УкрРус

Никто кроме нас: армия и АТО глазами десантников

Читати українською
  • Никто кроме нас: армия и АТО глазами десантников
    Личный архив А. Юрченко

По самым скромным подсчетам, за время АТО погибло более 400-х украинских десантников. Они одними из первыми штурмовали оккупированные территории, вместе с другими военными 242 дня удерживали донецкий аэропорт, погибали в "котлах" и кровавых боях за мир и целостность Украины...

"Вот ты знаешь, что такое – ВДВ? Знаешь, что для меня значат голубой берет и купол парашюта? – Не знаешь, да? А чего ж тогда сердилась на меня – "не хочу…не буду…ну и езжай за своими пацанами…" - разговаривает с безмолвной фотографией солдат из 95-й житомирской аэромобильной бригады.

Сейчас он на передовой в АТО – дежурит возле пулемета и листает в телефоне фотографии любимой. Той, которая ждет, но до сих пор не может смириться с его выбором быть военным.

Таких, как он, "маленьких военных" с большими сердцами, на которых строились все победы в необъявленной войне на Донбассе, - сотни и тысячи.

Исповедь солдата

Спустя почти два года с начала АТО у каждого из них, некогда небоевых солдат, есть свое представление о структуре и роли армии в нашем государстве, о будущем высокомобильных десантных войск, о том, кто такие новые украинские офицеры.

"Я не из тех, кто считает, что десантники – это элитное подразделение, а пехота – такое себе, на троечку. Нет плохих войск – есть плохие командиры, которые отдают бестолковые приказы и плохо обращаются с личным составом", - рассказывает Обозревателю тот самый солдат из 95-й бригады.

На нем штатный камуфляж расцветки "армейский пиксель", подаренные волонтерами светло-коричневые берцы НАТОвского образца и выбивающийся из-под кителя неотъемлемый атрибут каждого десантника – застиранный от большой любви тельник "со срочки".

Военный просит не называть его имени – говорит, по ту сторону баррикад у него осталось много родственников, одноклассников и даже сослуживцев: раньше они ели кашу из одного армейского котелка, а теперь оказались на разных полюсах АТО.

"Я всегда хотел быть военным. Служил сначала в одних войсках, потом, после начала АТО, перевелся и подписал контракт в 95-й бригаде. Мы – простые солдаты, обычные украинцы, на глазах которых происходит становление не только новой Украины, но и новой армии. Раньше многие шли в военное дело, чтобы стать в очередь на квартиру и получить еще какие-то преференции от государства. Теперь же, когда армия действительно защищает мирных граждан, не каждый рискнет быть военным", - говорит солдат.

По словам десантника, трудно оценивать, что в материальном и техническом плане поменялось в украинских ВДВ за время АТО. Если, скажем, какое-то новейшее вооружение при наличии госсредств можно быстро приобрести, то с личным составом, включая офицеров, как говорит солдат, еще придется работать.

"Военных, как бы жутко это ни звучало, учат убивать. И каждый из нас проходит несколько рубежей – первый выстрел, первое сновидение, первый погибший товарищ. Если ты можешь справляться с эмоциями внутри себя, не начинаешь пить и ломаться – значит, есть шанс в будущем стать офицером. Но и офицер офицеру рознь. Те, кто сейчас воюет с нами, - такие же мужики, как и мы. Они сохраняют субординацию, но обедают вместе с нами, идут на боевые со своими солдатами и спят там же, где и все. А про тех, кто сидит в высоких кабинетах, мне, простому солдату, нечего сказать. Этих людей нужно менять на тех, кто прошел АТО и умеет общаться с личным составом", - комментирует десантник.

Если заменить хотя бы часть людей из небоевого командование на тех, кто воевал на Донбассе, то у украинской армии, как убежден солдат, может появиться шанс стать полноценной.

"Армия – это сложный организм, и за ним должен быть контроль, как за любой структурой. Вот как в Минюсте пытаются следить даже за самым маленьким клерком, так и в военном деле – все, от солдат до генералов, должны быть честными людьми, которые хорошо знают свое дело. Когда солдаты перестанут сливать солярку, а генералы – воровать деньги на эту солярку, тогда и заживем. А пока – воюем… Причем, сразу на нескольких фронтах", - подытожил солдат.

"Балу" из Днепропетровска

Октябрь 2014 года. Лагерь 25-й воздушно-десантной бригады под Дебальцево Донецкой области.

"Это что, первый раз? Та ладно, не трусись ты, все хорошо будет…сейчас еще парочка ляжет и успокоится" - говорит корреспонденту "Обозревателя" десантник Алексей Юрченко с позывным "Балу". Мы вместе мерзнем в одном из окопов под Дебальцево – сегодня из скромных армейских спальников нас вытащило раскатное эхо реактивных систем залпового огня "Град". Землю разрывают взрывы, но в нашем небольшом, убежище, наверное, только журналисту эта ситуация кажется непривычной.

"Я хочу чаю", - говорит в темном окопе хриплый мужской голос кого-то из военных.

"А я хочу спать", - будто ни в чем не бывало, поддерживает беседу "Балу".

На фото: Алексей "Балу" Юрченко, десантник из 25-й воздушно-десантной бригады. Фото из личного архива героя

Такое утро для него, мобилизованного, но уже ставшего военным, - некогда таможенного менеджера из Днепропетровска, - действительно стало нормой. На войне Алексей с первой волны мобилизации, пошел добровольцем – не смог стоять в стороне после событий на Майдане и аннексии Крыма. Потом втянулся, закрутилось, и вот уже почти два года он служит в ВСУ.

"В 1998-м году я обивал пороги военкоматов – просил, чтобы меня взяли на срочную службу. Но мне тогда отказывали, ссылаясь на неудовлетворительное состояние здоровья. Проблемы с сосудами и давлением и сейчас никуда не ушли, но в АТО меня все-таки согласились мобилизовать. В марте 2014-го в 35 лет я впервые оказался в армии и впервые попал на войну", - рассказывает Алексей.

Он - высокий, статный мужчина с завидной армейской бородой. Если б не знать, что Леша раньше не имел отношения к военному делу, можно было бы запросто подумать, что он – один из бывалых офицеров, которые стерли в казармах не одну пару берц.

Фото из личного архива героя

"На войну меня призывали дважды. Сейчас это уже вторая моя мобилизация. Первый дембель был в марте 2015 года: я вернулся в Днепропетровск вместе с остальными ребятами с первой волны, погулял несколько месяцев на гражданке, даже нашел работу, а потом получил вторую повестку. В августе призывали какой-то процент людей из резерва. Я позвонил своему командиру, спросил, нужен ли, и он мне ответил - приезжай", - рассказывает Алексей спустя год после нашей первой встречи под Дебальцево.

В первой волне мобилизации "Балу", как и сотни других патриотов, здорово понюхал пороха. В составе 25-й бригады он был в ожесточенных боях за поселок Нижняя Крынка, о котором мало писали в прессе, был в окружении под Шахтерском Донецкой области, защищал Авдеевку, стоял в Амвросиевке, Дзержинске, Краматорске и других точках АТО. Вернувшись на передовую во второй раз в августе 2015-го, Алексей уверяет, что разница между первой и нынешними волнами мобилизации более чем ощутима.

Фото из личного архива героя

"Первая волна была самой мотивированной и патриотичной. Люди не знали, что на Донбассе развернется настоящая война, не знали, на что они идут, не знали, какие будут потери, но шли защищать родные земли. Мы научились многим вещам, которые лучше бы не знали в мирной жизни. И это теперь навсегда с нами. Ребята с четвертой волны, которые призвались не так давно, не были в боевых столкновениях. С одной стороны, это даже хорошо, а с другой – сейчас армией можно точно называть только первые три волны – это они держали донецкий аэропорт, были в котлах под Иловайском и Дебальцево", - продолжает Алексей.

Спустя долгие месяцы на войне он, как и остальные военные, пережил свой первый выстрел из автомата, первую контузию, первую мину, которая "легла" совсем рядом, первую потерю боевого товарища. Все эти события стали для "Балу" точкой отправления, однако с профессиональным военным делом Алексей связывать свою жизнь не собирается.

"В 36 лет карьеру военного уже поздно начинать. Я пришел солдатом, сейчас дослужился до младшего сержанта, но мы же понимаем, что, пока я стану офицером пройдет еще не один год, так что эта тема скорее закрытая, чем открытая. Но пока я нужен своей стране и своим ребятам – буду служить", - говорит Юрченко.

Фото из личного архива героя

По словам "Балу", сейчас гораздо проще оценить, как поменялась подготовка личного состава, чем сказать, как изменилось техническое обеспечение украинских десантников. Если не считать новостей Министерства обороны и Генштаба о массовых поставках новой техники и вооружения, в нашей армии за почти два года войны не так уж и много обновок.

По словам десантника, львиную долю медицинского, вещевого и даже технического обеспечения украинских ВДВ на себе тащат волонтеры. В начале АТО они обеспечивали армию брониками и касками, а теперь научились добывать практически все – от берц и термобелья до джипов и тепловизоров.

"Очень много помогали и помогают волонтеры. За это им большое человеческое спасибо! Что касается обеспечения от Генштаба, то в наш и остальные батальоны бригады пришли новые бронетранспортеры – БТР-3 и БТР-4. Гусеничная техника почти вся осталась старых образцов. Огромную помощь, как и раньше, оказывают волонтеры. Проблемы с техникой остались – что-то чиним, что-то стараемся модернизировать. За месяцы на Донбассе мы научились защищать и воевать. Если на экзамене полный магазин автомата на "отлично" забивается патронами за 35 секунд, то в реальном бою это делается гораздо быстрее", - подытожил десантник.

Новая армия

Еще полтора назад 27-летний Юрий Молоков из Южноукраинска Николаевской области не мог представить, что будет иметь отношение к военному делу. Вместе с супругой парень занимался воспитанием маленького ребенка и мечтал получить высшее образование по специальности "технология машиностроения". Все изменилось, когда в апреле 2014 года на украинском Донбассе объявили АТО.

"Не думаю, что в этом плане я какой-то особенный: мобилизовался добровольно, пошел, как и многие другие, защищать свою страну. Распределили в батальон "Феникс" 79-й николаевской аэромобильной бригады, после полигона отправили в сектор М в АТО", - рассказывает Юрий.

На фото: Юрий Молоков, десантник из 79-й аэромобильной бригады.Фото из личного архива героя

В отличие от сотен других мобилизованных солдат, Молоков решил продолжить службу в ВДВ, и совсем скоро планирует подписать контракт. Парень говорит, что за время АТО украинцы научились воевать, так что теперь дело за солдатами – нужно перенимать управление силовыми структурами и реформировать армию.

"Сейчас я учусь в академии в Одессе. За три месяца здесь из меня, некогда гражданского человека, ставшего простым солдатом, должны были сделать офицера. Я исправно учусь, и уже через пару недель будет решаться, получу ли я звание лейтенанта. Многие не понимают меня, но я почему-то верю, что именно из таких людей, как я и мои друзья-военные, должна строиться новая украинская армия", - продолжает Юрий.

Фото из личного архива героя

По словам военного, само понятие Воздушно-десантных войск в Украине сильно нивелировано: в верхушке стоит слишком много тех, кто не нюхал пороха и не знает, что такое уважение к солдатам.

"Конечно, у нас есть очень хорошие командиры – боевые и справедливые. Но есть также немалый процент тех, кто прошел закалку еще в советские времена, и для них ВДВ и армия в целом – это кто-то, кто ниже тебя по званию, и кто-то, кто выше. А ты стоишь между ними: одни орут на тебя, на других – повышаешь голос уже ты сам. Такие моменты нужно искоренять, и заняться этим должны ребята, прошедшие АТО. И тут самым хорошим примером буду не я сам, а те, кто был в донецком аэропорту, в Иловайске, в боевых столкновениях под Луганском и Донецком", - комментирует десантник.

Фото из личного архива

Чтобы мотивировать боевых солдат продолжить службу в ВДВ, кроме хороших командиров в украинской армии должно быть также хорошее материальное обеспечение. По словам десантника, даже в боевых подразделениях часто встречается ржавая, почти непригодная к использованию техника. Да и общая система финансирования в Генштабе и Минобороны работает с перебоями.

"Я не уверен, что Министерство обороны сможет мотивировать ребят служить дальше. У всех есть семьи, свои обязательства, и какой бы ты ни был патриот, за пять копеек, даже при большом желании, работать никто не может себе позволить. Мы уже доказали, что в Украине есть армия, есть люди с гражданки, готовые подписать контракты и честно служить. Но хочется новых норм обеспечения, поведения, чтобы не "затягивали гайки", а было, как в НАТОвских армиях. Очень надеемся на работу волонтерского десанта в МО, которые разрабатывают новые нормы обеспечения и новое украинское снаряжение", - подытожил военный.

Наши блоги