УкрРус

"Навстречу - дэнээровцы и бомжи, смотрят заинтересованно: не ограбить ли"

  • Донецк.
    1/5
    Донецк.| © Фото ВКонтакте

Кто сейчас остается в Донецке? Боюсь, большинство сограждан ответят на этот вопрос так: пособники оккупантов, активисты "ДНР", сепаратисты. Возможно, если они послушают рассказы моих земляков из горячей точки, произойдут некоторые изменения в их представлениях и отношении к донетчанам.

Кто-то из остающихся на захваченной территории сейчас создает бесплатные столовые для брошенных стариков, кто-то делится последним, развозит гуманитарку под непрерывным огнем.

Юля. Успеть помочь.

- Звонок. 6:30 утра. Дрожащий старческий голос "Вы можете помочь?" Плачет... - начинает рассказ волонтер и общественный активист 27-летняя Юля, для которой уехать - равносильно: совершить побег, предать, сделать подлость.

Она спрашивает: "Как думаете, освободят нас ко Дню Независимости?"...И сама же отвечает: "Я вчера осознала, что не освободят".

- В телефонной трубке слышатся взрывы... - продолжает Юля. - Около 30-ти стариков на ул. Бирюзова остались без еды и воды. Дома 53, 54, 55, 56. Есть лежачие, одинокие. Мы с нашими волонтерами дождались, когда наступит затишье, отвезли еду. Те, кто сам смог выйти на улицу встали в очередь, плачут, руки трясутся и без умолку шепчут: "Спасибо, спасибо, спасибо...". Мне было стыдно. Я не смогла найти слова успокоить людей, поддержать. Улица Бирюзова - крайняя, дальше поля и украинские войска. Улица аккурат стоит на линии огня. Бирюзово 1 и Бирюзово 2 - это окраина города, сразу за Петровкой , крайний рубеж . В окнах стекла повыбивало, в один из домов позавчера снаряд попал. Всё время что мы там были, по улице проезжали ДНР-цы с винтовками, выставленными в окна машин. Из плохого, в Петровский район (где идут бои и 20 одиноких стариков сегодня ждали обеды) нас не пустили. Машину развернули на блокпосту - посыпался Град. Попробуем завтра прорваться. А в Горловке в колонии в день на 1 заключенного выдают 1 литр воды... Если это затянется, ситуация дальше будет уходить в углубляющуюся воронку, засасывающую.

Марина. Сделаю маникюр.

- Гупает так.. стены трясутся... Когда ракеты над домом гудят, дом - ходором. Если ночь спала спокойно - это подарок судьбы, - 30-летняя сотрудница научного института Марина отправила маленького сына с мамой на дачу - в Славянск, там теперь безопаснее. Живет на проспекте Киевском, в одном из самых опасных районов. Марина не имеет мужчин в семье, родственники только в России. Ехать туда не хочет - прочла в соцсетях, что к беженцам относятся плохо.

- В пятницу ехала с работы в троллейбусе: 5 человек и женщина водитель. Стреляют. Дядька говорит: не бойтесь, это наши с "градов" - с 5 участка в сторону Топаза (завода в Куйбышевском районе). Но стреляет и украинская армия: например, на Тренева, там же военная часть, в которой сидят ДНРовцы - вот по ним стреляют. Рядом несколько жилых домов задеты, 4 квартиры выбило, люди погибли.

Выехать все еще можно через Южный автовокзал, а жд вокзал не работает, Западный автовокзал уничтожен полностью.

В четверг обстреляли центр, людей убило просто на остановке - раньше там было спокойно. В Донецке есть еще районы, где можно жить - Донской, Цветочный - те, что ближе к Макеевке. А Трудовские обстреливают, Текстильщик тоже.

Град отличается частотой взрывов, а еще бывают такие бомбы - хлопок, а потом шипение. Но нам все равно - чьи ракеты нас убьют. Мы ни за красных, ни за белых - мы за свою жизнь. Умом понимаю: оставаться нельзя, но куда денешься? Я заклеила дома окна - крест на крест, скотчем, чтоб не убило осколком.

Мы на четырехдневке, но пока работа есть, почти половина отдела на местах. Деньги на карточку начисляют, а снять нельзя. Сотрудник снял деньги с карточки в Сбербанке России за 2 %. Но ничего, я пока коплю - потом перееду куда-то, там сниму. Я умею экономить, доедаю запасы, донашиваю.

Иду на работу, нарядная, с сумочкой. Навстречу - только ДНРовцы. Или бомжи. Смотрят заинтересованно - не ограбить ли. В моем доме только бабушки притаились. В округе открыт один "АТБ", там только рис и гречка.

Сегодня пойду на маникюр - 55 гривен всего, а настроение улучшается, есть работающая парикмахерская в нашем районе.

О нас пишут, что мы работать не хотим, падаем на хвост - вот мы и работаем, чтобы на шее не сидеть. А некоторые переезжают в Славянск, Доброполье - там Украина. И в Мариуполь можно. Но там квартиры подорожали уже из-за беженцев до 10 тысяч гривен.

Розалия Иосифовна. Ночью страшнее

- Ходила в паркинг вчера, на надувные матрасы, - говорит 74-летняя пенсионерка Розалия Иосифовна живет в центре Донецка, в одном дворе с "домом Саши Януковича" (строящийся и сейчас элитный новострой на ул.Университетской). У нее есть внук, который ее навещает, но живет отдельно.

- В паркинг "Сашиного дома" нас охрана пускает, вместо бомбоубежища, но там сыро, холодно. Человек 20 там отсиживалось. Но мы с соседкой решили, что это не для нас. Туда надо в валенках и в шубе идти. Уже буду у себя в доме. Что бы там ни случилось.

Днем страшно, а ночью страшнее. Уничтожают наш город потихонечку. Говорят, в храм попали снарядом в поселке Стройдеталь (на границе с Макеевкой). Аэропорт тоже жалко - как поднялись руки на такую красоту? В стоматологии все разрушено. На улице Люксембург пострадали несколько домов. Квартира моей свахи зависла на сваях - подъезда нет, лестничной клетки нет, но дом стоит.

Возле "Москвы" (гастронома) человеку отрезало руку, ранило проректора ДПИ, убило какого-то студента. Внук сказал: по ТВ Украина передаёт, что у нас на окраинных районах уже Украина, а ничего такого и близко нет.

Людей в городе почти нет. Вернее - прячутся, и ДНРовцы тоже куда-то прячутся. Магазины в центре многие работают, там встречаются загорелые люди. Видно, что уехали, думали на курорте переждать, а деньги закончились - вот они и вернулись. В самый разгар.

Люди винят всех, а я в эти разговоры не влажу. Внук у себя в квартире - у него собака, шиншиллу кто-то подбросил, вторую собаку оставил сослуживец - дорогая какая-то порода, еще черепаху и попугая ему дали. Спрашивается: "Оно тебе надо?", а мой не смог отказать. И теперь гвоорит: "Ну куда я с ними уеду?".

Энрике Менендес. Родился во второй раз.

32-летний бизнесмен Энрике - единственный, кто разрешил назвать его имя. Он один из создателей группы "Ответственные граждане". На днях с единомышленниками отвез продукты в Моспино, отдаленный район, где проходит линия фронта. Там люди живут без еды и воды, в подвалах.

14 августа попал под обстрел. Снаряды задели торговые центры - высотки "Планету" и "Грин-плазу", на 7 этаже которой у Энрике находится офис.

- В районе 11 с расстоянием 5-10 секунд, похоже на миномет или гаубицу... - вспоминает свое второе рождение. - Я зашел в офис распечатать несколько листов с надписью "Дети", потому что наши ребята вывозили в Мариуполь двух мам с детьми (одна из них была еще и беременна). Едва успел выпить стакан воды, как прозвучал сначала один взрыв, а потом другой. Звук ужасно громкий. 22-этажное здание зашаталось. Столб пыли увидел в окно. Сразу выбежал в коридор. Как стоял - с чашкой в руке и телефоном, упал на пол между несущими стенами, думал - будут взрывы еще. Звонок: "О, чувак, кажется к тебе прилетело. Ты где? Главное лифтом не пользуйся". Когда стихло, начал уходить вниз, увидел, что люди забираются в паркинг, а охранник абсолютно без страха стоит и смотрит вверх, считая поврежденные окна.

Первая реакция - адреналиновый шок, а спустя 30 мин появляется мандраж. Начали трястись руки: "Я живой!" Страх, что ли? Понимаешь, что какие-то метры отделяли от смерти. Позже посмотрел: по фасаду от меня до места попадания примерно 10 метров – плёвое расстояние для разброса осколков.

Уезжая, видел машину, которую вынесло на тротуар, и убитого мужчину на перекрестке у гастронома "Москва".

Это очень странная война. Приезжает самоходка, стреляет в украинскую армию из жилого квартала, и быстро уезжает, а когда в ответ стреляет украинская армия, страдают обычные люди - считаю, что это бесчеловечно.

Во время обстрела центра Донецка в минувший четверг 3 мирных жителя были убиты, 10 получили ранения. За минувшие сутки погибли десять мирных жителей, 8 ранены.

Наши блоги