УкрРус

Жизнь после Майдана: как изменилась Украина за два с половиной года

Читати українською
  • Майдан Независимости в Киеве
    Майдан Независимости в Киеве

Последние два с половиной года явно наиболее тяжелые и трагичные в новейшей истории Украины. На этот период обществу пришлось столкнуться с огромными потрясениями: война, оккупация Крыма и части Донбасса, экономический кризис. В статье VoxUkraine речь идет о том, как все это отразилось на мировоззрении и поведении украинцев. Предлагаем этот материал вашему вниманию.

Инна Волосевич из GfK Ukraine проанализировала десятки соцопросов и пришла к неожиданным выводам: украинцы демонстрируют более высокий уровень патриотизма и доверия друг к другу с более оптимистичными взглядами на развитие государства; повысился уровень общественной активности и желания сделать вклад в развитие страны.

Введение

По состоянию на 2014 год на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей и Крыма проживало около 6,5 млн людей (приблизительно 14% населения Украины). За два года после начала военного конфликта в Украине зарегистрировалось 1 788 527 внутренне перемещенных лиц. В целом 22%[4] украинцев, проживающих на территории, контролируемой правительством, сообщили, что трагические события на Востоке Украины и в Крыму непосредственно их коснулись.

Вслед за военным конфликтом начался экономический кризис: в 2014 году индекс инфляции составил 124,9 (24,9%), а в 2015 – 143,3 (43,3%). Сокращение бюджетных расходов и повышение тарифов на энергию и коммунальные услуги до уровня покрытия расходов в первую очередь повлияли на уровень жизни наиболее уязвимых групп населения, зависимых от социальной помощи (в частности, пенсионеров). Как следствие, экономить на продуктах питания в январе-марте 2016 года были вынуждены 19% украинцев (по сравнению с 10% в среднем за 12 месяцев 2013 года), а 32% имело достаточно средств на продукты питания, но были вынуждены экономить на приобретении одежды и других базовых потребностях (по сравнению с 25% в 2013 году). Уровень безработицы среди экономически активного населения вырос с 7,3% в 2013 году до 10,3% в первом квартале 2016 года.

Главная задача данной статьи заключается в том, чтобы определить, привели ли война и экономический кризис 2014-2016 гг. к снижению патриотического энтузиазма людей, возникшего после Революции достоинства в феврале 2014 года. Более общий вопрос: какие изменения в портрете украинского общества произошли спустя два года после Революции достоинства и начала войны?

Сравнительный анализ данных разных исследований показывает, что после марта 2014 года произошел целый ряд социальных изменений. Далее в статье раскрываются основные изменения во взглядах населения на институции, общественную активность и направление развития страны.

Рост национального единства и ответственности

Украинский социолог Ирина Бекешкина сравнила данные ежегодного мониторинга 2013-2015 гг. Института социологии Украинской академии наук и выделила такие позитивные изменения в коллективном портрете украинцев: в 2013 году гордились тем, что являются украинцами, 47% по сравнению с 67% в 2015 году; в 2013 году 16% украинцев чувствовали ответственность за ситуацию в стране по сравнению с 30% в 2015 году; в 2013 году чувствовали себя ответственными за ситуацию в месте жительства 26%, тогда как в 2015 году – 41%.

Лишь 14% украинцев имели оптимистический взгляд, а 32% с надеждой смотрели на будущее Украины в 2013 году, тогда как в 2015 году эти показатели выросли соответственно до 23% и 44%

В марте 2016 года 58% украинцев считали, что членство в ЕС было бы позитивным для Украины, а 28% не соглашались с этим (для сравнения, в 2013 году соответствующие показатели равнялись 48% и 43%[4]. Эти показатели оставались стабильными в 2014-2016 гг. Таким образом, для украинцев европейская интеграция является не ситуативным выбором, а постоянной ценностью.

Рост общественной активности

В октябре 2015 года 41% украинцев сообщили о росте готовности к пожертвованиям на протяжении последних двух лет (по сравнению с 12%, сообщивших о снижении готовности), 33% украинцев сообщили о росте готовности защищать свои права, свободу и достоинство (по сравнению с 8% тех, чья готовность снизилась), 22% сообщили о росте готовности заниматься волонтерской деятельностью в вопросах местной общины (по сравнению с 12%), 18% сообщили о росте готовности стать членом организации гражданского общества (по сравнению с 12%).

Благотворительные взносы в 2012 году сделали 23% украинцев, в сравнении с 41%, сделавших это в 2014 году, и 47% в 2015. Такой рост особенно значителен, учитывая обеднение населения, описанное во введении к статье. В то же время рост доли волонтеров в последние 5 годы не был настолько значительным: на протяжении года накануне опроса в 2012 году волонтерской деятельностью занималось 10%, а в 2015 – 13%.

Однако, когда вместо вопроса о "волонтерстве" (это достаточно новый термин для Украины, часто связанный в сознании людей в основном с поддержкой армии), мы спросили: "Использовали ли Вы свободное время для помощи другим или для социально важной деятельности?", 54% городских жителей подтвердили, что делали это в 2011 году, по сравнению с 69% в 2014 году. Согласно обоим вышеупомянутым опросам, доля волонтеров/тех, кто использует свободное время для помощи другим или для социально важной деятельности, является наивысшей среди молодежи в возрасте моложе 30 лет.

К сожалению, общественная деятельность украинцев обычно ограничивается пожертвованием средств для помощи армии и уязвимых групп. В частности, 65% тех, кто жертвовал средства и/или занимались волонтерством, делали это для украинской армии, тогда как другие занимались преимущественно помощью уязвимым группам населения[12]. Участие в общественной активности как инструмент общественного взаимодействия с органами власти в 2016 году снизилось: 20% городских жителей участвовали по крайней мере в одном виде деятельности (отмеченных на Рисунке 1) в 2013 году в сравнении с 14% в 2016 году[14]. Однако существует огромный потенциал для роста участия граждан в таких видах деятельности. Заинтересованность всеми видами деятельности в списке Рисунка 1 значительно выросла – от всего лишь 26% населения, заинтересованного по крайней мере в одном виде деятельности, в 2013 году до 48% в 2015 году. Более того, доля тех, кто хотел бы узнать больше по крайней мере об одном из инструментов взаимодействия с органами власти, выросла с 26% в 2013 году до 31% в 2016 году.

Рисунок 1. Участие и заинтересованность в общественной деятельности как инструменте общественного взаимодействия с органами власти

Источник: Исследование общественного мнения c целью оценки изменений осведомленности граждан об общественных организациях и их деятельности, проведенное GfK Ukraine для UNITER project/Pact Inc. в апреле 2013 года и апреле 2016 года, выборка репрезентативна населению городов с более 100 тыс. жителей и составляет N=1200 в 2013 и N=794 в 2016 году (общая выборка в 2016 была национально репрезентативной и составляла 2000 респондентов, выборка в 794 была выделена для сравнения с данными за 2013 год).

Рост доверия

Доверие к согражданам выросло с 45% в 2013 году до 52% в 2015 году. Что касается социальных институтов, наибольший уровень доверия оказан волонтерам (59% в 2015), церкви (50%), армии (22% в 2013 против 41% в 2015) и общественным организациям (18% в 2013 против 34% в 2015). "Волонтеров" добавили в список социальных институтов только в 2015 году, учитывая масштабное участие людей в помощи армии через волонтеров. По состоянию на сентябрь 2014 года, 30% населения Украины помогало армии посредством волонтеров.

Доверие к СМИ снизилось с 37% в 2013 году до 19% в 2015 году, но это можно рассматривать и как позитивную тенденцию, которая отражает все большее осознание того, что владельцы основных телеканалов имеют политические обязательства и могут создавать искаженную информацию, – телевидение остается основным источником новостей и информации о происходящих событиях для большинства украинцев.

В 2016 году доверие к органам власти остается низким, хотя оно выше, чем в 2013 году, до начала Революции достоинства. Данные проиллюстрированы на Рисунке 2: 23% украинцев доверяли органам местной власти в июне 2016 года (в сравнении с 16% в сентябре 2013 года), 16% доверяли президенту (в сравнении с 14% в 2013, однако доверие к бывшему президенту Виктору Януковичу составляло 2% в марте 2014 года после его побега), 10% доверяли каждой из трех ветвей власти, Верховной Раде, Кабинету министров и судам (в сравнении с 5%, 8% и 7% в 2013 году, соответственно, рост последнего показателя может объясняться принятием 2 июня 2016 года нового закона о судебной реформе, поскольку в марте 2016 года уровень доверия составлял все еще 6%).

Рисунок 2. Доля населения, которое доверяет органам власти

Источник: Данные за 2013 – по результатам регулярного ежемесячного опроса GfK Ukraine "Омнибус". Данные за 2016 год взяты из Национального исследования общественного мнения для Проекта USAID "Справедливое правосудие", проведенного GfK Ukraine.

Хотя нынешний президент Петр Порошенко, избранный в мае 2014 года, является единственным президентом в истории Украины, которого избрали в первом же раунде большинство избирателей (55%), за прошедшие два года доверие к нему значительно снизилось. Это обычное явление для всех пяти президентов, которые были избраны на протяжении 25 лет независимости Украины.

Независимо от экономических условий во время президентства, украинцы достаточно быстро теряли доверие к президентам: Леониду Кравчуку, первому президенту независимой Украины, перед его отставкой в 1994 году доверяли 16%, второму президенту Леониду Кучме перед завершением полномочий в 2004 году, доверяли 15%, а Виктору Ющенко, избранному после Оранжевой революции, перед окончанием срока в 2010 году доверяли 19%. Как отмечено выше, Виктору Януковичу после Революции достоинства доверяли всего лишь 2%.

Падение электоральной активности

Патриотизм и общественная активность не трансформировались в политическую активность – явка избирателей была несколько ниже на всех выборах, которые состоялись в 2014-2015 гг. (президентских, парламентских и местных), чем в 2010-2012 гг. Согласно данным Центральной избирательной комиссии, явка избирателей составила 66,7% в первом раунде президентских выборов в 2010 году по сравнению с 60,2% в 2014; на парламентских выборах 2012 года явка равнялась 57,9% в отличие от 52,4% в 2014 году, а на местных выборах – 48,7% в 2010 в отличие от 46,5% в 2015 году. Наиболее значительным падение явки на парламентских выборах оказалось среди населения в возрасте 18-29 лет (19% в 2012 году в сравнении с 17% в 2014 году) и возрасте 60+ (27% и 25% соответственно). Падение явки среди людей в возрасте 60+ можно объяснить неучастием в выборах политических партий и кандидатов, которых эта группа активно поддерживала раньше, в частности, Партии регионов во главе с бывшим президентом Виктором Януковичем и Коммунистической партии. Падение явки среди молодежи является долговременной тенденцией, которая наблюдается с 2006 года, когда 57% этой группы проголосовали на парламентских выборах. В 2012 году их было уже 47%, а в 2014 году – 35%. В то же время молодежь является наиболее образованной возрастной категорией: 54% молодежи имеет высшее или незаконченное высшее образование в сравнении с 40% среди всего населения и в меньшей степени использует телевидение как источник информации, чем остальное население (77% против 87%), чаще отдает предпочтение интернету как источнику информации, чем население в целом (57% пользуется интернет-сайтами и 34% пользуется социальными медиа в сравнении с 35% и 20% всего населения соответственно).

Выводы

Несмотря на продолжающиеся войну и экономический кризис, украинцы демонстрируют более высокий уровень патриотизма, оптимизма, гражданской ответственности и гражданской активности в 2014-2016 гг. по сравнению с предвоенным периодом. Однако гражданская активность не трансформировалась в политическую активность – низкая явка на выборах (особенно среди людей в возрасте 18-29 лет, составляющих наиболее активную и образованную категорию) и голосование в соответствии с популистской телерекламой или за "подарки" в обмен на "правильное" голосование являются важными факторами медленной замены политической элиты и медленного темпа прогрессивных реформ. Трансформации повышенной гражданской ответственности в политическую ответственность можно достичь с помощью облегчения взаимодействия граждан с органами власти. В этой сфере существует чрезвычайно мощный потенциал роста участия граждан: 48% населения крупных городов было заинтересовано в разнообразных инструментах влияния на органы власти в апреле 2016 года (по сравнению с 26% в 2013 году), тогда как только 14% принимали участие в такой деятельности (Рисунок 1).

Украинцы могут научиться пользоваться разными инструментами влияния на органы власти или улучшения условий жизни в местных общинах вследствие децентрализации или коммунальных реформ путем взятия ответственности за управление местными делами, в частности, в многоквартирных домах. Опыт применения инструментов общественного контроля за местной властью, объединениями домовладельцев, компаниями по управлению домами может стимулировать контроль избирателей и за центральными органами власти, в частности, через сознательное участие в выборах. Рост проникновения интернета может стимулировать развитие независимых СМИ и способствовать распространению практики голосования на основе анализа информации о достижениях кандидатов и их программ, представленных в независимых СМИ.

Место:
Наши блоги