УкрРус

История преодоления: женщина перенесла 3 операции и 4 ЭКО, чтобы стать мамой

  • Инна Земляная стала матерью после 15 лет бесплодия
    Инна Земляная стала матерью после 15 лет бесплодия

Выйдя замуж за любимого, киевлянка Инна Земляная не сомневалась, что скоро у них появятся дети – как в каждой счастливой семье. Но прошло целых 15 лет, прежде чем ее желание стать мамой осуществилось. И дорога к материнству оказалась очень тернистой. Инна рассказала "Обозревателю", как боролась за главную мечту своей жизни.

Женские неприятности

С будущим мужем Инна познакомилась на журфаке Киев­ского университета. После диплома жених, Володя, получил распределение в Днепропетровск, а девушка, которая училась двумя курсами младше, осталась доучиваться и ждать, когда сможет поехать к любимому.

Как-то зимой, в оттепель, она вышла на улицу в колготках и легких сапожках, а к вечеру сильно похолодало, и по дороге домой Инна здорово промерзла. Через пару месяцев почувствовала тянущие боли внизу живота. Гинеколог в студенческой поликлинике поставила диагноз "воспаление придатков". К лечению студентка отнеслась довольно легкомысленно, но все же попринимала назначенные врачом таблетки и забыла об этом.

Инна с детьми и подругой

Дальше все шло по намеченному плану: Инна переехала к жениху в Днепропетровск, сыграли свадьбу. Володя успешно делал карьеру в городских газетах, Инна тоже нашла работу. Детей планировали, но чуть погодя.

Когда Инне исполнилось 23, "женские неприятности" напомнили о себе болями, тошнотой и слабостью. На приеме у врача она услышала пугающий диагноз: внематочная беремен­ность. Чуть ли не прямо из кабинета ее отпра­вили в операционную. После наркоза Инна пришла в себя уже без одной маточной трубы. Правда, врачи обнадежили: год предохра­няйтесь — и потом сможете за­чать.

Но Инна, конечно, беспокоилась. Съездила в село под Днепропетровском, к бабке-целительнице, которая многих вылечила от бесплодия. Отстояв очередь перед хатой целительницы, легла на лавку. Старушка ткнула костлявым паль­цем левее пупка и вынесла приговор: "Девонька, правой трубы у тебя нет, а левая не работает. Не ходи по докторам, детей у тебя не будет".

"Хочу такой животик"

От целительницы вышла, давясь слезами. Муж утешал: зачем верить какой-то бабке, специалисты ведь сказали, что все будет хо­рошо. Подруга, гадалка-любительница, посмотрела на Иннину ладонь и объявила: "Я вижу двоих детей, но они у тебя появятся только после тридцати". Но Инна решила относиться к предсказаниям скептически и забеременеть всем болезням назло.

Следующие восемь лет они с мужем провели в клиниках. Массаж матки, спринцевание травяными настоями, уколы рассасывающих препаратов. Потом у обоих супругов обнаружили инфекцию, прописали антибиотики. Когда у Инны стала болеть пе­чень, а язык потемнел, она сказала себе: хватит. Надо искать другой путь.

Клиники, занимавшиеся искусственным оплодотворением, в те годы были только в Киеве. Не хотелось бросать насиженное место в Днепропетровске, но Инна понимала, что ради воплощения мечты о детях это не такая уж большая жертва. С помощью друзей супруги Земляные нашли работу в Киеве, продали жилье в Днепре, взяли кредит, купили квартиру в столице, и как только немного обустроились, снова сосредоточились на главной цели.

Дети стали для Инны идеей фикс. Ей уже исполнилось 30, биологические часы тикали.

"Когда на улице дети кричали: "Мама!", - у меня сжималось сердце. Было страшно: а вдруг я никогда не услышу это­го слова, обращенного ко мне? Я замеча­ла в толпе всех беременных и шептала мужу, что тоже хочу такой животик. Дошло до того, что мои подруги и со­трудницы, забеременев, не торопились мне об этом сообщать. Наверное, боялись, что моя зависть им повредит. И от­части были правы. Ведь я всегда считала, что семья без детей — это неполноценная семья. И все женщины так думают, я в этом уверена. Просто не все признаются. Многие заци­кливаются на работе, карьере, многие про­сто смиряются. Но я смиряться не соби­ралась".

Под покровительством святого Николая

Друзья посоветовали супругам Земляным обратиться в Институт репродуктивной ме­дицины под руководством профессора Дахно. Инна впервые попала на прием к своему врачу, Вере Юрьевне, 19 декабря, в день Святого Николая. Счастливый день!

Ее и мужа осмот­рели, сделали необходимые анализы, на­значили Инне курс гормональной стимуля­ции. Три недели она пила таблетки и колола гормоны, после че­го врачи под общим наркозом сделали пункцию фолликулов, взяли две яйцеклет­ки и соединили в пробирке со спермой мужа. На третий день оплодотворенную яйце­клетку ввели в матку... И пришлось ждать 2 недели, чтобы узнать, получилось или нет.

Антон и София - близнецы

"Все это время, взяв больничный, я лежа­ла на диване и вышивала, прерываясь только для того, чтобы приготовить мужу ужин. Я и раньше умела вышивать крести­ком, но все руки не доходили. А тут, чтобы хоть как-то успокоиться, выши­ла идиллическую картинку: корова, на ней — коза, на ней — свинья, на ней — петух, а сверху — мышонок. Эта картинка до сих пор жива, она напомина­ет мне о первой попытке".

14 дней Инна прислушивалась к себе, изме­ряла температуру, ощупывала грудь. Через две недели тест на беременность дал поло­жительный результат. Но почти сразу же появились кровянистые выделения. После осмотра врач огорченно заключила: если и была беременность, то теперь ее уже нет. И направила Инну на вакуумную чистку.

После процедуры состояние женщи­ны стало резко ухудшаться: тошнота, боли в животе. Подозревали панкреатит. И только когда боль стала невыносимой, опытная врач придави­ла ей живот (Инна невольно вскрикнула) и ре­шительно объявила: "Здесь внематочная! Немедленно в операционную!"

"Как внематочная? Мне же делали ис­кусственное оплодотворение!" — слабо за­протестовала Инна... и упала в обморок. Пришла в себя в реанимации, со свежим шрамом поверх старого, десятилетней давности. Потеряла много крови, перенесла несколько переливаний.

Вышла из больницы худая и блед­но-желтая. Но лишь чуть-чуть оправившись, пошла на вто­рое оплодотворение. Ведь теперь труб уже не было, а значит, риск внематочной бе­ременности нулевой. Знакомые говорили: "Сумасшедшая, остановись, ты себя убиваешь. Усынови ребенка из детдома!". Инна слушала, кивала, но сердцем не готова была при­нять чужого малыша. Верила, что должна выносить и родить сама.

Инна с мужем и друзьями

Во второй раз яйцеклетка не прижи­лась, и в тот же месяц она явилась на третью процедуру. Через положенный срок анализ крови показал позитивный результат. А еще через неделю врачи сообщили: плод снова не за­держался в матке, умудрился пролезть в крошечный, сантиметровый остаток правой трубы, "культю", которую хирур­ги сохранили ради поддержания гормо­нального уровня. На сей раз операцию удалось провести щадящим лапароскопи­ческим методом, так что на животе появился не очередной шрам, а три дырочки.

Святые места и молитвы

После третьей неудачи Инна поговорила с мужем. Они, конечно, и раньше обсуждали будущее, и каждый раз Володя успока­ивал жену: "У нас обязательно все полу­чится, не переживай". Без его поддержки ей вряд ли удалось бы пройти через все испытания.

После третьей операции он сказал: "Все будет так, как ты захочешь. Пока у те­бя есть желание и силы, мы будем пы­таться".

К тому времени они уже выложи­ли кругленькую сумму. Семейный бюджет не выдерживал, приходилось перехватывать "до зарплаты". Первое оплодотворение вместе с курсом гормо­нальной стимуляции обошлось примерно в 1200 долларов, следующие стоили чуть дешевле. Но отсутствие денег на новые наряды уж точно не могло остановить Инну.

"Я как-то спросила медсестру из Института репродукции, какое максимальное количест­во попыток делали пациентки, прежде чем забеременеть. Она вспомнила одну женщину, которая сделала 14 процедур. И я ре­шила, что раньше, чем на 14-й попытке, не сдамся".

Знакомый посоветовал ей народного целителя, который якобы умел снимать порчу. Тот, выслу­шав Инну, сказал, что кто-то из предков по ма­теринской линии совершил грех, за который она теперь расплачивается, и добавил, что хорошо бы отправиться по свя­тым местам.

Купили путев­ку в Израиль. Инна объехала все христи­анские храмы, преклоняла колени перед всеми святынями и со слезами просила Бога помочь ей стать матерью.

То ли ее молитвы были услышаны, то ли повлиял благодатный израильский климат, но четвертая попытка удалась.

9 месяцев счастья

"В этот раз я не стала лежать на диване, прислушиваясь к своим ощущениям. Я вспомнила разговор двух жен­щин в клинике: одна рассказывала, как старательно береглась после оплодотворе­ния, а вторая сказала, что на следующий день после процедуры выплясывала на свадьбе, и тем не менее плод прекрасно прижился. Я решила: на все воля божья. В начале декабря у мужа день рождения, к нам приходили гости, я весь день про­стояла у плиты, устала... Но почему-то была спокойна и в хорошем настрое­нии. Тест на беременность показал двой­ную полоску. А через пару недель на УЗИ врачи увидели в моей матке два плодных яйца. И спросили: "Ну что, дво­их с тебя хватит?"

Когда я сообщила мужу, что у нас бу­дут близнецы, он некоторое время стоял, словно в ступоре. Лицо нервно подергива­лось. Он просто не мог поверить, что это наконец произошло. И только когда я ска­зала ему: "Да улыбнись, уже можно!" — он расплылся в улыбке и кинулся целовать меня".

Эти девять месяцев стали самым счастли­вым временем в ее жизни. Она любовалась собой в зеркале, ее не огорчали ни пигментные пятна на лице, ни лишние килограммы, появившиеся из-за гормональной сти­муляции. Инна заплакала от счастья, услышав первое движение в животе — "словно цыпленочек проклевывается". А вскоре на УЗИ ей сказа­ли, что близнецы разнополые. Она всегда хотела иметь мальчика и девочку, но о та­кой удаче даже не мечтала.

Когда настал кульминационный момент, Во­лодя был в отъезде, навещал мать.

"У ме­ня было предчувствие, что скоро начнутся роды. Но муж сказал: да ну, ведь всего 37 недель, они меня дождутся".

Почувствовав схватки, Инна не могла поверить, что все происходит на самом деле: "Неужели я увижу детей?!" Неверной рукой нашарила телефон. На том конце провода подруга, уронив трубку, закричала мужу: "Валера, вставай, у Инки воды ото­шли!" Друзья примчались за ней на своей машине, в роддоме уже ждал врач. Сделали кесарево сечение. Очнув­шись после наркоза, Инна взяла на руки два спеленатых комочка и разрыдалась.

Дети как чудо

Сейчас Антону и Софии четырнадцать лет. Почти все это время Инна провела с ними, лишь на несколько лет вышла на работу, но после кризиса 2008-го снова стала домохозяйкой.

Она старалась не быть слишком тревожной, беспокойной матерью, как могло бы случиться после столь долгого и мучительного пути к материнству. И судя по тому, какими самостоятельными и жизнерадостными выросли дети, воспитание Инне удается прекрасно.

Брат и сестра состоят в скаутской организации "Пласт", причем София – "гурткова", то есть главная в отряде с забавным названием "Скіфські баби". Брат и сестра ездят со своими куренями в походы Карпаты, участвуют в разных скаутских активностях и уже давно чувствуют себя отдельными взрослыми общественными единицами. Антон страстно увлекается рыбалкой, так же, как и Инна; София – большая рукодельница, тоже в маму: вышивает, печет.

Рукоделье Инны и Софии на школьном празднике

"У них появились и собственные увлечения, например, Антон интересуется историей и географией, рассказывает мне вещи, о которых я и не подозревала. Теперь уже не только детям со мной интересно, но и мне с ними. Они уже личности", - радостно делится Инна.

Фактически Инна полностью реализовала себя в детях и ни разу об этом не жалела – благо, Владимир Земляной занимает руководящую позицию на одном из столичных телеканалов и так же прекрасно справляется с ролью кормильца семьи, как и любящего мужа и отца.

В развитие близнецов вложено столько времени и душевных сил, что было бы с их стороны коварством не вырасти хорошими, удачными детьми. Не подвели. Даже сейчас, когда Антон и София уже стали подростками, Инна не испытывает тех проблем, которые знакомы большинству мам тинейджеров.

Инна Земляная давно привыкла к материнству, его повседневной суете и рутине, радостям и огорчениям. Но иногда ее словно озаряет: "Я — самый счастливый человек на свете! У меня есть дети. Это же чудо, божья милость".

Ранее "Обозреватель" рассказывал, как мать троих детей после гибели мужа построила бизнес с нуля.

Наши блоги