о сотрудниках Службы безопасности, зато наверняка знаю о конкретных сотрудниках прокуратуры. Также я знаю отдельных лиц МВД, которые уже давно употребляют кокаин.

- Если вы их знаете поименно, почему вы их до сих пор не привлекли никого к ответственности?

- Их время обязательно придёт, как придет время и всех оборотней-кокаинщиков из УБОПа, которые сегодня хорошо устроились на новых должностях. Дошло до того, что сегодня эти оборотни в погонах не только крышуют бизнес, но и входят в родственные связи с наркобарыгами.

- Приведите, пожалуйста, конкретный пример, чтобы не быть голословным.

- Есть в Киеве такой Юра – хозяин известного стриптиз-клуба, который на протяжение 15 лет распространял кокаин среди высших государственных служащих, делая их отдых более ярким и разнообразным. Никто не может его задержать, поскольку он – кум одного из высокопоставленных сотрудников МВД.

- А вы рассказывали Арасену Авакову о том, что у него есть подчиненные-наркоманы?

- Честно – да. Но Аваков любит не просто слова, а задокументированные факты. Пока это только мои знания и четкое определение противника, за которым я иду. Враг намного страшнее, когда он внутри.

- Вы можете назвать конкретные имена? Иначе наш разговор неконструктивен.

- Вы же хорошо знаете по лицам ваших интервьюируемых. Вам нужно проехаться вечером по киевским заведениям, позаглядывать им в глаза.

- По каким заведениям?

- Сейчас меня вновь обвинят в том, что я делаю антирекламу конкретному заведению.

- Если вы знаете точку, где есть наркотики наверняка, почему она до сих пор работает?

- Есть же эти барыги, которые десятилетиями разводят наркоту по Киеву. Бегают от меня. Я за ними приду. Они думают, что это пролезет. Не, ничего не пролезет. Шаг за шагом, но я все равно передавлю им горло. Одного из неприкасаемых в преступном мире Вадик Великодный который всунул мне взятку, мы разрабатывали два месяца. Я прошел по грани, причем по такой, что меня чуть СБУ не уработало. И все в этой стране были уверены, что на протяжении двух месяцев я вошел в преступный сговор с этой преступной группировкой. Мы держали все в секрете. СБУ начала меня разрабатывать как человека, который дал возможность развиваться преступной группе. Мы боялись слива, потому что этот Вадик оказался влиятельным парнем, который держит их всех с помощью денег, которые и мне предлагали. Кто-то же их брал вместо меня раньше. И кто-то их до сих пор берет. Вскоре будут легализованы наши с ним аудио разговоры, где он очень много рассказывает. В том числе и о Днепропетровском розыске, где они уже все решили.

- Артерии прохождения наркотиков плотно интегрированы в правоохранительную систему. Как вы сотрудничаете с органами в этой ситуации?

- Мы в конфликте со всеми. И поверьте, даже в конфликте с Деканоидзе (глава Национальной полиции Хатия Деканоидзе. – прим. ред)

- Она обвиняет вас в профнепригодности и хочет уволить.

- Извините, мой департамент на сегодняшний день – самый результативный во всей правоохранительной системе. А кто-то сказал, предлагая меня уволить, что моему департаменту не предоставили возможность следственно-оперативных действий? Чем занимается департамент? Оперативно-следственными действиями. Мы должны следить, прослушивать, делать контрольные закупки. Мы же сейчас этим вообще практически не занимаемся, а если и делаем это то так, что приходится уговаривать преступников совершать добровольную выдачу.

- Это как? Преступник приходит, и просит забрать у вас кокаин, а потом - надеть на него наручники?

- Ага! Как будто идет по улице преступник, видит человека, подходит к нему и говорит: "А вы случайно не полицейский?". Я говорю: "Полицейский". А он мне честно так: "Вы знаете, я хочу сделать вам добровольную выдачу. Дело в том, что в кармане у меня лежит полкило амфетамина". А потом он еще подумает и скажет: "Вы знаете, вот я вам выдал полкило амфетамина, но теперь хочу сказать, что в квартире по адресу такому-то варят еще пол кило того же. Давайте я вам покажу". Мы приезжаем на квартиру, нам открывают дверь, кланяются в ноги. "Мы варим амфетамин! Проходите, пожалуйста, на кухню, покажем вам котелок", - заявляют с порога.

- Так зачем вам дополнительные полномочия, если вы и так прекрасно со всем справляетесь?

- Мы бы сделали в сто раз больше. Но кто-то не доработал закон, а кто-то не занимается своей основной работой – обеспечением. Сейчас, правда, назначили Вадима Трояна (первый замглавы Нацполиции), который стал начальником уголовного блока, и на которого многие рассчитывают. И я рассчитываю. Надеюсь, сейчас в Нацполиции начнется какая-то системная работа. Ведь легче всего ездить и делать сэлфи с участниками патрульной полиции. Когда меня бросают вместе со всем моим департаментом под каких-то жалких Маси и Мустафу Найемов, меня защищает только Аваков. Помните историю с арт-клубом Closer? Ведь не было же ни одного замечания по факту операции.

- Боец 122-го батальона и юрист Маси Найем заявил о грубом нарушении закона при обыске, о том, что сотрудники вашего департамента избивали людей и брали взятки.

- Может у него там доля? А может он просто любитель наркотиков?

- Маси Найем объявил голодовку из-за ваших некорректных высказываний в его адрес.

- Серьёзно что ли?

- Вполне. Он заявил, что будет добиваться голодовкой вашего увольнения, потому что вы публикуете о нем недостоверную информацию и всячески его публично оскорбляете.

- Пусть он уточнит, а можно ли проводить голодовку в то время, когда ты обличен оружием? Он сейчас пытается всего-навсего удовлетворить свое ущемленное самолюбие и погасить свои идиотские амбиции.

- Зачем вы переходите на личности? Вы же государственное должностное лицо.

- Когда-то он сказал, что я – позор Революции достоинства и Нацполиции. После этого я сказал, что больше себя сдерживать не буду. Да вы не переживайте за Маси. Он на Фэйсбуке голодает, и, поверьте, уже в реальной жизни трескает колбасу за обе щеки. Помиримся. Мы же с ним договорились: когда он вернется с фронта, выполнит свою боевую задачу, докажет, что он мужчина, я его возьму в свой департамент и вылечу от всех зависимостей и пороков.

- Давайте вернемся к наркоборьбе. Можете ли вы по мимике и моторике публичного человека определить – под кайфом он или нет?

- Не всегда. Это зависит от наркотика, который он принимает. У человека под кокаином чуть другая моторика, он суетлив, быстро говорит. Плюс зрачки. От опиума и героина зрачки становятся маленькими - в точку. От кокаина и зрачки расширяются и становятся огромными.

- А посмотрите, пожалуйста, на небо.

- Зачем?

- Хочу внимательнее разглядеть ваши зрачки.

- Я не наркоман. У меня была слабость – алкоголь. И я любил веселье. Любил, чтобы было ярко и весело. И конечно в моей жизни в таком случае присутствовал алкоголь. Он снимает рамки. Следом за алкоголем всегда могут начаться наркотики. За легкими – тяжелые. Очень часто первые наркотики люди пробуют в алкогольном опьянении. Алкоголь снимает рамки.

- ?

- В какой-то момент я просто прекратил пить. Потому что я считаю: если ты пьешь, значит ты – доступный. А если ты доступный, значит, тебя легко победить. Мужчина это пуля, и все то, что его тормозит по жизни нужно убрать. Я по себе могу сказать, насколько ты становишься сильнее, когда бросаешь наркотики. И как это чувствуют окружающие.

- Я вот чувствую: что-то с вашими глазами не так.

- Это другая проблема. Я почти не сплю. Это после АТО.

- Однажды вы выставили у себя на ФБ видео с выступлением Михаила Саакашвили с подписью "Мой клиент". Что вы имели ввиду?

- Однажды в ресторане ко мне подошел охранник Саакашвили, который (так совпало) был инструктором в моем батальоне. И передал: "Михаил очень сильно расстроен из-за твоей публикации". Я ему сказал, что Миша по другим вопросам должен расстраиваться, а это – всего лишь шутка. Какие-то люди завели страницу в Фэйсбуке "Церковь свидетелей Кивы", откуда мы и взяли это видео. Смешное. Я скептически отношусь к Саакашвили и всей этой грузинской экспансии. Не вижу конструктива от них. Одна болтовня, которая льется к нам с экранов ТВ и понимаешь, что это – еще один политический проект.

- Давайте вернемся к вашей работе. По нашей информации, объем контрабанды наркотиков по Одесской области увеличился в три раза. Почему так произошло? И кто в этом виноват?

- Последняя кокаиновая группа, которую мы взяли, стала задержанием десятилетия. Они мне до сих пор приветы передают. Намекают, что все равно, рано или поздно, они меня завалят. Но по-честному: фактически служба насчитывает 400 человек на всю Украину. На 28 населенных пунктов по факту один сотрудник. Круто? И шо вы хотите?

- Так вы же этот набор и приостановили.

- Да я никогда им не занимался. Набором занималась Нацполиция. Набора в мою службу нет. Набор остановили.

- Так а кто виноват?

- Не знаю. Может это саботаж? А тем временем эти кокаинисты поняли, что мы безрукие и безногие. И начали этим пользоваться. Поставить прослушку я не могу, следить я не могу, сделать контрольную закупку наркотиков тоже не мог. Преступники все знают. И понимают, что сейчас как никогда нужно заниматься преступностью. Такая же проблема не только по Одесской, но и Херсонской области – южные регионы, где хорошо растет конопля. А за то, чтобы я не трогал нарколабораторию мне предлагают в среднем миллион гривен в месяц. Мне говорят, что я – идиот. Это огромные деньги. Рано или поздно меня все равно завалят. Ведь кто-то же эти деньги перестал получать?

- А кто валить будет?

- Некому что ли? Сейчас этих АТОшников, которым нечем заняться полно. А рука только к автомату и привыкла. Честно говоря, это не так уж и сложно завалить человека. Просто я передвигаюсь правильно.

- Как и кто политиков "держат" на крючке, пользуясь информацией об их наркопороках?

- Для любого политика публичная информация о его состоянии может сыграть ему в плюс. А может и в минус. То есть это информационное давление с риском потери репутации, что для политиков – страшнее всего.

- Почему до сих пор не было ни одного случая, когда бы раскрыли наркоманскую историю любого из политиков?

- Я думаю, что новое поколение политиков-наркоманов только вступает в силу, только входит во власть. Политики, которые правили страной до этого были воспитаны в постоветском режиме, и они больше бухали. Я думаю, что о новых наркозависимых политиках мы скоро узнаем массу интересных историй. Вы посмотрите на эти рыла, которые пришли в Верховную Раду. Я знаю народных депутатов, для которых кокаин это всего лишь дополнительный тюнинг их досуга. Причем, они сами не считают себя наркоманами, поскольку употребляют периодически. "Это ж употреблять. Легкий досуг", - говорят они. Праздная расхлябанная жизнь приводит людей к этим низменным потребностям.

- По каким каналам расходится амфетамин?

- Его сейчас столько! И он сильно упал в цене. Еще пару лет назад он стоил 2000 грн за грамм. Сейчас скатился до 200 грн за грамм. Проблема ведь не только в амфетамине, а в тех прекурсорах, из которых они изготовляются. Они находятся в свободном доступе. Мы можем спокойно загуглив "Произвести амфетамин" увидеть рецепт и способ – как это делается. Потом вы берете один из главных компонентов – промышленный, который можно найти по телефону. Берете телефон – набираете. И в течение 40 минут вы получаете готовый продукт, который опять же можете распространить.

- Руководитель Рады по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец считает, что наркотрафик надо искать не в аптеках, и не в тех препаратах, которые нужны тяжелобольным, а в коррупции в правоохранительных кругах. И что кодеин запрещать к продаже нельзя.

- Кодеин - это рынок, приносящий миллионы долларов в месяц. Депутаты и министры на этом завязаны. Вы посмотрите на позицию народных депутатов. Когда я начал говорить о кодеиносодержащих лекарствах, что произошло? Такая началась травля! Начали обливать грязью. И спасибо Авакову. Другой бы руководитель уже давно меня "снес". Он политик, и ему этот конфликт нафиг не нужен был. Деканоидзе "сдала" меня сразу еще в декабре прошлого года. Или сама, или выполняла чей-то заказ. Она мне еще в декабре сказала: "Знаешь что? Пиши рапорт на увольнение". Я ответил: "По какой причине? Без объяснений, одну секундочку. Проводите, б..дь, служебное расследование, если я где-то чего-то не сделал". Не провели. Желаний здесь нет. Здесь есть закон.

- Переаттестацию вроде как приостановили...

- Это временно. Я сказал, что готов пройти любой полиграф. Я вообще готов пройти через любое сито контроля, но не под формирование позиции отдельных лиц, которые будут удовлетворять какие-то свои интересы. Знаете, чем интересна переаттестация? Тем, что нет заключения: вас просто уволили и все. Чтобы не завязнуть потом в судах, и не подставлять своего министра, я уйду в ту же минуту, когда он мне об этом скажет.

- Насколько оправданы слухи о возможной отставке Згуладзе и Деканоидзе?

- По-честному, эти разговоры ходят в министерстве ходят около месяца. Но поскольку возможная причина ухода лежит - в женской плоскости, внимание на эти разговоры обращают только женщины.

- Известно, что зона АТО стала налаженным каналом контрабанды наркотиков – с весны 2015-го года, по данным наших источников в СБУ. Переправляют кокаин, героин, метамфетамин, таблетки экстази, LSD, марихуану.

- Страшная история. Страшные вещи. Уличал и высокопоставленные чины на тот момент. Чтобы не кричали все эти доморощенные волонтеры, я там более двух лет эффективно провел время. Мужчина не может быть волонтером на фронте. Волонтером может быть женщина. Мужчина на фронте должен воевать. А легче всего жрать колбасу и рассказывать о неконтролируемом патриотизме. Возьми автомат, приезжай на передовую, садись в окопы и сиди. А не тягайся с колбасой, раскидывая селфи в трусах.

- Это вы сейчас о ком говорите?

- Да обо всех. Я говорю о том, что женщина должна заниматься обеспечением и поддержкой. А мужчина пусть воюет.

- Какое это имеет отношение к наркотикам в зоне АТО? Я что-то не совсем понимаю.

- Вернемся к наркотикам. Мы тогда фактически остановили контрабандный поток угля. Я увалил 112 автомобилей, груженных углем, которые находились в "серой" зоне, и которые ждали своих документов. Да, мы приехали туда, да, у половины водителей мы нашли оружие, и эти водители заехали на два месяца в СИЗО.

- Давайте все же вернемся к теме наркотиков. По оценке наших источников, ежемесячно, через линию фронта в обе стороны нелегально переправляют около 50 кг кокаина, до полутоны героина, 300-400 кг "синтетики" и две-три тонны марихуаны. Что вы об этом думаете?

- И с этой командой я боролся с самого начала с момента нахождения в зоне антитеррористической операции. Предатели. Люди, которые этим занимаются. А этим занимаются все. Помните, был такой славный батальон "Артемовск"? А кто у него был командир батальона? Помните? Народный депутат Константин Матейченко. Так это его батальон неоднократно был уличен в контрабанде. Если ты можешь за полтора часа заработать полмиллиона гривен, то нужно пропустить пять машин. Пять машин пролетает через блокпост Зайцева по Артемовскому направлению. Машина – 250 тыс грн. Это деньги? Это большие деньги. Ко мне приезжал генерал из министерства внутренних дел и говорил: "Ты знаешь, Илья, ты начал писать книгу. Интересную книгу. Первая страница – замечательная. Вторая – интересная. А вот на третьей странице знаешь, что написано?".

- Что?

- "Некролог?", - спросил я. Да. Он говорит, таких активных очень быстро убивают. Это мне говорил генерал министерства внутренних дел. Напугать хотел. В тот момент, когда я "увалил" их на контрабанде и возле меня стоял блок-пост Зайцево, у них фактически обрезался финансовый поток. Я же нестандартный человек, я же могу и в ногу стрельнуть.

- Какой смысл бороться с очагами преступности, если вовсю открыты и работают каналы, по которым наркотики из Азии и Восточной Европы заходят в Украину.

- Мы со всем должны бороться. Внутри страны нужно разрушить систему. Как завести, они всегда найдут. Нужно заставить их здесь боятся.

- Боятся – вас?

- Чтобы мусора боялись брать деньги. А преступники - их давать. Когда у этих нелюдей появится животный страх, тогда мы сможем что-то изменить.

- Как вы относитесь к идее легализовать марихуану? Авторы соответствующей петиции на сайте Администрации президента утверждают, что в Украине, по неофициальным данным марихуану употребляют от двух до пяти млн человек. Легализация позволила бы увеличить туристический поток и использовать марихуану по европейскому образцу в медицинских целях, считают авторы петиции.

- Не превращайтесь в быдло и стадо. Вы поймите, человек в состоянии опьянения более ведомый, он не может оценивать, им легче манипулировать, он исполнительный. Мы не готовы к этому морально. Должен пройти воспитательный процесс. Сперва нам нужно научить общество жить и подготовить его к последствиям, и только потом поднимать вопрос о снятии рамок. Научите ребенка жить и выживать. В тех условиях, которые вы готовы ему отдать.

- Легализация торговли коноплей нанесла бы удар по доходам террористической группировки "Исламское государство" (ИГ) и итальянской мафии. Об этом главный прокурор Италии по борьбе с организованной преступностью Франко Роберти заявил в понедельник, 18 апреля.

- Только мы не в Италии и марихуана не является основным доходом наркопреступности. Прежде чем легализировать нужно разработать полноценное обучение и воспитание!

- Вот уже много лет в стране действует мораторий на азартные игры, и по факту многие игорные заведения работают подпольно, хотя формально они запрещены. Как вы относитесь к идее легализации таких заведений?

- В принципе поддерживаю. На сегодняшний день происходит обогащение уголовных структур и правоохранительных в том числе, которые их "крышуют", потому что как бы мы с ними не боролись, они у нас есть. Мы загнали их в разряд теневого рынка. Но они существуют - казино, публичные дома. Киев это большой публичный дом. Все стрип-клубы это бордели. Стрип-клуб не выгоден только как место, где танцуют стриптиз, и во всех них распространяются наркотики. Я ненавижу этих людей, которые делают из наших женщин - шлюх. Если все-таки Деканоидзе меня не доконает и не уговорит Арсена Борисовича меня выгнать, я получу возможность оперативно-следственных мероприятий. И первый город, с которого я начну станет Киев. Сделаю публичную порку этим предприимчивым коммерсантам.

- И лишите большое количество женщин работы. Куда они работать пойдут? Вот вы об этом подумали?

- А этот вопрос вы задайте Гройсману, который возглавил Кабмин и взял на себя обязанность увеличить количество рабочих мест в стране.

- Вы знаете, сколько зарабатывает столичная женщина коммерческого секса?

- Хорошая или так себе?

- Разные.

- Ну такая хорошая где-то около 20 тысяч долларов в месяц (1 тыс долларов за ночь). За хорошие эскорт-услуги с выездом – десятка в неделю. А нехорошая – если тысячу в месяц получает, она – молодец.

- Вы так рассуждаете о расценках, как будто являетесь частым потребителем подобного рода услуг.

- Ну, раньше потреблял. Сейчас, к сожалению, нет. Я бы может и пользовался услугами шлюх, но времени нет с этой работой. Каждый день думаешь: сейчас приеду домой, переоденусь, и поеду куда-то, отдохну. А потом думаешь: нет, завтра. Ну когда ж это завтра уже наступит?

- Известно ли вам, сколько в Киеве скрытых ночных казино?

- Больше двух десятков. Нужно легализовывать, и нужно сейчас эту программу брать под контроль государству и прекратить обогащать криминал. Потому что в первую очередь обогащаются оборотни в погонах и криминал.

- Кто крышует в первую очередь?

- СБУ и милиция. Но за себя я отвечаю, и могу сказать, что денег не беру принципиально.

- А кто вам поверит?

- Я когда-то шутил на эту тему с Арсеном Аваковым. Я ему сказал: Арсен Борисович, я вам обещаю – денег брать не буду. Он спросил: "Почему?". Я ответил: пока ты не министр разве это – деньги?

Наши блоги