УкрРус

"Дети стали нашим спасением": история бойца АТО и его жены, переживших ужасы плена

10.7т Читати українською
  • Роман и Оксана Засухи
    1/16
    Роман и Оксана Засухи

Жены декабристов шли за мужьями в ссылку, а жена бойца АТО Романа Засухи добровольно приехала к нему в плен и сделала все, что от нее зависело, чтобы мужа освободили.

Правда, сама Оксана Засуха слишком скромна, чтобы радоваться такому сравнению. Она бы предпочла забыть об этой истории, но так уж случилось, что в августе 2014 года имена Романа Засухи (на гражданке - учителя истории из Гребенок, что на Киевщине) и его жены стали известны всей Украине.

Роман и Оксана провели в плену больше месяца, после чего в числе других пленных их обменяли на Ольгу Кулыгину – журналистку прокремлевского сетевого телеканала ANNA-News, подругу Гиркина-Стрелкова и других террористов, предположительно — сотрудницу ФСБ.

С тех пор как Роман вернулся домой, прошло два года.

"Обозреватель" узнал, как складывается жизнь Романа и Оксаны после плена.

**

Роман Засуха

Романа провожают на фронт всей школой

Роман — человек более чем мирной профессии, сразу после окончания университета Шевченко начал работать учителем истории в гимназии в своем родном городе Гребенки Киевской области, и место работы с тех пор не менял. Но в университете он окончил военную кафедру и в качестве офицера запаса был мобилизован в начале военных действий на востоке Украины. Капитана Засуху назначили заместителем командира третьего механизированного батальона 72 ОМБР.

Роман Засуха

Часть, в которой служил Роман, стояла в Волновахе и Амбросиевке. Их постоянно обстреливали боевики. Но худшее случилось, когда Роман и его шестеро сослуживцев собрались домой, в десятидневный отпуск.

Они переоделись в гражданское, но на блокпосте сеператистов их задержали, опознали как военнослужащих и взяли в плен.

Первые три дня Романа и ребят из его части постоянно избивали. Били кулаками, ногами, плетками, битами, прикладами. Перевозили с места на место в грузовиках, передавали из рук в руки: в плен их взяли представители так называемой Русской православной армии, потом они попали к "Оплоту", и только через три дня всех семерых доставили к "Бесу" - Игорю Безлеру.

Последний планировал во что бы то ни стало освободить из плена Ольгу Кулыгину, которая, по его версии, была "просто женой одного из бойцов".

Роман Засуха

Роман с сослуживцами в плену

"Чтобы добиться цели, Безлер решил сконцентрировать в своих руках как можно больше офицеров ВСУ, - рассказывает Роман Засуха. – Для этого в здание УБОП Горловки, где был штаб Безлера, свезли 20 пленных — шестеро были мои ребята, рядовые, а остальные - офицеры в разных званиях. Все это требовалось для телевизионной картинки — мол, за какую-то никому не известную жену боевика Безлер готов отдать целую группу важных персон".

Еще в первые дни плена Роману прострелили ногу. Случилось это во время пресс-конференции для российских журналистов, которую устроили боевики.

Видео допроса пленных украинских военных, среди которых Роман Засуха

Капитану Засухе приказали на камеру заявить, что украинским военным дают прямой приказ стрелять по мирному населению. Роман отказался, и тогда один из боевиков, попросив журналистов выйти, прострелил капитану ногу, пригрозив, что если тот не скажет, что требуется, следующая пуля будет в голову, и не ему одному.

"Есть два видео, совершенно идентичных, - говорит Роман. - На одном у меня нога еще целая, на другом уже прострелена и перебинтована, фельдшер оказал помощь. Когда мне снова задали тот же вопрос, я сказал, что в соответствии с уставом ВСУ можно стрелять на поражение, если есть опасность для личного состава. Просто процитировал устав. Я думал, что меня застрелят — ведь я не сказал того, что они ждали. Но боевики и журналисты этим удовлетворились и больше вопрос не повторяли".

**

Видео "пресс-конференции", а точнее, допроса, попало в интернет. К этому моменту капитана Засуху, который не приехал в отпуск и не вышел на связь, уже разыскивали близкие.

Роман Засуха

Роман с сослуживцами в плену

Кто-то увидел Романа на видео, подсказал Оксане. Та пришла в ужас при виде мужа – избитого до неузнаваемости, с простреленной ногой – и тут же решила, что поедет в Донецк выручать любимого из плена. Она надеялась договориться о выкупе.

"Когда нас привезли к Безлеру, он дал свой мобильный телефон и велел позвонить родным, – рассказывает Роман. —Я тут же позвонил жене и так узнал, что она едет ко мне, точнее, в мою сторону – ведь до моего звонка она еще точно не знала, где я нахожусь, и собиралась разыскивать меня в Донецке.

Я сказал ей, чтобы немедленно возвращалась домой. Но она ответила, что находится уже рядом с Днепропетровском и решения своего не изменит. Тогда я спросил Безлера – не убьет ли он мою жену. Безлер дал слово офицера, что с Оксаной ничего не случится, пообещал ее встретить.

Не то чтобы я ему поверил, я вообще о нем тогда ничего не знал, кроме того, что есть такой террорист. Я очень переживал за Оксану, но никак не мог повлиять на ее действия. Как я позже узнал, Оксана вместе со своим братом доехала на машине до Павлограда, села на автобус, добралась до Донецка, где ее встретили люди Беса и привезли в Горловку".

"Мне было страшно, очень страшно, но я понимала, что кроме меня, Роману никто не поможет, в то время мало кто еще занимался освобождением пленных", - вспоминает Оксана.

**

Когда Оксана приехала — измученная, заплаканная, вымокшая в дороге под дождем – Безлер отдал приказ построиться всем своим боевикам; вывели во двор и пленных. Видимо, это был какой-то психологический прием.

"Я смотрел на нее, был счастлив, что вижу, и одновременно ужасно переживал, что она тут, – вспоминает Роман. – А еще я чувствовал, что, наверное, каждый присутствующий задает себе вопрос: "А приехала ли бы моя жена вот так за мной в плен?"

Роман Засуха

Роман и Оксана в плену

Оксана кинулась к Роману, чтобы обнять его. Боевики им не мешали. Романа расконвоировали – единственного из всех пленных – и позволили поселиться в одной комнате с женой в том же здании УБОП Горловки. Кинули на пол матрасы, дали постельное белье. Оксане разрешалось покидать здание, Роману – нет.

"Я понимал, что если попытаюсь бежать, моих ребят расстреляют, так что об этом не думал", – говорит Роман.

Кормили группу "особых" пленных, предназначенных для обмена, нормально – в той же столовой, где ели сами боевики.

"К нам постоянно приезжали журналисты, телевизионщики чуть не со всех российских каналов, – рассказывает Роман. – Бес создавал картинку на камеру — мол, посмотрите, как я хорошо обращаюсь с пленными. Да, нас действительно больше не били, но я знал, что в том же здании в подвале месяцами сидят другие люди, и вот об их участи никто ничего не знал. С ними не церемонились".

Роман Засуха

Оксана в плену

В первый день Оксана поговорила с Безлером, но тот ответил совершенно однозначно — никакого выкупа, только обмен на Кулыгину. Самой Оксане позволили остаться, но с условием: она должна была работать на кухне вместе с другими вольнонаемными сотрудницами.

Об условии Безлера супруги сообщили родным по мобильному, и мама Романа вместе с другими матерями и женами пленных несколько дней стояла возле Администрации президента с плакатом, требуя согласиться на обмен.

"Мы каждый день созванивались с Анечкой, которой я рассказала, что еду выручать папу из беды, - вспоминает Оксана Засуха. - Дочка рассказывала, что помогает дедушке убирать в доме, хорошо себя ведет и сильно по нам скучает. Эти разговоры помогали нам с Романом не отчаиваться".

Роман Засуха

Момент встречи с мамой после освобождения. Фото: Факты

Освобождению Романа и Оксаны способствовал переговорщик Владимир Рубан. В итоге обмен все-таки состоялся. Капитана Засуху вместе с его сослуживцами и другими офицерами, всего 20 человек, довезли до Изюма, оттуда они на самолете прибыли в Киев. Роман пробыл в плену 36 дней, его жена — 33.

Этим хеппи-эндом заканчивались статьи об Оксане и Романе Засухах два года назад. А как сложилась их жизнь после плена?

**

"Поначалу мы с Оксаной вообще не верили, что вернулись, - признается Роман. – Все могло быть иначе. Мы могли бы просто погибнуть при обстреле. Ведь там, в Горловке, шла настоящая война. Особенно в последнюю неделю перед освобождением. Обстреливали из артиллерии, из "градов". Боевики прятались, они знали об обстрелах заранее, а вот мирные жители погибали. Правда, потом боевики стали предупреждать об обстрелах всех. В общем, вернувшись, я еще долго не мог привыкнуть, что вокруг не стреляют".

Роман Засуха

Роман Засуха с семьей

Роман должен был служить до января 2015 года, но ему дали десять дней отпуска.

"Первые дни я чувствовал себя очень плохо, был раздавлен. Мы живем рядом с трассой, и на каждый громкий звук, хлопок я реагировал, как на выстрел. То же происходило и с Оксаной – ведь мы оба насмотрелись на обстрелы, смерти. Она тоже все это видела. А главное, мы месяц жили в стане врага, где к нам относились как к врагам, убийцам.

Десять дней отпуска я из дома не выходил, никого не хотел видеть. Потом вернулся на службу — ведь я был под присягой. Но пришлось еще полечиться. В части обратился к врачам, они выписали направление в Центральный военный госпиталь на Печерске. Лечения требовала прежде всего простреленная нога. В Горловке мне делали перевязки и кололи антибиотики, но нормального стационарного лечения не было. Кроме того, были проблемы с почками, которые мне отбили во время допросов. Но к счастью, сейчас все это уже позади".

**

После демобилизации Роман вернулся домой в Гребенки окончательно и вскоре вышел на работу, в родную гребенковскую гимназию.

Роман Засуха

Роман Засуха на своей пасеке в Гребенке. Для них с женой пасека - любимое хобби

"Наверное, у меня был посттравматический синдром, видеть никого не хотелось, мучила бессонница, я был нервозный, вспыльчивый. Но проблем со спиртным не было, хотя я знаю, что такие проблемы есть у многих других ребят после АТО. Я грамотный человек, понимаю, с чем все это связано, как с этим совладать.

С Оксаной происходили похожие вещи, но мы старались обо всем разговаривать, ничего друг от друга не скрывали. Поэтому нам было легче".

"Трудно было обоим, но в каком-то смысле легче, чем другим: ведь мы пережили войну вместе и хорошо понимали друг друга, - добавляет Оксана. - Что касается алкоголя, то я, в отличие от других солдатских жен, чувствовала моральное право упрекнуть Романа, если он перейдет черту. Я могла сказать: ведь я там тоже была. Поэтому в итоге мы справились с ситуацией".

"Я понимал, что нужно возвращаться к мирной жизни, зарабатывать для семьи. Нашей дочке, Ане, тогда было девять, и она все знала, все понимала, - говорит Роман. - Она очень умная, взрослая, мудрая девочка".

Роман Засуха

Праздник в гребенковской гимназии

К счастью, такими же не по годам мудрыми оказались и ученики Романа.

"Я боялся, что дети станут задавать жестокие вопросы. Например, убивал ли я, что я при этом чувствовал. Но оказалось, что они гораздо умнее и лучше многих взрослых. В душу не лезли. Если я не ответил на какой-то вопрос, не переспрашивали. С ними я быстрее вернулся к жизни. Я смотрел на них и думал – вот оно, наше будущее, за это нужно бороться!"

Один из бывших однокурсников Романа сейчас занимается реабилитацией воинов АТО, и Роман искренне сказал ему, что нет лучшей реабилитации, чем общение с детьми.

***

"Война позволяет понять, что в жизни по-настоящему ценно, – признается Роман. – Раньше, до войны, мы с Оксаной думали о втором ребенке, но считали, что пока не можем себе позволить – нужно вырастить дочку, дать ей хорошее образование, обеспечить всем необходимым… А после войны все вопросы отпали: конечно, сможем. Нашему младшему, Данечке, уже исполнилось 11 месяцев. Аня помогает нам, нянчится с братиком. И я бы не против родить третьего и четвертого. Дети – самое главное в жизни. Богатство измеряется не машинами и домами, а детьми. Чем больше детей, тем человек богаче".

"Беременность и рождение сына стали моей реабилитацией", - добавляет Оксана.

Роман Засуха

Оксана Засуха, ожидающая второго ребенка, со старшей дочкой Аней

Роман Засуха

Роман Засуха с сыном Даней

Рождение Дани сплотило семью и помогло супругам оставить страшные воспоминания позади. Оксана – бухгалтер по образованию, директор фирмы, оказывающей бухгалтерские услуги – после декретного отпуска вернулась к работе. А Романа полгода назад, после ухода на пенсию прежнего директора гимназии, коллеги выдвинули на эту должность. Так что теперь капитан запаса Роман Засуха возглавляет не военную часть, а школу.

Роман Засуха

Роман Засуха с коллегами по гребенковской гимназии

"Учеников у нас всего 154, педколлектив 30 человек, живем дружно, как одна семья, – рассказывает Роман. – Я стараюсь делать все, чтобы наша гимназия сохраняла свое звание лучшей в районе. Летом вместе делали ремонт. Эффективнее воспитывать детей на собственном примере: когда все видят, что директор сам шпаклюет стены, никому не приходит в голову отлынивать".

Судя по истории с пленом, для Романа Засухи действительно очень важно, какой он подает пример. Забота о солдатах и нежелание "потерять лицо" перед врагом — это не пафосные "мужество и героизм", а элементарные правила честного человека. И они работают даже на войне.

Наши блоги