УкрРус

Алена Мозговая: "Будь моя воля, я еще два года назад отключила бы все российские каналы"

Читати українською
  • Алена Мозговая
    Продюсер Алена Мозговая

Тема защиты украинского культурного пространства не "остывает" уже два года. То и дело вспыхивают скандалы вокруг гастролей россиян у нас, поездок наших артистов в Крым или Россию; кого-то вносят в черные списки, кого-то в белые, потом вычеркивают и переставляют местами, по мере того, как российские артисты меняют отношение к Украине.

Действия нашего правительства, скажем мягко, не всегда выглядят продуманно.

Недавний пример – скандал вокруг проекта закона о квотировании украиноязычной музыки в радиоэфире: многие артисты высказались против этого закона. Потом, правда, некоторые выступили с опровержением: письмо не подписывали, кто-то использовал их имена для раскрутки шумихи.

Продюсер Алена Мозговая – эксперт в сфере отечественного шоу-бизнеса, кроме того, известна своей патриотической гражданской позицией. "Обозреватель" поговорил с Аленой о сериалах, квотировании эфира и естественном отборе в артистической среде.

- Алена, как вы считаете, адекватны ли нынешней ситуации предпринимаемые меры по защите информационного пространства?

- Понятие "гибридная война" для нас в новинку, и пока что Россия воюет на информационном поле гораздо успешнее Украины. Мы видим результат информационной экспансии России на примере восточных областей и Крыма. Так что информационная граница однозначно нужна, надо закрывать эфир от откровенной лжи и манипуляций.

Но тут мы сталкиваемся с глобальной проблемой: никто до сих пор официально не назвал войну войной. Говорят, если признать, что у нас война, это как-то невыгодно скажется на политическом или экономическом положении Украины. Не хочу комментировать, я в этом не специалист. Но из-за такой половинчатой позиции возникает масса неувязок. Если бы мы разорвали дипломатические отношения, автоматически были бы разорваны и культурные, а так приходится возиться со всякими списками и запретами.

Грузия во время военного конфликта с Россией разорвала дипломатические отношения. И ее интересы в переговорах с Россией представляла Швейцария. Я не против, чтобы наши интересы представляла, например, Литва и ее прекрасный президент Даля Грибаускайте.

А пока это не так, у меня постоянно возникают вопросы относительно адекватности и разумности принимаемых мер. Например, "белые списки" – полная дурь. Ну давайте еще вручать медали за то, что человек не сказал ничего плохого про Украину.

- Олег Басилашвили возмущенно высказался в том смысле, что ему неприятно быть в украинском "белом списке" – и это можно понять, человеку вообще неприятно, что его за глаза вносят в какие-то списки.

- Да, это глупость. Вот черные списки мне более понятны. В цивилизованном мире существует понятие "персона нон-грата". И такой, например, товарищ, как Кобзон, со своими откровенно агрессивными сепаратистскими высказываниями, безусловно должен быть признан персоной нон-грата и лишен права въезда в Украину. Но заниматься этими списками – дело СБУ, а не Министерства культуры!

Вы сказали, что информационную войну на Донбассе мы проиграли из-за российского ТВ. Вы имеете в виду новостное вещание или все телевидение в целом?

Будь моя воля, я еще два года назад первым делом отключила бы все российские каналы на территории Украины. Но проблема гораздо глубже: культурным развитием этих регионов никто не занимался с 1991 года. Туда не ездили украинские исполнители, там не проводили украинских фестивалей – ну разве что единичные, как яркие вспышки.

В туре по прифронтовым городам

Летом 2014 года мы с несколькими артистами ездили в Донецкую область давать концерты для украинских военных и для жителей неоккупированных территорий. Это было примерно в 70 км от Донецка: Красноармейск, Димитров. Я расспрашивала местных жителей, кто к ним приезжал с гастролями за последние 10-20 лет. Выяснилось, что владелец местных шахт каждый год в День шахтера устраивал большой концерт, и кого, как вы думаете, привозил? Газманова, который пел про русских офицеров, про есаула. Это лишь маленький пример местной культурной политики.

Ничего украинского там не было, а пророссийская пропаганда постепенно, как раковая опухоль, разъедала и поглощала умы людей. Исключения есть, но они, как мы знаем, подтверждают правило.

На митинге в поддержку Надежды Савченко

- Как вы относитесь к запрету показа российских сериалов и фильмов на наших каналах? Это действенная мера?

- Сериалы типа "Разбитых фонарей" и прочих ментовско-прокурорских нельзя допускать на наше ТВ, это точно. Сериалы о любви запрещать глупо, вместо этого нужно предложить налоговые преференции каналам, чтобы им было выгодно не покупать российские сериалы, а производить собственный продукт. Пусть показывают те же сопли в сахаре, но наши.

Явно идиотский запрет был наложен на показ фильма "С легким паром". Нельзя запрещать фильм к показу из-за того, что актриса Талызина позволяет себе ватные высказывания в адрес Украины. Рязанов, например, думал и говорил совершенно иначе: он прямо заявлял, что Россия агрессор, ведет войну против Украины. Да и сам фильм показывает советскую действительность иронично, а не пафосно.

К Талызиной нужно было применить персональные санкции, сделать ее персоной нон-грата, и этого вполне достаточно.

- Я периодически вижу в соцсетях призывы бойкотировать какой-то спектакль или исполнителя. Что вы по этому поводу думаете?

- У нас демократическая страна, любой человек имеет право выйти на улицу с плакатом "Вася – дурак". Но не швырять в Васю бутылкой! Если швыряешь, будь готов иметь дело с полицией.

- Как вы считаете, почему телеканалы приглашают ведущих из России? Наша школа слабее?

- Это кем-то навязанный шаблон. В Украине достаточно талантливых людей во всех сферах, в том числе в телевизионной. Создайте при каждом канале школу, растите своих звезд – на телевидении, в кино, сериалах, шоу-бизнесе! Конечно, легче пригласить готовую "звезду" и отвалить ей кучу бабла. Но у "длинного" бизнеса, не рассчитанного на быстрые прибыли, больше перспектив.

- В медиа еще не утихли баталии вокруг проекта закона о квотировании украиноязычной музыки в радиоэфире, предложенного министром Вячеславом Кириленко. Что вы думаете об этом законе?

- В самом проекте закона ничего плохого нет. Я не очень понимаю, почему радийщики падают в обморок и закатывают глаза. Там сказано, что должно быть 50% отечественной музыки в эфире, из них 75% – украиноязычной. То есть около 37% от общего объема. Мне не кажется, что это много.

Сейчас популярно ссылаться на европейские примеры. Квотирование существует во Франции, Германии, странах Восточной Европы, у кого-то больше процент "родной" музыки в эфире, у кого-то меньше (в Германии 25%, во Франции было 40%, но в марте 2016 парламент понизил квоту до 35% – Авт.). Наши радийщики утверждают, что Франция недавно отменила квоты. Но они лукавят: не отменила, а лишь сократила, сделав свое очень жесткое законодательство более либеральным и приблизительно уравняв его с общеевропейским.

Я однозначно за то, чтобы в нашем эфире было больше украинской музыки, а также фильмов, шоу, танцев и прочего. Но я против того, чтобы на волне патриотизма делать дурацкие заявления. Вячеслав Кириленко – политик, а не специалист по вещанию.

Задачи Министерства культуры – это, например, развитие театров, танцевальных и вокальных коллективов, которые находятся на государственном обеспечении; поддержка библиотек, музыкальных школ (система которых, кстати, безнадежно развалена). Министерство культуры должно пропагандировать украинскую культуру за рубежом, организовывать мероприятия, всякие фестивали, гастроли тех же национальных коллективов, Дни Украины в разных странах, и так далее.

Все остальное – ограничения, квоты, списки – от лукавого. Например, квотированием радиовещания должен заниматься профильный Комитет по телевидению и радиовещанию, причем в сотрудничестве с игроками рынка. А не так, как у нас принято: шашкой махнули, сделали популистское заявление и довольны.

Нужно собрать всех участников забега – то есть тех, кому принадлежат радиокомпании и шоу-бизнес, – и сказать: "Мы, власть, хотим достичь такого результата. Давайте вместе подумаем, как этого добиться, чтобы все были довольны". Нормальный путь – организовать диалог и искать компромисс, а не ставить перед фактом и запугивать.

Мы должны быть радикально настроены по отношению к врагам, но когда мы начинаем ругаться друг с другом, это только на руку агрессору. Нужно садиться и спокойно договариваться.

С мужем Владимиром Ткаченко и дочерью Соломией

Я на баррикадах не стою ни с той, ни с другой стороны. Я за то, чтобы меньше лозунгов – больше дела. Мы с Владимиром Ткаченко и прекрасными авторами делаем песни на украинском языке. Как говорил Иван Франко: "Лупайте сю скалу!", вот мы потихоньку ее "лупаем".

- Последние два года украинский шоу-бизнес, как и все общество, живет в совершенно новых условиях. В первые месяцы войны все обрушилось, люди перестали ходить на концерты; потом ситуация потихоньку выровнялась, причем конкуренция со стороны россиян стала заметно меньше по понятным причинам. Как вы оценили бы влияние всех этих факторов на качество и жизнеспособность украинской музыки?

- Гастрольная деятельность украинских артистов однозначно выросла. Люди ходят на концерты. Да, у них стало меньше денег, но и цены на билеты не те, что на концертах Баскова или Михайлова.

Раньше многие исполнители жили за счет корпоративов. Но сейчас бизнесмены из Партии регионов, которые платили артистам безумные деньги за выступления на корпоративах, утратили возможность пилить бюджет. Корпоративное движение фактически умерло. Многие артисты оторвали задницу от дивана и поехали в туры, "работать на кассу".

И это правильно. Артист перестает быть артистом без обмена энергией с залом. Корпоративы породили массу групп и исполнителей, не способных отработать сольный концерт, а способных только крутить попой в трусах со стразами и получать за это деньги. Ну, может, еще за что-то получали – я не свидетель, но люди говорят.

- Таким образом, произошел естественный отбор?

- Да, появилось много людей, которые умеют петь живьем. Пусть их пока плохо знает публика, но интернет помогает молодым группам быстрее приобрести известность. А качество растет благодаря опыту: чем больше исполнитель ездит, чем больше общается с аудиторией, тем лучше. И аудитория в залах совсем другая, нежели на корпоративах. На корпоративе гость жует котлету под какие-то песни, которые он не выбирал и к которым может быть совершенно равнодушен. Главное – за все "уплочено".

Совсем другое дело – публика, которая сама покупает билеты по 100 гривен, не такие уж маленькие деньги для провинции. Тут уже действуют законы рынка. Артисты стараются понять, что нравится людям, они слышат, как реагирует аудитория, идет процесс обмена информацией и энергией.

- Гастроли наших исполнителей в России и Крыму – еще один неиссякаемый источник скандалов. Не хочется называть имена, но недавно один певец оправдывался перед слушателями в соцсетях, мол, ребята, не бойкотируйте наш тур по Украине, да, мы гастролируем в России, но тут ничего личного, только бизнес, а вообще мы украинцы. Ну как бы да, действительно, это бизнес…

- Ездить в Россию или нет – личное дело исполнителей, вопрос их совести, моральных установок. Я бы не поехала ни за какие деньги мира, но пока у нас, я повторюсь, война не объявлена, такие гастроли – в рамках закона.

Если они считают нормальным петь для людей, которые поддерживают карлика, убивающего украинцев, и одобряют аннексию Крыма, – пусть ездят. Я могу высказывать свое личное мнение в соцсети, но они не обязаны меня слушать. Только пусть не ожидают, что публика в Украине будет встречать их с восторгом, и пусть не плачут, когда у них отменяется концерт. Я же не удивляюсь и не спорю, когда меня называет "бандеровской сукой" ватная аудитория.

С мужем и дочерью

- Как вам кажется, почему некоторых артистов интенсивно критикуют за гастроли в России, а на других как будто не обращают внимания?

- Это чистое везение. Действительно, почему Ани Лорак винят во всех смертных грехах, а Иван Дорн или ВИА Гра, например, постоянно ездят в Россию – и нормально? Наверное, потому что не лезут со своими комментариями. Иногда лучше жевать, чем говорить.

- Андрей Запорожец, лидер SunSay, после отбора на Евровидение тоже стал объектом пристального внимания и критики. Но мне кажется, он вполне разумно прокомментировал свои гастроли в Россию. Он сказал, что у него там публика, друзья, и он не хочет прерывать контакты.

- Пускай не прерывает. Но в таком случае он не имеет права представлять страну на Евровидении. А если хочешь представлять, будь добр, учитывай, что мы сейчас в состоянии войны.

- Но может быть, стоит сохранить хоть какое-то влияние, взаимообмен культур, чтобы облегчить процесс примирения, который рано или поздно начнется?

- Пока к власти в России не придут адекватные люди, ни о каком присутствии украинской культуры не может идти речь. Не помню, кто сказал, что русский демократ заканчивается на украинском вопросе. Пока они не изменят свое отношение к нам, пока не научатся воспринимать нас как равноправного партнера, а не младшего брата, не будет никакого примирения и взаимопонимания.

Наши блоги