УкрРус

Возвращенцы

  • Возвращенцы

В Луганск, несмотря на продолжающуюся войну, начали возвращаться жители. Причины разные: кто-то не сумел найти себя "на чужбине", другие поддались на обещания социального рая от "ЛНР", иные – испугавшись слухов, что оставленные беженцами квартиры будут национализировать ЛНРовцы…

"Обозреватель" поговорил с луганчанами, вернувшимися в родной город с начала сентября.

Алексей, 26 лет, работник ГСЧС (Государственной службы Украины по чрезвычайным ситуациям).

- Я уехал из Луганска в середине июля, когда начался сильный обстрел города. Выехал в Ровеньки, к сестре и ее мужу. Да, там тоже неспокойно, стреляли, но ополченцы жестко контролировали город.

Мне, по большому счету, все равно, кто будет править, главное, чтобы войны не было.

Я добирался на маршрутке, по дороге проехали 4 блокпоста украинских и один – ополченцев. Везде посмотрели паспорта, прописку. Ни в армию, ни в ополчение забирать не собирались (хотя меня многие пугали), только документы проверяли. В принципе, быстро, минут по 10 на каждом блокпосту.

Мне позвонил начальник с работы, еще 30 августа, и попросил с пятого числа (сентября – авт.) выйти. Люди нужны, оставшиеся парни не справляются, тем более в этих условиях.

Конечно, есть небольшой страх, скорее, опасения, но все равно все это время хотелось вернуться: в Луганске у меня родители, мать с отцом. Буду работать. Когда уезжал в Ровеньки, брал отпуск за свой счет, теперь пора возвращаться.

Разрушения у нас, на Жукова (один из восточных кварталов Луганска – авт.), в принципе, небольшие. Наконец-то увидел родителей. Поговорил с ними, с соседями.

Какие настроения? Ждут, что скоро война кончится.

Татьяна, 42 года, работница районного управления Пенсионного фонда Украины в Ленинском районе Луганска.

- Мы изначально ехали в Киев, чтобы "пересидеть" там обстрелы, думали, что все через неделю-две закончится. Нам постоянно рассказывали, что войска взяли Луганск в кольцо, и вот-вот город освободят.

В итоге, в столице пробыли почти два месяца. Жили у знакомых, в пригороде Киева. Муж устроился прорабом на стройку, я пошла администратором в парикмахерскую. Дочь уехала раньше нас, они вместе с двумя ее одногруппницами снимают квартиру в Киеве. Она осталась, сказала, что не хочет возвращаться в Луганск.

Вообще, мы заметили, что молодежь воспринимает войну не только как бедствие и ужас, но и как шанс уехать из Луганска, перебраться в крупные города. Сейчас дочь устроилась работать официанткой.

Почему вернулись в Луганск? Жить в Киеве очень дорого, зарплаты бы нам хватило только на съем жилья и пропитание. Да мы и не планировали оставаться, хотели просто "отсидеться". Тем более, все это время дома оставалась моя мама, мы не могли с ней связаться, просили знакомых заезжать к ней, узнавать.

Она сама говорит, что за это время очень сблизилась с нашими соседями, они практически стали одной семьей – вся улица. По вечерам они сидят на лавочках, разговаривают, даже песни поют. Горе и трудности действительно сближают.

Что будем делать здесь? Ждать, когда дадут электричество, надеюсь, наша работа восстановится. Сейчас очень трудно с деньгами, их осталось очень мало, надеемся на гуманитарную помощь, будем искать хоть какой-то заработок.

фото: РИА

Валерий и Елена, экспедитор и менеджер по продажам, 38 и 33 года.

Нас не было в Луганске почти три месяца: сначала жили в Харькове, у брата Валерия, потом – в Днепропетровске, снимали "однушку". Уехали после штурма погранзаставы у нас на Мирном (боевики безуспешно штурмовали ее почти двое суток, 2-3 июня, но удерживавшим территорию украинским пограничникам пришлось уйти – так и не пришло подкрепление – авт.).

Нормальную работу найти мы не смогли, перебивались временными, заработками от раза к разу: Валера подрабатывал охранником, я (Елена) стажировалась в колл-центре крупного украинского банка, кассиром в супермаркете.

Еще большая проблема в том, что у Валерия в Луганске остался тяжелобольной отец, ему необходимы лекарства, которых в практически осажденном городе нет. Я ездила несколько раз, привозила ампулы, ставила ему уколы.

В итоге, мы решили, что скитаться по Украине смысла нет, и поехали обратно в Луганск. Тем более, сыну нужно было идти в школу (во второй класс). Да, постоянные обстрелы, и отпускать было страшно…

Но поймите: сидеть без денег и перспектив в чужом городе, ждать чуда, к тому же, когда страдает близкий человек, которому можешь помочь – невыносимо. Поэтому и вернулись.

Тем более, эти слухи, что квартиры тех, кто уехал, будут забирать "ЛНР", национализировать, как они говорят… Терять квартиру никак нельзя.

К первому сентября не успели, Валере выдали зарплату только 31 августа. Добрались без особых приключений, пустили нас в город нормально, проверили только на блокпостах паспорта. Сейчас Димка ходит в школу (одну из шести открывшихся в городе по "приказу ЛНР" – СШ №60 – авт.).

Что дальше? Ждем, когда вернут электричество, воду. Мою фирму директор закрыл, переехал в Киев, буду искать работу. Валера поговорил со своим начальником, тот пока не знает, что будет с бизнесом. Пока все ждем.

Тамара Анатольевна, пенсионерка, 68 лет

Лучше и не спрашивайте! Столько натерпелись за это лето, что и передать невозможно. Я не хотела уезжать, но сын настоял, отвез меня к родне в Воронежскую область. Там переживала, как тут наша квартира (на квартале Комарова, восток Луганска – авт.). Слышала, что сильно бомбят восточные квартала…

Слава Богу, приехала – дом целый, только на первом и втором этажах выбило окна.

Я очень рада, что вернулась. Убьют, так убьют, значит, судьба такая. Но все равно дома лучше.

Через российскую границу пропустили без проблем, на украинской продержали недолго, около получаса. Меня везла племянница, на своей машине, доехали хорошо.

Да, стреляют еще, но в последние три дня уже не так сильно, и по звуку слышно, что где-то там, в Камброде, может, Металлисте. У нас, тьфу-тьфу-тьфу, достаточно тихо.

Я уже привыкла занимать очередь за водой, ездить по утрам в зеленых (с бесплатным проездом – авт.) маршрутках за продуктами на рынок. Сложно, конечно. Но мы много времени проводим вместе с соседями, моими знакомыми. Живем, что еще делать?

Слышала, обещали скоро дать свет и воду, сделать их бесплатными… Ждем.

Сын с женой тоже обещали вернуться, как мир наступит.

Наши блоги