УкрРус

"Там что-то торчит — срезают": опубликован шокирующий отчет о женском обрезании

  • Испуганный ребенок
    В России до сих пор девочкам делают обрезание
    Новая газета

Фонд "Правовая инициатива" представил шокирующий отчет о женском обрезании.

Выдержки из отчета по результатам исследования "Производство калечащих операций на половых органах у девочек в Республике Дагестан" опубликовала "Медиазона".

Исследователи отмечают, что отношение респонденток к операциям на половых органах как к традиции, о которой не принято говорить, существенно затруднило исследовательскую работу как с респондентками, так и с экспертами. Даже если учесть имеющиеся значительно заниженные данные, можно предположить, что обрезанию подверглись десятки тысяч женщин.

"Я срезаю маленькую точечку для того, чтобы сделать девочку мусульманкой", — говорит жительница одного из дагестанских сел Джавгарат (имя изменено) и, утопив ноготь большого пальца в подушечке указательного, показывает, насколько мала отсекаемая часть. И у себя в селе, и в окрестных селах Джавгарат известна как женщина, проводящая процедуру обрезания девочкам. Джавгарат рассказывает о своей работе вполне спокойно, обыденно: "Ко мне с просьбой сделать обрезание приходят не только с нашего села, но и с других сел. Меня все это делать научила моя тетя, она и моей дочке это сделала. Обрезание я делаю девочкам с трех месяцев до десяти лет. Желательно после всего помочиться, так рана быстрее заживает. У нас в селе нет никого, кому не сделали обрезание, если не делать — все осуждают".

В ходе интервью были случаи, когда респондентки — женщины, подвергнувшиеся обрезанию — допускали мысль о том, что уже дочерям или внучкам они не станут делать обрезание. "Мне делали, но сейчас у нас не всем делают. Кто в городе или на равнине, не у всех есть. Но стараемся придерживаться". В редких случаях респондентки сообщали о том, что есть возможность не следовать ритуалу: "Некоторые не делают обрезание", или "Сейчас, кто хочет, тот делает на выбор, раньше было строго обязательно". Такие свидетельства в ходе нашего исследования были единичными, и все они подпадают в категорию "ситуационного сдвига" поведения от общественной нормы, так как главным образом эти мнения высказывали переселенцы на равнину и лица, состоящие в межэтническом браке, то есть люди, которые по тем или иными причинам, видимо, отделились от большой семьи.

Что делают

По результатам исследования в Дагестане можно сказать, что в республике нет единого стандарта, как хирургически должно быть произведено женское обрезание. Варианты и формы операций на половых органах зависят от опыта женщины, их производящей, от желания сельской женщины, приведшей девочку на эту процедуру, и даже от района.

Обрезание преимущественно делают девочкам в раннем детстве в возрасте до трех лет. По словам экспертов-хирургов, в ходе калечащей операции девочкам удаляют клитор полностью или повреждают его. Согласно врачу-гинекологу, "обрезание у каждой нации сделано по-разному: то просто дырку сделают, то что-то обрежут, то насечку сделают". Многие практикующие женское обрезание переходят на его имитацию, то есть пускают кровь, делают царапину, надрез ножом, чтобы вышла кровь. В этих случаях женское обрезание имеет статус инициации и проводится только, чтобы соблюсти ритуал. В то же время имам центральной мечети отметил, "что главное — убить у девочки сексуальное влечение и чувствительность".

Среди типов калечащих операций, встречающихся в Дагестане, можно выделить следующие:

— надрез и пускание крови: "Делали царапину, пускали кровь и все", "Мне делали в детстве, и там ничего почти не обрезали, из-за чего столько разговоров";

— удаление кусочка от клитора: "Впереди острый кончик отрезали, пошла кровь", "Там что-то торчит — срезают", "Одна бабушка ножницами впереди кусочек отрезала";

— удаление клитора и малых половых губ: "Клитор и малые половые губы надрезали и убрали".

Согласно классификации ВОЗ, в Дагестане производится три из четырех основных видов обрезания: Тип I — это частичное или полное удаление клитора; Тип II включает частичное или полное удаление клитора и малых половых губ несовершеннолетнего; и Тип IV — "все иные наносящие вред операции на женских гениталиях в немедицинских целях" — от насечки (в большинстве случаев) до удаления клитора и малых половых губ (встречалось среди андийцев).

Откуда такая практика

Подавляющее большинство респонденток связывают возникновение женского обрезания с приходом ислама. Они воспринимают его как религиозную инициацию ("Обрезание надо сделать девочке, чтобы она стала мусульманкой"; "Обрезание необходимо, чтобы девочка начала молиться"), как обязанность женщины ("Думаю, причин много, но озвучивают как следование религии, женщина должна стать смиреннее, умереннее") и как маркер сопричастности к религиозным ценностям общины ("Кому сделано обрезание, попадут в Рай").

Если принять во внимание территориальный фактор распространения женского обрезания, то становится очевидным, что женское обрезание практикуется теми народами Дагестана, которые позже других приняли ислам. Некоторые эксперты, с которыми проводились интервью, отмечали нерелигиозный характер женского обрезания и воспринимали его как "дикость", не связанную с религией традицию. Другие эксперты соотносят данную практику с местными адатами и этническими традициями. Это указывает на то, что истоки практики женского обрезания необходимо искать в связи с этническими доисламскими обычаями.

Чем это объясняется

В религиозной среде мнения об обязательности женского обрезания противоречивы: не отрицая его возможного религиозного контекста, некоторые, не относящиеся к официальному духовенству имамы, заявили о его ненужности, бесполезности и даже вреде.

Тем не менее, религиозное обоснование практики калечащих операций активно транслируется некоторой частью официального духовенства, считающего, что данная практика отвечает религиозному требованию шафиитского мазхаба. В Дагестане более 90% населения следуют шафиитскому мазхабу. Видимо, логично будет предположить, что требование шафиитского мазхаба будет обязательным для подавляющего количества населения.

Один из опрошенных экспертов сказал о женском обрезании: "Это — суннат ваджиб, оставляя который человек может попасть в грех", и он делается в исламе для "уменьшения бешенства" женщины.

Многие респондентки в регионах заявляли: "Если суннат ваджиб человек не делает, ему за это грех идет. Плохие последствия будут. Это правило шариата"; "Я ничего не возложил на вас, в чем нету пользы для вас, ничего не запретил для вас, от которого нету вреда для вас".

Иными словами, по мнению экспертов и респонденток, которые обосновывают женское обрезание религиозными требованиями, эта практика оберегает женщину от греха, предположительно предотвращает разводы и разврат в обществе через снижение "бешенства" женщин, то есть через регулирование женской сексуальности и предотвращение сексуальных связей, считающихся порочными.

Медицинское обоснование практики женского обрезания не является самостоятельным. И респондентки, и эксперты, в том числе религиозные деятели, отмечали, что снижение "чувствительности" женщин необходимо для сохранения устойчивой семьи и порядка в обществе.

В ходе интервью неоднократно отмечались такие заявления: "Женщина не должна быть развратной. Делать надо, чтобы сберечь порядок в обществе. Все зависит от женщины, на ней ответственность"; "Женщина должна быть смиренна"; "Я без мужа столько прожила и никогда не гуляла"; "Чтобы женщины до брака не гуляли и потом от мужа налево не ходили"; "Чтобы она не гуляла, и не было тяги до созревания"; "Чтобы не гуляли до свадьбы и потом"; "Сохранение девушкой порядочности".

Эти мнения свидетельствуют о том, что оперативное вмешательство и ограничение сексуальности женщин мотивируется морально-этическими установками, которые возлагают на женщину большую ответственность за сохранение и честь семьи как части общества. Напомним, что наше исследование проводилось главным образом в так называемых "традиционных селах", то есть селах, где обычаи являются действующими институтами регулирования социальной жизни. И таким образом, практика женского обрезания имеет и религиозные обоснования (Сунна, шариат, инициация в ислам), и морально-этические установки, диктуемые общинным сознанием. И религиозные деятели, и эксперты, и респондентки указывали на взаимосвязанность этих причин.

Религиозность не всегда предполагает безапелляционный запрет или однозначное разрешение на проведение у девочек и женщин калечащей операции. В свою очередь, подчинение правилам местного сообщества не исключает отказа от женского обрезания, которое стимулируется не только религиозными предписаниями, но и восприятием индивидуумом себя как представителя части общества.

Последствия

Последствия операций связаны со снижением чувствительности и сексуального влечения женщин, которые подверглись этой процедуре. Это подтвердили и респондентки, его практикующие, и эксперты-врачи: "Для этого и делают, что после обрезания не чувствуют".

Ростовский врач акушер-гинеколог сообщил: "Об утрате функций можно говорить, когда девочка вырастет, но повреждение клитора, шрам, открытие, отрезание — все это приводит к утрате чувствительности". Судмедэксперт так же отметил, что женщина не будет получать удовольствие от секса и испытывать оргазм.

Женское обрезание представляет собой психологическую травму. Врач-хирург в экспертном интервью заявил, что "если обрезание происходит без обезболивания, то ребенок не поймет такого вмешательства, и это становится психической проблемой".

Несмотря на то, что женщины, подвергшиеся обрезанию, оправдывали эту практику и выступали за ее сохранение в отношении новых поколений, сама процедура производства операции оставила сильный след в их памяти. Женщины, которые подверглись обрезанию, помнят о боли, стрессе, о непонимании цели повреждения своего тела: "Ужасно больно было, не хочется вспоминать. Родить не смогла, инфекции были, муж развелся"; "Я пришла, рассказала сестрам, они сказали, всем делают, и всем больно бывает". Большинство респонденток сохранили воспоминание об этом событии в своей жизни, несмотря на малолетний возраст прохождения процедуры: "Было неприятно и больно вначале, сейчас что я могу ощущать?"; "Травмирует, но оно нужно, наверное". При этом другие отмечают, что "это никак не сказывается, и в этом есть польза". "Все полезно, что по шариату".

Обрезание очень редко производится в больнице; как правило, его делают на дому люди, не имеющие медицинского образования: "Делают кустарно, на дому, хозяйка дома. Ножницами отрезают маленький кусочек от клитора"; "Нет, специальная женщина весной приезжала из гор в гости к кому-нибудь, и нас вели туда, заманивая подарками". Как отметила врач-гинеколог, "мы чаще зашиванием занимаемся, а обрезанием нет. Я не приветствую это. Это ненужная вещь. Лишняя травма женщины. Нормальный врач на это не пройдет. Делается в кустарных условиях, антисептические условия не создаются, и это, конечно, риск".

Решение о производстве операции обычно принимается матерью девочки или ее старшими родственниками по женской линии (бабушкой, тетей). Обрезанию подвергаются девочки в возрасте от рождения до трех лет, в редких случаях — до 12 лет.

Часто после операции возникает воспаление и кровотечение: "У девочки было то ли воспаление, то ли долго заживало". О случаях летального исхода, заражений, болезней ничего не известно: "Мы же не знаем, что было сделано обрезание, это всегда скрыто". Поэтому не всегда возможно узнать, что инфицирование произошло в результате обрезания. Впоследствии факт инфицирования мало кто связывает с обрезанием.

 

Наши блоги